(публикацию на сайте подготовили Валерий Ганькин и Алексей Демидов)

         Два года мы просили Елену Мавлиханову — одного из наших «пишущих» членов «СП» — представить нам для размещения на сайте её большой материал «Саровские пещеры: легенды и были». Материал был сделан Леной ещё в 2010 году и размещен в пяти выпусках газеты «Вести Города». Газеты эти теперь найти трудно, а вот на соответствующем сайте этот материал найти удалось. Мы собрали его в один пост на сайте «СК». Теперь его можно прочитать целиком и дать соответствующие комментарии. Материал «не устарел», читается легко и познавательно в преддверии 325-летия Сарова и начала создания самих Пещер (1691-2016).

Елена Мавлиханова
Саровские пещеры: легенды и были — 1
http://vesti.sarov.net/?id=22107

        Ничто в Сарове не влечет нас так, как монастырские Подземелья. Сейчас трудно даже представить себе время, когда горожане узнавали о них лишь понаслышке. 18 лет прошло с момента открытия подземелий молодыми энтузиастами «Саровской пустыни».

         Суббота, вечер 22 июля 1992 года, несколько фигур в пыльных одеждах привычно скребли лопатами слабо углубляющееся многометровое дно ямы. Старожил Лев Сергеевич Русин помнил, где именно в детстве лазил под землю. Он не просто поговаривал с молодежью да «рукой водил», где им искать. Нет, вместе с ними взялся за лопату. Искали долго. Ошибочка в полуметре вылилась в лишние пару месяцев весенне-летних выходных. Но в ту субботу лопата где-то сбоку провалилась в пустоту. Нашли?! Толя Агапов и Валера Ганькин в касках с налобными фонарями спускаются по веревке вниз. Оговоренные 10 минут на разведку «боем» растянулись на все 40. Наземная команда готова было ринуться на помощь своей «подземной» паре, как те выползли из земляного нутра с вопросом: «А что, дождик что ль прошел за 10-то минут? Озончиком пахнет…» Так ребята определили разницу воздуха: свежего наверху, и вполне пригодного для дыхания при сорокалетней консервации внизу. И ощущение времени другое: под землей любопытство растягивает минуты раза в три-четыре.

           С того дня множились открытия, удивления, очарования Подземными ходами. Еще больше было работы. Надо зафиксировать, заснять, исследовать состояние пещер. Надо найти все архивное, что монахами написано о пещерах. Надо привлечь воспоминания старожилов. Надо, надо, надо. Все общественники из агаповского гнезда «Саровской пустыни» жили этим словом «надо», не считаясь со временем, силами и даже с семьями. Всем было интересно. Не хочу повторяться, — мне страшно долго хотелось и войти, и не входить в пещеры. Казалось, что-то уйдет из жизни. Главное. К чему стремилась с детства. А если кончается стремление, как жить? Так что спуск вниз я прямо кожей ощутила, как вершину жизни. Сложное это чувство, сродни космической беспредельности. Хорошо еще, что среди молитвенных слов вклинилась мысль: «Елена, рано прощаться с детской мечтой. Кому-то надо и воспоминания собрать. Жизни не хватит…».

           Бабушка Ксенья, баюкая меня в колыбельной, рассказывала и о своих детских хождениях по темному подземелью. Проводник, весь в черном суровый монах. Он раздавал каждому свечу со словами: «Держись за плечо идущего пред тобой. Оторвешься — стой на месте. СвечИ хватит. А мы обернемся и захватим тебя». Пожалуй, в рассказах моей бабушки это была самая большая страшилка — предупреждение монаха, что «не след» отрываться от всех. Шли годы. Мы росли. Детское невнятное «найти подземный ход» вдыхалось старьем кирпичной пыли и сыростью земляных ямок у подошвы монастырской горки. Такой запах тайны. Не одно поколение подростков забивали юркими телами найденные узкие лазы-щели вокруг древних зданий, возбужденно прокрикивая вполголоса свои ощущения от тесноты очередного «входа», на деле оказывавшимся каким-то хитрым техническим воздухоотводом.

