В 1980-х годах отсутствие рыночных механизмов формирования цены, т.е. повышение зарплат без соответствующего роста производительности труда (и, следовательно, без адекватного роста производства товаров) привёл к огромному превышению спроса над предложением. Т.е. деньги у народа были, а вот купить на них что-то было трудно – полки магазинов пустели с каждым годом. Популярные товары можно было приобрести либо по предварительной записи, либо на работе (профкомы постепенно превратились в распределители товаров), либо отстояв огромные очереди в магазинах, либо «по блату», т.е. через знакомых работников торговли, либо на «чёрном рынке», т.е. у спекулянтов с переплатой в 30-50%, а иногда и 100% от госцены. Для обеспечения хоть какой-то равномерности распределения товаров с середины 1980-х повсеместно начали вводить талоны на продукты питания. А к концу 1980-х появились талоны и на промышленные товары для населения. В последний год существования СССР дефицит товаров народного потребления достиг своего максимума. Талоны выпускались то на один товар, то на другой, то на третий.

     Саров, как «город науки» решил подойти к проблеме равномерности и «справедливости» распределения дефицитных промтоваров системно и в конце 1990 года разработал единую для всех жителей города именную номерную с печатью (документ!) «Лимитную книжку», где были собраны воедино множество талонов на разные категории промтоваров – см. рис. 1.

Рис. 1

      Причём, видимо не в силах предсказать, что же ещё будет в дефиците, разработчики предусмотрели на будущее в конце книжки и номерные талоны без указания конкретного товара. Впрочем, опыт применения таких «безымянных» номерных талонов в Сарове уже был в 1990 году – см. рис. 2.

Рис. 2

     Но самое интересное в этой лимитной книжке – ввод талонов на … деньги! Во второй половине Лимитной книжки были отпечатаны что-то типа местных «эрзац» денег («чеков»), правда без водяных знаков и других сложных степеней защиты. При покупке товара из книжки отрезался не только соответствующий талон на товар, но и талоны на сумму его цены. При этом, оплату обычными деньгами никто не отменял. Только одни деньги шли в гособорот, а другие – для отчёта местным властям – см. рис. 3.

Рис. 3

     Впрочем, как видно по этой почти нетронутой Лимитной книжке моего дяди (большого не любителя стоять в очередях), даже по талонам отовариться было не просто. У пенсионеров свободного времени было побольше, чем у работающих, но даже их Лимитные книжки были использованы обычно наполовину. Сначала, действительно, очереди немного уменьшились, а потом всё опять вернулось “на круги своя”. То ли что-то неправильно посчитали, то ли поступление товаров сократилось относительно первоначальных планов, то ли ушлые работники торговли приспособились к новой системе. А, скорее всего, всё вместе. Ну а в 1992 году отменили госцены на большинство товаров и рынок “всё расставил на свои места”. Саровская “инновация” в новых условиях больше уже не требовалась.

©2022, В.Н.Ганькин, ИО «Саровская пустынь».

Просмотров: 328

К этой записи 2 комментария

  • А. М. Подурец А. М. Подурец:

    По сохранившейся такой же книжке у меня можно определить, что же приобрёл таки Владимир Михайлович.
    № 32 и 33 — Шампунь отечественный — 1 штука (на обоих талонах одно и тоже). Итого — куплено 2 штуки.
    № 44 — Полотенце махровое — 1 штука.

    1. Валерий Валерий:

      Полотенцем дядя, конечно, пользовался. А вот шампунем — вряд ли, по крайней мере, его я у него ни разу не видел. Да и его «причёска» особо не предполагала применение шампуня. Видимо, его он приобретал для дочери, жившей в Ижевске, где обеспечение товарами было ещё хуже, чем у нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>