В те годы даже у нас, детей, не говоря уже о взрослых, был дух коллективизма, подкреплённый отсутствием всего того, что сейчас разъединяет детей и лишает их живого общения друг с другом. Жили мы весело и интересно. Выходит кто-нибудь во двор с чем-нибудь съестным, а мы сразу к нему со словами: «Сорок восемь, половинку просим!». И если он не успел опередить нас словами: «Сорок один, ем один!», то должен был обязательно поделиться. А если хочешь поделиться с кем-нибудь одним, то говоришь: «Кому, кому – только одному!».

Помню, пришла к нам во двор из соседнего двора какая-то тётенька (так мы называли всех взрослых женщин). Подошла к нам и говорит: «У нас пропала кошка и никак не можем её найти. Ребята, если найдёте, я вам килограмм шоколадных конфет куплю». Здесь надо отметить, что в то время шоколадные конфеты были безусловным шиком и поэтому к нам в ротовые полости они попадали редко. А самым-самым шиком были «Трюфели» по цене 40 копеек за 100 грамм.

Фото 1. За своё детство я съел только одну такую конфету – кто-то угостил (старого фото «Трюфеля» в обёртке, на просторах интернета не нашёл)

 

Так вот, в предвкушении объедения шоколадными конфетами, мы, как одержимые, исходили и излазили всё, что могли, и везде, где могли. Но, увы, представитель семейства кошачьих так и не сыскался, и конфеты остались в магазине. Если чуть-чуть углубиться в конфетную тему, то скажу, что этими сладостями, родители нас не баловали (и правильно делали). Иногда покупали «подушечки», карамель, леденцы. Иногда отец приносил из аптеки гематоген (в раннем детстве я его называл – «гена-матогена») или сироп шиповника.

Фото 2. Эту банку кто-то из родителей купил нам в 64-м году. В ней были леденцы монпансье

 

Если кто-нибудь из нашего детского коллектива вёл себя неподобающе, то мы его дразнили, например, так: «Вовка дурак, курит табак, спички ворует, дома не ночует, спит под забором, зовут его вором!». Тут как раз про одного такого вспомнил. Это было летом, году в 69-м. Мы маленькой компанией шли от площади Ленина по проспекту Мира вдоль сквера в сторону кинотеатра «Октябрь». Один из входов в сквер находился там, где сейчас автобусная остановка. В сквере напротив этого входа была большая, сферической формы, красивая клумба с большим цветком в центре.

Фото 3. Здесь виден этот вход и клумба тоже видна

 

С нами был не в меру хулиганистый парнишка. Он отделился от нашей ватаги и – прямиком к клумбе. Прошёл по цветам к центру клумбы и давай ногой ломать главный цветок. Мы опешили и стоим, точно парализованные – кошмар, что он делает? Вдруг позади нас на дороге с визгом резко остановился грузовик и из кабины выскочила тётенька с криком: «Ловите его!!!». Наш «герой» сорвался и бегом прочь от клумбы. Но навстречу ему шла бабушка. Так она расставила руки в стороны и пытается его поймать. Конечно, не поймала, да и не могла поймать. Только бедокура и видели…

Я специально подробно описал эту сцену, чтобы показать степень неравнодушия людей того времени к чему бы то ни было отрицательному. А вот ещё один эпизод. На площади купил мороженое, иду домой и ем. На тротуаре около «Юности» стоит шпанистая компания ребят. Один из них подскакивает ко мне и давай мороженое отнимать. Мимо шла тётенька и, увидев эту сцену, тут же вступилась за меня. Люди тогда всё-таки были другими, более отзывчивыми, не то, что сейчас.

