Думаю, что нынешний год запомнится жителям нашего города в том числе и лесными пожарами. Мы помним лесные и даже более страшные, чем нынешние — пожары 2010 года, когда в Нижегородской области выгорали целые деревни. Если обратиться к ещё более ранним событиям, то «старожилы» могут припомнить 1972 год, но тогда больше горело Подмосковье, в наших местах я в том году пожаров не помню. А как насчёт более древней истории?

Пожар в России никогда не был чем-то исключительным. Большую часть года жилые помещения отапливались дровяными печами, постройки были преимущественно деревянными, поэтому горели на Руси города и веси, не были исключением и монастыри. Но нам сейчас хочется сосредоточить внимание только на лесных пожарах.

Первый — и довольно сильный — лесной пожар случился вблизи Сарова буквально в первое время существования монастыря, в 1712 году: «… начавшийся в мае лесной пожар быстро перешёл на деревянные постройки, и сгорело всё, кроме церкви Живоносного Источника, немало однако повреждённой, и недостроенной церкви Господня Преображения. Ограда, келлии, разные хозяйственные постройки со всем в них имуществом сгорели дотла». Заметим, что упомянутые монастырские постройки в то время были только деревянные.

Старший таксатор Пеньковский, изучавший в 1867 году вопрос о пожарах в Саровской лесной даче, отмечает в своём отчёте, что со времени упомянутого первого пожара и до 1844 года в монастырских документах сведений о лесных пожарах нет. Не обладаем ими и мы. О причинах отсутствия этих сведений мы можем только строить догадки, но полное отсутствие в эти годы лесных пожаров представляется маловероятным, скорее всего пожары были обыденностью, с ними боролись, и большого ущерба от них не случилось. С 1844 года в монастырских документах, изученных Пеньковским, пожары стали упоминаться с очевидным постоянством, и по 1867 год им отмечено 10 лесных пожаров.

«В 1844 г. пожар был в Аргинском обходе (для ориентировки приводим схему монастырских владений) огонь перешел из смежной владельческой дачи г. Татищева». (Татищевы владели поместьем в селе Кремёнки).

Схема владений Саровской пустыни

В 1848 году пожар зафиксирован «по направлению от Филипповского к Протяжнинскому стражническому дому. Огонь перешел из смежной владельческой дачи».

Самой распространённой причиной пожара в эти годы был переход огня из-за пределов монастырских владений. Были в списке пожары, происшедшие «от неизвестной причины», и один раз отмечено, что «лес разгорелся от молнии». По-видимому, это тоже самое, что сейчас официально называется «сухой грозой».

Самый масштабный пожар, оставивший заметный след в истории монастыря, произошёл в 1850 году. Гореть, по данным Пеньковского, начало 5 августа, огонь в очередной раз «пришел из смежной дачи г. Татищева». Вот как описывал это бедствие саровский игумен Исаия II:

«Начался пожар 7-го августа около Арги и Филипповой пустынок… 10-го того же августа снова загорелся лес от урочища Филипповой пустынки, и начался самый гибельный пожар, продолжавшийся до 26-го августа. Уже огонь угрожал обители, но 26-го августа пошёл дождь, и пламя прекратилось. 28-го снова загорелся лес на Варлаамовой пустынке, при сильном ветре, и два дня распространялось пламя самым свирепым потоком, но в ночи на 31-е упал дождь, и огонь утих. — Прошёл после того месяц, и 1 октября снова начался лесной пожар между Филипповой и Варлаамовой пустынками, при сильном ветре разливался с ужасающею силой, угрожая обители, но 3-го был дождь, и пожар прекратился».

Как боролись со стихией? Есть запись о том, что на какое-то время удалось остановить огонь «прорубкою просек и окопами». Но полностью остановить пожар этими мерами не удалось.

Были применены и специфические монашеские методы. «8-го [августа] служили в лесу молебен Божией Матери, упал небольшой дождь, и пламя утихло». Но и в этом случае успех оказался кратковременным.

Потребовался не просто дождь, а «сильный ненастный дождь», чтобы пожар остановился. Напомним, что это произошло только 3-го октября (16-го октября по новому стилю). Отметим также, что никаких температурных аномалий в том году не было (наблюдения за погодой в Нижнем Новгороде ведутся с 1835 года).

Последствия пожара 1850-го года были для монастыря катастрофическими. Выгорело около 80 тысяч десятин (примерно 80 кв. км) леса, т.е. около трети Саровской дачи. Больше всего пострадала восточная часть владений: район Филипповки, Протяжки, Арги. В 1857 — 1867 гг. произошло ещё несколько пожаров «по старой гари», в результате лес на этих участках выгорел два и три раза.

