“Главное, ребята, сердцем не стареть…”

(К 100-летию ВЛКСМ)

Автор — В. И. Егоров

Вячеслав Иванович Егоров родился 02.10.1939 г. в г. Камышин Сталинградской обл. После службы в армии поступил в 1963 г. в Московский инженерно-физический институт.         В Сарове — с 1968 г. По окончании МИФИ, защита диплома и работа в Секторе 3 ВНИИЭФ (ныне Институт физики взрыва РФЯЦ-ВНИИЭФ). С 1973 по 1985 г. — начальник группы  ППО ВНИИЭФ (планирование разработки и испытаний специзделий),  в 1985 -1989 г. начальник ПДО завода №2, в 1989 – 2009 г. ведущий инженер ППО ИЯРФ. Награждения:  Ветеран труда 1989 г., ветеран АЭиП 2005 г.

Мои воспоминания о годах комсомольской молодости хочется начать словами песни – “Вот так и живём, не ждём тишины, мы юности нашей, как прежде верны…”

Годы воинской службы в армии (1960-1963) я был редактором стенгазеты эскадрильи. Они запомнились одним памятным днём. Летом 1962 г. меня направили в Севастополь на курсы младшего командного состава. За день до празднования дня Военно-морского флота из нас, учащихся, отобрали рослых ребят-один к одному- для приветствия и встречи командующего Черноморским флотом на Графской пристани. После отбора нас собрал и озадачил начальник курсов, а затем и комсорг, мне вместо моей гвардейской ленточки на бескозырке выдали обычную. В день празднования мы построились у причала Графской пристани- исторической реликвии Севастополя. Командующий на катере объехал с поздравлениями корабли, выстроившиеся в Северной бухте, затем подъехал к причалу, вышел, отдал честь нашему строю, поздравил с праздником, а затем поднялся по историческим ступеням к колоннаде пристани, за которой была площадь Нахимова и городской митинг. Был чудный солнечный день…

    Годы моей учёбы в МИФИ 1963-1967 – годы счастливой поры студенчества и активной комсомольской работы. В 1964г. я в составе поточного  комсомольского бюро факультета, в марте 1965 избран в состав Комитета комсомола МИФИ, с марта 1966 г. и в 1967 г. был секретарём бюро факультета. Памятные эпизоды из этих лет.

1966 год, осень, первый Всесоюзный слет студенческих строительных отрядов в Кремлёвском Дворце съездов. Запомнился концертом после торжественной части. Клавдию Шульженко после каждого исполнения  повторно вызываем аплодисментами. Последний раз она вышла, постояла, глядя в зал, и развела руками – мол, не знаю, что еще Вам исполнить. И тогда с первых рядов кто-то крикнул: “Возьми гитару..”.  И когда в зале стихло, она запела: ”Возьми гитару, она бывало….”. Такое не может уйти из памяти…

В конце программы на сцену вышел конферансье и объявил: “Ребята, к вам в гости только что прибыл из Ленинграда Эдуард Хиль, встречайте!”. Он вышел на сцену под аплодисменты и запел так кстати для тысячного зала молодого студенчества: “Надо, надо, надо нам, ребята, жизнь счастливую прожить….” и “Главное, ребята, сердцем не стареть, песню, что придумали, до конца допеть ”. Но особенно памятным было завершение. Вместе с конферансье к Э. Хилю на сцену вышел баянист и ведущий предложил на прощание исполнить всем залом песню. Баянист заиграл “Подмосковные вечера”, Эдуард Хиль начал петь, но зал молчал, песню робко поддержали только несколько голосов в первых рядах. Выбор организаторов был явно неудачным, не к месту и не для нас.

И тогда с нашего ряда сразу несколько голосов громко и дружно запели: ”Надоело говорить и спорить, и любить усталые глаза, в флибустьерском дальнем синем море бригантина поднимает паруса…”. Песню тут же, с первых строк, азартно и быстро подхватили со всех сторон партер, а  затем амфитеатр и лоджии, она усиливалась и заполнила весь зал — “…на прощанье поднимай бокалы золотого терпкого вина….”.  Какой уж там баянист и сцена! “Пьем за яростных, за непокорных, за презревших грошевой уют, вьётся по ветру весёлый Роджерс…..”. На многих лицах были улыбки и радость, когда после концерта и закрытия съезда мы прощались и уходили  из зала. Этими минутами концерт и остался жить в памяти.