Если человек оказывался на дороге, идя куда-нибудь, то его гарантированно подвозили на какой-нибудь попутной машине. Тут вспомнил один красноречивый случай, показывающий теперь уже регрессивное развитие человеческих качеств в нашем обществе. Это было в середине 90-х. Я тогда работал за несколько километров от города. Остался с утра в городе – надо было на склады по работе. Пока делал свои дела, автобус ушёл. Ладно, думаю, пойду пешком – может, кто-нибудь по пути подберёт. Мороз – двадцать с лишним, да ещё с хорошим ветерком. Пока шёл, машин десять мимо меня «пролетели», и ни один ездок не соизволил остановиться. Так и протопал 7 км. Поспел как раз к обеду. В столовой все смотрели на меня вопросительно – с чего, мол, такой красный?… Всё, прошли времена, когда люди своим отношением друг к другу подтверждали советский афоризм из «Морального кодекса строителя коммунизма»: «Человек человеку – друг, товарищ и брат». Теперь надо привыкать к другому афоризму – «Человек человеку волк»…

Люди в пору моего детства были ещё и совестливыми. Нет, конечно «в семье не без урода». Были и такие, для которых «наглость – второе счастье», были и вороватые, но главное в том, сколько их было на душу населения. В этой связи вспомнил случай, который мне рассказывал отец, а ему его тоже кто-то рассказал. Это было в 60-х годах прошлого века. Часть автомобилей «Волга» (ГАЗ 21), распределявшихся для продажи в нашем городе, не доходила до города, а точнее до магазина «Спорттовары», в котором (и ни в каком другом) продавались машины. Так вот эта самая часть, уж не знаю в каком количестве, прямёхонько перенаправлялась в Грузию, где водились немалые деньги, и их были готовы платить за элитные в то время машины. И вот в этой связи был арестован директор спортивного магазина. И пока шло следствие, он выбросился с четвёртого этажа из окна следственного отдела. Но многие в городе тогда не поверили, что сам выбросился…

Что сейчас творится в нашем обществе, вы, наверное, знаете не хуже меня. С приходом 90-х и началом ломки общественного строя, а вместе с ним и общественного сознания, как тараканы выползают из всех щелей, вот так же выползла наружу вся эта мразь – какие-то маньяки, всякие там чёрные риелторы, всевозможные мошенники, коррупционеры всех мастей, педофилы, разного пошиба оборотни в погонах и прочая, прочая, прочая нечисть… Откуда они все взялись? Не с Луны же свалились. Также жили среди нас, воспитывались в тех же детских садах и школах, носили такие же октябрятские и пионерские значки, что и я. Но жила в них уже, наверное, с рождения неуёмная жажда наживы, жажда всего низменного. Вот только тогда ей негде было проявиться в полной мере, негде было «разгуляться» – государственная система не позволяла, не было для этого благодатной почвы. И вот соответствующая почва появилась. Её «сдобрили» так, что вся эта мразь расцвела махровым цветом.

Я недавно узнал из радионовостей, что за год незаконно выведено из страны (т. е. украдено!) 1 ТРИЛЛИОН 200 МИЛЛИАРДОВ рублей. В советское время грабёж государства в таких масштабах был бы невероятным и немыслимым, а совершившие его точно пошли бы под расстрел со всеми возможными конфискациями. Но в наше время всё иначе. Как сказали в одной юмористической телепередаче: «Раньше была профессия – Родину защищать, а сейчас профессия – Родину расхищать». Тут слышу новость: Путин говорит Рогозину, что у него на космодроме «Восточный» воруют сотнями миллионов. А тот ему отвечает: «Знаю». Это всё равно, что Брежнев сказал бы Королёву: «Сергей Павлович, у вас там, на Байконуре воруют», а в ответ: – «Знаю, Леонид Ильич». Да-а, такое тогда никому даже во сне не могло присниться.  В полную силу вступил афоризм – «Безнаказанность порождает вседозволенность».

То, что сейчас творится в стране, представляется мне так: стою около своего дома и вижу, как в окна, в двери белым днём вламываются грабители и вытаскивают всё подряд, а я смотрю на это и ничего не могу сделать. Вот так же и народ смотрит, как грабят его Родину и ничего не может сделать.