         Да что подростки! Помню, в 2002-м, уже солидной теткой клюнула на зов мальчишек, мол, НАШЛИ какой-то новый ход! Через длинный путь в руинах келарни, где-то под автодорогой возле монастырской трапезной. В тот прямоугольный бетонный лаз запихнулась-то я ловко. А обратно никак. Не сподручно вперед ногами. В общем, лежу в упокоенной позе, дышу через раз и говорю себе: «Ну не дура ли, — только сегодня утром с верхушки колокольни любовалась на свет Божий. Осень золотая, солнце, аж Дивеево видно. Что не хватало-то? По что в «могилу» забралась?» Ну, выбраться-то выбралась. Но ту дату до сих пор помню. Пацаны меня дождались у руин, спрашивают: «Правда, новый ход?». «Нет, — говорю, — неправда. Нечего здесь делать».

         Строго говоря, за десятилетие толстенный музейный журнал заполнился воспоминаниями, среди которых много было и о подземельях. И страшилок, и смешилок. Самая жгучая и одновременно самая банальная история о подземном соединении женского Дивеевского и мужского Саровского монастырей. Здесь фантазии могут разыграться, но поскольку доказательств никаких, то, скорее всего этот расхожий миф брошен комиссарами с конкретной целью дискредитировать оба монастыря накануне закрытия их в 27-м году.

         Другая история отвечает на вопрос, когда и почему зарыли пещерные входы. Мол, зашла как-то в 60-х годах в пещеру одна девочка и пропала. Сколько не искали — не нашли. Вот и решили от греха подальше закрыть проклятый лабиринт. Повторяемая на все лады потеря девочки в не совсем давние годы, собственно говоря, не выдерживает проверки, т.к. ни имени, ни родителей, ни каких-то фактов реального поиска — ничего нет. Одним словом: «ОБС», что значит «одна баба сказала». Интересно, что сейчас в пещерных экскурсиях авторитетно заявляется про двух мальчиков, потерянных тогда напрочь. Так что завтра можно спрогнозировать потерею в 60-х годах уже трех детей. Бедняги исчезают бесследно. И чем дальше, тем больше.

          Думается, причина в закрытии пещер гораздо прозаичнее. Режимный объект все-таки, какие могут быть лабиринты под землей?

          А по времени закрытия уместно привести результат исследований пещерных надписей. Можно с уверенностью сказать, пещеры особенно пострадали после закрытия монастыря в смутное время 1930-50-х годов, ведь именно тогда возникли многочисленные надписи на стенах. При обнаружении пещер выяснилось, что значительная часть стен и сводов подземных ходов покрыта слоем копоти от светильников (свечей, ламп, факелов). Поверх этого слоя были процарапаны надписи. Судя по слою копоти, наиболее посещаемым, естественно, был проход от внешнего входа к пещерной церкви. В этом ходе были аккуратно зафиксированы все надписи. Ими скрупулезно занялся сотрудник музея «Саровская пустынь» Алексей Подурец. Переписав около 50-ти имен главного хода пещер, Алексей отметил в них в основном фамилии, две надписи включали имена, и две — инициалы. Особенно интересны оказались автографы с календарными датами. Наглядно видно — все даты при автографах относятся уже ко времени «объекта»: самая ранняя — 1947 года, самая поздняя — 3 апреля 1956-го. Указание этого числа и месяца видится весьма важным. Ведь документы по закрытию пещер не выявлены, значит, надпись дает единственную оценку этого события. Итак, весна 1956-го или чуть позже.

          А с 1992 года поверх старых надписей стали появляться и новые. Яркий сюжет конца 1990-х годов, когда так называемые «пионеры» всячески устремляются в пещеры, прямо нарушая запрет не входить внутрь. Длительное время повторялось одно и то же: стоило наглухо закрыть мощную дверь в пещеры, как незамедлительно ночами она вскрывалась. После чего на стене тамбура при входе очередной раз проявлялась надпись: «Привет Агапову!». Противоборство это исчерпалось реставрацией пещерного комплекса. И одновременно закончилась «письменная история на стенах пещер».