«Восточный угол дачи представляет весьма печальную картину для лесного хозяина. Часть эту несколько раз посетил пожар: так что, появившиеся всходы опять уничтожил огонь, и теперь почва покрыта только высокою травою, без всякого следа, а может быть и надежды на скорое облесение, тем более что кругом, на несколько верст не уцелело ни одно дерево».

Важную вещь отмечает таксатор Пеньковский:

«Рассматривая все причины пожаров, легко убедиться, что в большинстве случаев огонь переходил из смежных владельческих дач, где он успел разгореться вдоволь и тогда переходил в Саровскую дачу с такою силою, что остановить его не было никакой возможности. Внутри же дача загорается весьма редко, так как тут всегда скоро может быть подана помощь».

Для охраны Саровской дачи от незаконных порубок и пожаров на территории Саровской дачи — а это 232 кв. км — существовало 11 постоянно действующих и 9 временных кордонов (стражнических домов и караулов), в которых на 1867 год работал 61 человек (25 монашествующих и 36 наёмных стражников). «Кроме того, на случай пожаров, в сухое и жаркое время постоянно разъезжает по большой дороге монастырская стража с ведрами и проч. огнегасительными снарядами для тушения огня».

Тем не менее в случае сильных пожаров и «огнегасительные снаряды» оказывались бессильны.

Главный урок, который, как мне кажется, нам может преподнести наша история, — это необходимость бережной и внимательной лесоохраны. Предотвратить пожар постоянными разъездами стражи или, как сказали бы сегодня — мониторингом, наверное, дешевле, чем тушить пожар в аварийном режиме.

К этой записи 2 комментария

  • Валерий Валерий:

    В 1972 и у нас были пожары — только ближе к Шаткам.
    В жарком и засушливом 1972 году мы с мамой поехали в Москву поездом. От Берещино почти до Арзамаса был запах гари, особенно около Шатков, где был виден дым в лесу. А тогда ещё от Берещино до Арзамаса ходили паровозы. При подъезде к Арзамасу я выглянул в открытое окно. В этот момент ветер сдул дым от паровоза на вагон. Короче, когда я обернулся в купе, все заулыбались — всё лицо было чёрное почти как в фильме Операция Ы.
    А при подъезде к Москве около Шатуры нас предупредили закрыть окна и что возможно из-за пожаров на торфяниках (там они толщиной в несколько метров) поезд дальше не пойдёт. Но всё-таки поезд поехал и почти до Москвы — в сплошном дыму. Жили в Москве на 8-м этаже — видно было далеко (рядом были 5-ти этажки) — весь юго-восток был в дыму, пахло гарью. По радио или телеку объявляли о закрытии на несколько дней дорог из Москвы на восток. Через неделю или дней 10 (не помню уже) на обратном пути в районе Шатуры ехали довольно долго через горелый ещё дымящийся лес — жуткое зрелище.

  • Сергей:

    В 1850-м году лесные пожары обнаруживались в течение августа в Нижегородской губернии по обе стороны Волги: по левую — в уезде Семеновском, в удельной Антипьевской и других разноведомственных дачах; по правую — в Арзамасском уезде в Чернухинской лесной даче; в Лукояновском — в урочищах Редкина Поляна и Речка-Чеварда; в Ардатовском — в одном только имении помещицы Карамзиной погибло до 10000 десятин леса. Сверх того, сгорели в полях хлеб на корне и в копнах, принадлежавший крестьянам села Николаевского и лес в дачах села Салдаманского Майдана ведомства государственных имуществ, а в имении помещицы КАРАМЗИНой, жертвами пожара сделались четверо крестьян её из села Малого Макателема, которые, 20 и 21 августа, работая в числе прочих крестьян над прекращением пожара в лесных своих дачах, были окружены со всех сторон густым дымом, среди которого и сгорели, не имея никаких средств к выходу. Быстрому распространению этих пожаров и переходу огня из одних лесов в другие весьма много содействовала стоявшая почти весь август знойная, с порывистыми ветрами погода, отнимавшая всякую возможность к совершенному потушению пламени. С наступлением же сентября, когда стали перепадать дожди, они начали постепенно ослабевать и уступать усиленным против них действиям народа.

    Источник: «Журнал Министерства внутренних дел», 1850 г., часть 32, стр. 282, 283

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>