А вот ещё одна, с ног сшибающая новость из того же радио: за 9 месяцев 2018 года в стране от рук убийц погибло 917 детей. КОШМАР!!! Но главное то, что об этом говорилось так спокойно и буднично, будто почти ничего и не произошло. А тут ещё слышу, что у нас в стране 20 МИЛЛИОНОВ человек за чертой бедности – фактически нищих. Пока готовил этот материал, добавился ещё 1 миллион. Вы только вдумайтесь в эти цифры! И вот прямо сейчас вспомнил анекдот начала 90-х, который очень любили рвавшиеся тогда к власти: «1917 год. Внучка декабриста, сидя в своём доме, слышит за окнами шум, стрельбу и говорит служанке:

– Эй, Фроська! А ну-ка, узнай, что там такое.

Служанка сбегала и, вернувшись, восторженно восклицает:

– Барыня, барыня, там революция!

А барыня ей:

– Революция?! А чего они хотят?

Служанка:

– Они хотят, чтобы не было богатых!

Барыня:

– Да? – и задумавшись, – А мой дед хотел, чтобы не было бедных».

И вот, дорвавшись и находясь во власти уже 30 лет, они сделали так, что в стране не осталось ни одного бедного…

Время правления Брежнева называют (а точнее – обзывают) застоем. То есть, нам внушают, что страна «топталась» на месте и ничего не развивалось. Но вот пришёл Ельцин, и тотчас же страна начала движение… Только, правда, не вперёд, а назад, к разрухе и деградации всего и вся. И опять хочется сказать: «ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!».

Подводя некий итог, надо сказать: то, что в советское время считалось постыдным, невозможным, немыслимым, пошлым, бессовестным, превратилось во что-то обыденное, будничное и повседневное, а для кого-то даже ставшее нормой жизни. Людей будто подменили. Хочется закричать: «К-А-Р-А-У-У-Л!!!». Я для себя уже все выводы сделал…

Со второго по четвёртый класс мы во вторую смену учились – в школу к часу ходили. Вечером уроки сделаешь и полдня – свободен. В десять часов утра по радио (радио было обычным – проводным, однопрограммным) любил слушать детскую передачу. Не помню, как она называлась, но это было путешествие в сказку, которое вёл Радиоволшебник Николай Владимирович Литвинов. Он начинал его словами: «Здравствуй, дружок. Сейчас я расскажу тебе сказку, – и, продолжая, – Крибле, крабле, бумс – полетели!», погружал меня в мир сказки. Никогда не забуду его особенного, мягкого и даже бархатного голоса, который, казалось, был предназначен только для сказочных повествований.

Когда по радио передавали новости, я слушал сводки с американо-вьетнамского фронта. Через несколько лет, в 72-м году, на воронежском вокзале я видел, как провожали на родину вьетнамцев, закончивших учёбу в Советском Союзе, их соплеменницы. Слёзы текли рекой – во Вьетнаме ещё вовсю шла война…

А ещё была очень интересная детская географическая передача. В неё дети присылали маленькие рассказы, составленные из географических названий. Не забуду также радиопередачу о животных «КОАПП – о событиях невероятных». По будним утрам передавали «Пионерскую зорьку», а по воскресным – шла передача «С добрым утром». Ещё была передача «Театр у микрофона», в которой транслировали записи всевозможных спектаклей. Куда делись все эти передачи? Нет, не делись, а куда их дели? Скорее всего, как атрибуты социализма, спрятали подальше, потому что теперь детям и взрослым прививают другие «ценности»…

Фото 4. Вот из такой пластмассовой коробочки я узнавал много нового для себя

 

Во время осенних и весенних каникул мы любили смотреть по телевизору сериалы «Четыре танкиста и собака» и «Капитан Тенкеш». Уже потом я понял, что их специально для нас, детей, включали в телепрограмму во время каникул.