В 60-е годы в комсомольской работе Московского студенчества обозначилось новое направление – шефство студентов над учащимися профтехучилищ, в том числе, организация выездных  летних спортивно-трудовых лагерей для трудновоспитуемых подростков. Летом 1965 года Комитет комсомола МИФИ организовал для подшефного ПТУ такой лагерь в районе Звенигорода. Мы жили недалеко от села в построенном для нас палаточном городке на окраине леса близ  2 старых деревенских амбаров. В лагере 6 отрядов по 12-15 учащихся ПТУ,  ребята сами выбирали себе командиров, мы же, студенты-организаторы, были руководителями и назывались  комиссарами.  Из студентов также медсестра и завхоз. Обедали рядом с полевой кухней за большим деревянным столом у палаток.

                           Фото 1. Мой отряд за обедом.

        В моём отряде ребята выбрали командиром Романа Курамшина. Во всём лагере уважали нашего гитариста Женю Кузина по прозвищу Кузен.

Отношения с ребятами сразу складывались сами собой доверительными и дружескими. Они явно рядом с нами старались быть лучше, проще, требовательнее к себе, с чувством ответственности за себя и коллектив. Достойное поведение, оправдывающее доверие комиссара и честь отряда, явно доминировало в поведении, было важным.

По просьбе Правления мы часто работали с колхозниками – на прополках, помогали в теплицах по уходу, по сбору овощей, моему отряду доверили разборку в селе старого пятистенного дома. После полудня мы устраивали на поле рядом с амбарами спортивные соревнования и игры в футбол и волейбол, ходили купаться на речку, ездили на экскурсию в Звенигородский кремль, часто отрядами ходили в лес за черникой или устраивали военные игры. Рядом с лагерем сделали волейбольную площадку и играли совместными командами — взрослые, ребята. Вечерами собирались  у костра. Мы пели и свои студенческие песни, и Галича, и Высоцкого, а ребята под гитару исполнителя “Кузена” исполняли свои. Особенно эффектно про сапог, который “в кафе-салон в своей кирзовой амуниции ввалился, и вот беда, да-да беда — увидел босоножку и влюбился..”. Часто к вечерним кострам приходили из села подростки и взрослые ребята посидеть, посмотреть и послушать.

Познакомиться с нашей работой приезжал и секретарь Комитета комсомола МИФИ Б. Костюнин.

Фото 2. Встреча с секретарем комитета комсомола МИФИ Б. Костюниным.

      Запомнился случай – мой отряд готовился к военной игре со вторым отрядом. Ребята для эффекта предложили привезти из Москвы некие материалы. Но отпускать кого-то из них, “трудных”, было рискованно, да и наш командир не одобрил бы этого. У меня были двое ребят, на редкость равнодушных ко всему, инертных и безучастных. Я решил рискнуть и испытать их доверием. Дал денег на дорогу и отвез к электричке. В отряде мой выбор не поддержали, ребята сомневались, что они вернутся. Но на третий день они вернулись и привезли все необходимое. Приехали радостные и возбужденные, прямо к утренней линейке, просто не узнать. И игра в лесу с соседним отрядом с ночевкой в палатках, ужином у костра и ночными разведками прошла азартно и увлеченно.

Памятным стал и прощальный вечер у большого лагерного костра. За два дня до него ребята спросили у меня – что им исполнить на  концерте от нашего отряда? Я ответил – подумайте и решите сами.  На вечер пришло много гостей из села. И когда настал черед выступать моему отряду, “Кузен” спел под свою гитару песню про маленького трубача ( “..и встал трубач, в дыму и пламени, к губам трубу свою прижал, и за трубой весь полк израненный запел Интернационал, и полк пошел за трубачем..”), а потом неожиданно зазвучало: ” С пионерским  звонким маршем в нашем солнечном краю мы идём на помощь старшим строить Родину свою…”. Он пел и глядел на меня, и я поднял обе руки — Виват!

За весь месяц нашей общей лагерной жизни у ребят не было ни одного случая недостойного поведения, и когда мы расставались, казалось странным само звучание слов  “трудновоспитуемые подростки”. Уверен, что для ребят само общение со студентами в том возрасте, когда уже формируется личность, было важным и памятным. Думаю, что каждый из них будет вспоминать дни этого лета с любовью и благодарностью.