         Сравните фотографии: видно, как страшный «руинированный» подземный вход стал прекрасным произведением современной архитектуры. Нельзя не отметить старания проектного московского института «СИМАРГЛ» (директор Александр Николаевич Финогенов), строительной компании «Армос-ЖС» (ген. Директор Александр Сергеевич Клюшин) и инспектора Отдела культуры по памятникам архитектуры Валерия Николаевича Лыкова.

          А тем временем отремонтированные стены закрыли новой штукатуркой и современные записи, и не слишком старые имена XX века, и очень старые подписи XVIII-XIX веков (а были и такие!). Мне совершенно случайно удалось увидеть эти изящные карандашные автографы. Это случилось, когда операторы нашего городского телевидения решили заснять древность. И мне, сопровождающей их малую бригаду, пришлось долго ждать телевизионщиков. Сидя в темноте церкви за столбом, я поневоле вынуждена смотреть практически на глухую торцевую стену. Ничем не примечательная поначалу, штукатурка серого цвета уходила под высокую, метровую насыпь неубранного еще доломита. Свечка моя горела ровно, как вдруг проявились карандашные автографы: серым простым карандашом на сером фоне. Записи абсолютно терялись при любом освещении, кроме крайнего бокового. Да, это были автографы — небольшие, размером, соизмеримым с подписью на бумаге, подчас неловкие, но чаще вполне каллиграфические, даже торжествующе изящные. Дерзну утверждать — некоторые из «памятных отметин» дают толчок поэтическому вдохновению и даже оправдание небезымянным авторам всех времен и народов! Из наиболее четко читаемых имен: Гущинъ 186(7-?), Княгиня Олга, 1912 Александръ Кругловъ. На другом столбе: Иоаннъ Григорьевичъ Филякинъ, Федоръ Иоановичъ Филякинъ. Сомнения нет — отец и сын! Видно по более старинному начертанию букв, что отец был здесь раньше сына. Позже, совершая паломничество в пещеры, сын нашел имя отца и старательно начертал свое ниже.

         Хорошо еще, что сохранившиеся до ремонта автографы были какое-то время общедоступны. Нам удалось поработать с ними и доказать, что утраченные ныне надписи имеют историческую ценность. Как имеет значение любая информация (подчас даже неправдоподобная, нелепая!) о подземельях, о чем мы расскажем в следующих выпусках нашей газеты.

         Сейчас наша совместная с А. Подурцом работа опубликована в Российском сборнике, хотя представляли мы ее на нашей городской исторической конференции в 2009 году, на которой она вызвала определенный научный интерес. Но, увы, лишь устно. Редактор городского сборника В.С. решил не печатать наших текстов. Очередной раз. Поэтому, наверное, многие «детали» исследований доходят до горожан с некоторым опозданием. Исправим!

Опубликовано на сайте газеты «Вести Города» 29 июля 2010г.

Елена Мавлиханова, фото архива «Саровской пустыни»

1-1 Агапов 1-2 Раскопки

Анатолий Агапов                                             Раскопки внутри пещеры

1-3 Сравните фото 1-4 Сравните фото

Сравните фотографии

К этой записи 5 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Кто не понял, В. С. — это бывший член нашего общества «Саровская Пустынь» — Валентин Степашкин…

    По его версии, просто докладчики не представили вовремя свои доклады для опубликования…

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Цитата:
    «Сейчас наша совместная с А. Подурцом работа опубликована в Российском сборнике, хотя представляли мы ее на нашей городской исторической конференции в 2009 году, на которой она вызвала определенный научный интерес».

    Алексей Михайлович! Что за совместная работа? Давай её сюда на сайт!!! 🙂 Хотя бы в виде сканов в комменты…

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Валерий Николаевич и Алексей Михайлович!
    Мы так и не определили пока, КТО на фото 2,3 и 4 кроме Агапова А. А. -на фото 1?!

    1. Валерий Валерий:

      А почему тебе бы не задать эти вопросы Автору материала?! Позвони, и спроси. Так будет проще!

      1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

        Сделаем! 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>