В 69-м году у нас в квартире появился телефон. Я даже запомнил его номер – 1-38-62. Но мы, дети почти не звонили. В отсутствие родителей, я отвечал на редкие звонки и иногда слышал в трубке голос солдата, отпущенного в увольнение из местной воинской части. У него ко мне был только один вопрос: «У тебя есть старшая сестра?». Тогда, в силу возраста, я ещё не понимал, зачем ему моя сестра, если бы даже она и была.

В 70-х годах для большего охвата квартир телефонами, в городе появилась такая вещь, как блокиратор. Их устанавливали в подъездах по одному на две квартиры. Посредством блокираторов количество телефонных абонентов удвоилось. Но это новшество привнесло и некое неудобство. Во время разговора по телефону одного абонента, у другого телефон не работал (блокировался). Поэтому если попадался не в меру говорливый сосед, то второму было худо. Тогда оплата взималась за факт обладания телефонной точкой, а не за время разговора, поэтому иные граждане, особенно женского пола, прижав трубку к уху, могли болтать часами.

Были у нас и всевозможные приключения. В моём подъезде жил одноклассник, так я до школы (учась во вторую смену) частенько у него досуг проводил. Его старший брат делал ракеты. Брал фотоплёнку старого образца (она горела как порох), как можно туже сворачивал её в рулон и заворачивал в фольгу от шоколада, но с одного из торцов, с помощью спички делал сопло. Где запускать? – полезли на чердак (сейчас ввиду угрозы терроризма все чердаки закрыты на замок, а тогда лазай сколько хочешь). Положили на перекладину, погрели спичкой. Как она начала по всему чердаку метаться из стороны в сторону – дымище! Мы бегом от туда, пока пожарных не вызвали…

Как-то раз поднялся я на третий этаж к однокласснику, и стали мы бороться. А накануне у них в комнате застолье было, и со стола не убрали, да ещё и скатерть с него до пола свисала. Мы возимся на полу около стола, скатерть нечаянно потянули… Вижу сверху на меня летит банка с вареньем, только успел глаза закрыть – бац об лоб, и – в дребезги! Я весь в варенье, ничего не вижу. Трогаю лицо рукой, чувствую, что осколок вонзился около глаза, вытащил его – кровища… Пришёл в школу с перевязанной головой. А на лице появился первый небольшой шрам.

Лето, каникулы, родители на работе, мы предоставлены сами себе. Как-то раз (после окончания третьего класса), вдвоём с приятелем залезли на чердак нашего дома. Сели в слуховом окне и смотрим вниз, болтаем. Вдруг, как в фильме «Операция «Ы»…», мне на плечо легла чья-то тяжёлая рука. Поворачиваю голову – мужик (наверное, жэковский работник – чердак осматривал). У меня сердце в пятку ушло. «Вы что тут делаете?!» – грозно несётся из его уст. Мы, ни слова не говоря, мигом оттуда. Не дай бог родителям скажет – это для нас было самым страшным.

В подвалах наших домов были (наверное, и сейчас есть) деревянные сараи. Они изначально предназначались для хранения дров (для кухонных плит). Но дров там почти никто не хранил, а использовали как подсобки. В одном из домов нашего двора в подвале облюбовали один из брошенных сараев и устроили в нём себе штаб. Света там не было, и мы жгли самодельные свечи. Их делали ребята постарше. Несколько ниток скручивали в жгуты, укладывали три штуки в спичечный коробок, заливали парафином (не знаю, где они его брали), а потом разрезáли на три части. Свечки получались маленькими, поэтому горели недолго, но свет давали.