В октябре 1965 г. я получил от ЦК комсомола почетную грамоту и красный значок “Комиссар 1965”.    В марте 1966 г. был избран секретарем комсомольского бюро факультета. Подобрался дружный состав активных, увлеченных ребят. Мы организовали в институте клуб интересных встреч, и в концертном зале МИФИ выступали перед студентами Э. Гилельс, И. Ойстрах, Ведерников, Высоцкий, Ахмадулина, Вознесенский. Работал при бюро информационный пресс-центр. В январе 1966 г. с поддержкой преподавателя физики организовали в институтской столовой вечер встречи со студентками МГПИ: легкое застолье, концертные выступления, песни, чтение поэзии, танцы, знакомства. Весной повторение, но уже нас пригласили на ответную встречу в МГПИ.

Фото 3.  Вечер встречи студентов 3 курса ФЭ — факультета со студентками МГПИ

В мае 1966 г. по гостевому билету присутствовал на 15 съезде ВЛКСМ в Кремлёвском Дворце съездов. Летом 1966 г. был командиром организованного по предложению МГК комсомола студенческого строительного отряда МИФИ – близ поселка Котляково мы участвовали в строительстве большого комплекса картофелехранилища для Москвы.

Жили в здании школы. Рядом в лесном массиве я с удивлением обнаружил совершенно заброшенный и запущенный  комплекс зданий летнего дворца Екатерины 2, построенный по проекту архитекторов В. Баженова и М. Казакова – арочный мост, гренадерский корпус, театр, дворец, спальные покои.. Не укладывалось в сознании, как такое можно допустить действующей властью. Ценный исторический памятник (1797 г.) редкой красоты и хорошей сохранности в совершенно безобразном состоянии. Но….

Прошло 30 лет. Я приехал в 2007 г. с отчетами в международный центр близ станции метро Царицыно и с радостью и удивлением посетил это же место – теперь восстановленный и отреставрированный дворцово-парковый комплекс Царицыно.

                        Фото 4.  На строительстве картофелехранилища в Котляково.

По завершении работ мы получили расчет и я совершил первую туристическую поездку: Москва — Новгород – Псков — Снетогорский монастырь и Михайловское – Таллин – Сигулда — Рига – Клайпеда – Паланга – Каунас – Вильнюс — замок Тракай — Москва. Помню, что по возвращении в Москву у меня оставалось денег только на метро и автобус до общежития. Но каким я был счастливым! В Риге слушал орган в Домском соборе (“Мессия” Генделя!), в Каунасе посетил галерею Чюрлёниса и музей рыцарских доспехов, в дождь пробирался лугом к дому Пушкина в Михайловском….

В июле 1967 г. награждён второй грамотой ЦК комсомола за организацию работы с молодежью.

После защиты диплома во ВНИИЭФ (сектор 3) началась активная научная работа, но я одновременно был секретарем комсомольского бюро сектора. Запомнился случай, когда мы отказали в выдаче рекомендации для вступления кандидатом в члены КПСС одному из членов бюро. Он был пассивен, безинициативен и равнодушен к общественной работе, но у него были  две рекомендации от членов КПСС его отдела. Явно ради карьерного роста. На партсобрании они выступили с положительными рекомендациями, но после моего выступления с оценкой его работы в комсомоле и голосования ему в приёме в кандидаты в члены КПСС было отказано. Один из членов партбюро сектора (фронтовик!) после собрания нашел меня и пожал руку.

В 1970 г. мне позвонили ребята из МИФИ, знакомые по работе в комитете ВЛКСМ. После этого в Горком партии пришло письмо из ЦК комсомола с просьбой предоставить мне отпуск для поездки командиром студенческого  отряда на стройку в г. Енисейск. Меня вызвал секретарь Ивановский В. А., показал письмо, мы поговорили и я написал заявление на адм. отпуск. В столице меня ждал номер в гостинице “Москва”. Мы с Главным инженером завершили формирование отряда, послали бригаду для оборудования палаточного лагеря и столовой и через неделю вылетели отрядом в Красноярск. Основной работой было бетонирование большой площадки с откосами у причала на берегу Ангары и обустройство ветки железной дороги к ней. Не все выдержали темп работ и дисциплину, некоторых пришлось отправить обратно. Но в основном коллектив быстро сформировался и мы достойно решили поставленную задачу.

Фото 5.  У штаба отряда. Командир, замполит и главный инженер отряда.

     Памятный эпизод этого времени. В конце дня мне позвонили из управления строительства и попросили организовать срочную разгрузку двух вагонов щебня, прибывших в зону наших работ. Вагоны до ночи должны вернуться в город. Ребята приехали уставшие после работы на ужин и отдых. Я построил отряд, рассказал об этом и сказал – я не имею права заставить вас после дня работы поехать ещё и на разгрузку. Мы едем втроём с Главным инженером и завхозом. Вы ужинайте и отдыхайте. Но если кто-либо решится приехать помочь нам, дежурная машина у палатки штаба.

Мы втроём приехали к месту работ, у которого уже стояли два вагона. Начали разгрузку. Минут через сорок услышали шум машины и, повернувшись, увидели полный кузов ребят. Приехали почти все. Работа сразу пошла с особым энтузиазмом и мы её закончили еще засветло. А завтра на утренней линейке – всем спасибо!  В качестве сувенира я храню окатыш бардовой яшмы, невесть как оказавшийся в потоке ссыпаемого щебня. И ещё запомнилось купание в Ангаре.

Памятным было и возвращение в Москву. Отряд улетел, а мы остались втроем с Главным инженером и председателем ревизионной комиссии, которую я организовал в начале работ для контроля за расходом денег. Закрыли последние наряды, я получил чемодан заработанных отрядом денег. На попутных машинах доехали до аэропорта Ангарска. Билетов до Красноярска нет. Мы узнаём, что сейчас вылетит какой-то небольшой почтовый самолет. Нам показали его и через некоторое время к нему направились два пилота и женщина. Я догнал их и попросил взять меня до Красноярска, объяснив ситуацию. Они согласились и я улетел,  сидя в хвосте самолета меж каких-то ящиков с чемоданом денег. Ребята приехали в аэропорт на машине и мы вместе благополучно улетели в Москву.  Далее два дня расчетов зарплат, списки на выплату, телефонные звонки-приглашения и, наконец, расчет у входа в парк им. Горького.  И поезд домой, в родной Саров.

Годы активной комсомольской работы – счастливое время молодого общения и служения долгу. Это остаётся в нашей душе и в нашей сущности. Желание служить общему благу, как писал мне папа,  должно быть непременно потребностью души, условием личного счастья. Из памятных сувениров этого времени остались два комсомольских значка на лавровой ветке с грамотами ЦК, значки участника 15 съезда комсомола,  первого всесоюзного слета студенческих стройотрядов, красного комиссара, настольная статуэтка Ленина с дарственной надписью комитета комсомола МИФИ, настольные портативные часы от партбюро факультета (Конопленко В. П.).

Я снова ощутил эту чудесную атмосферу общности жизни в 2013 году на юбилейной встрече в МИФИ выпускников, поступивших в институт в 1963 г. При входе в институт увидел на колонне портала мемориальную доску В. Г. Кириллова-Угрюмова, нашего ректора в годы учебы. Мне вспомнилась встреча с ним, когда он неожиданно пришел, уже во время застолья, на встречу комсомольского актива МИФИ с руководством довольно известного оперативного отряда института. Мы как раз запели нашу студенческую на мотив “Дубинушки”: ”Кто в МИФИ к нам попал, тот грустить перестал, ведь в МИФИ нам не жизнь, а малина, только физика соль, остальное всё ноль, а филолог и химик -……”. Потом второй куплет про декана с таким же концом. И вдруг он говорит: “Ребята, а там ведь наверняка есть куплет и про ректора, вы не стесняйтесь”. Мы со смехом стали убеждать его, что уж про ректора у авторов и мысли не могло быть.

Юбилейная встреча прошла в актовом зале с выступлениями, короткими видеофильмами и песнями мужского хора МИФИ. После торжественной части и концерта — время спокойного и радостного общения через 50 лет на фуршете. Незабываемое и счастливое время…

И снова та же песня — “…Не созданы мы для легких путей, и это привычка у наших детей, мы с ними шагаем навстречу ветрам, навстречу ветрам, вовек не состариться нам, а годы летят…”

                                                                                                                                                                                                         Вячеслав Егоров, 2019 г.

Просмотров: 123

К этой записи 2 комментария

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Марина! Прошу!
    Сделай, чтобы на «иконке» к материалу лицо Вячеслава Ивановича было «как надо»!
    Заранее благодарю.

  • Ткачёв К. И.:

    Вячеслав Иванович, ЗДОРОВО! Спасибо за этот материал!
    Читал и думал: а что было в головах у этих ребят из вашего лагеря? И чем сейчас заняты головы их ровесников? То же самое можно спросить и про Ваше студенчество, сравнивая его с современным. Эти вопросы я задаю, естественно, не Вам. Я знаю, что Вы и так всё прекрасно знаете и понимаете, скорее всего, даже лучше меня.
    А ещё интересно, кто сейчас владеет картофелехранилищем, которое вы строили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>