Сидим мы в своём штабе, свечу жжём, болтаем – романтика! Вдруг со стороны входа послышались голоса взрослых и один детский, девчачий. Мы сразу свечу потушили и сидим – ни живые ни мёртвые. Они идут по проходу мимо нашего сарая и девчачий голос говорит: «Где-то здесь у них должен быть штаб». Ну, прямо как в кино про войну. На наше счастье, не нашли они нас тогда, и родители не узнали о наших похождениях. А девочка жила в этом доме и была склонна к предательству, поэтому и были устроены эти «розыскные мероприятия». По прошествии многих лет эта девочка стала известным человеком во властных структурах.

А ещё в нашем дворе жил дядя Миша Клеймёнов. Он был небольшого роста, участник войны. Добрым был человеком. Иногда играл с нами. Был в нашей среде один, не знаю, каким словом его назвать, который злоупотреблял добротой дяди Миши…

Бывало, мы устраивали приключения взрослым. Возьмём старый кошелёк, привяжем к нему нитку подлиннéе, положим на дорожку, проходящую через наш двор, а сами – в засаду. Америку мы здесь, конечно, не открывали – этот розыгрыш известен с незапамятных времён. Весь смысл заключался в том, как человек будет реагировать на этот подвох. В основном реагировали сообразно пониманию – подумаешь, дети шалят. Но один раз всё-таки попалась гражданка, которая не на шутку разъярилась…

Продолжая приключенческую тему, расскажу ещё. Зимой обычно много снега наваливало. Мы, как и все дети во все времена, очень любили лазить по глубоким сугробам, проваливаясь по пояс. Кстати, надо сказать, что тогда, ввиду не испорченности климата, зимы были ещё настоящими. Чтобы зимой пошёл дождь, – ни кому даже привидеться не могло. Только где-нибудь в марте, выходя во двор, вдруг слышишь: «Снег липкий!!!» Вот радости-то! Сразу – игра в снежки, строительство крепости или снежной бабы.

К нашему двору примыкает территория детского сада, огороженная забором. Тогда он был деревянным, на три четверти сплошным, а сверху реечный переплёт крест-накрест для красоты, а нам – для облегчения перелазания. Так вот, уровень снега понижал высоту этого забора, и мы залазили на него, чтобы падать на снег, как на мягкую перину. Иногда, в выходной день, когда детский сад закрыт, мы, преодолев забор, проникали на его территорию. Там сторожем работала гроза всех пацанов – «тётька Машка», как мы её прозвали. Не дай бог попасть к ней в «лапы». И вот как-то раз зимой преодолели забор и ходим там, а я из всей компании самый младший. Вдруг кто-то из наших крикнул: «Тётька Машка!!!». Вся ребятня кинулась к забору. Только я взобрался наверх и уже хотел было перевалить наружу, как цепкие руки схватили мои ноги и стащили вниз. Так я попал в «лапы», как мне казалось, к монстру. Она повела меня к зданию детского сада, открыла дверь в подвал и давай туда толкать со словами: «Будешь здесь сидеть!». Я плачу, упираюсь, а она меня туда толкает что есть мочи. Пугает для острастки, а я-то, в силу возраста, всё всерьёз воспринимаю. Попугав немного, сменила гнев на милость и со словами: «Чтоб я тебя здесь больше не видела!» отпустила восвояси. И я поплёлся назад к забору. Подхожу, а мои ребята смотрят через заборный переплёт с сочувственным выражением лиц и спрашивают: «Ну, чё она там тебя?», «Ничего…» – говорю. – «Сами всё видели…»

Помню ещё один случай. Я тогда в четвёртом классе учился. Узнал, что наши пацаны на карьер катались. В те времена прокатиться на машине для нас было за счастье. А тут у меня небольшая хворь приключилась – в школу не хожу. Очухался более менее и думаю: прокачусь-ка на карьер. Сейчас это – старый заброшенный песчаный карьер, не доезжая «Протяжки», с левой стороны. Дорога на «Протяжку» тогда начиналась от начала ул. Куйбышева в обратную сторону (там ещё стоял лес).

Фото 5. Здесь начиналась дорога на «Протяжку»

 

Пришёл туда и жду, пока очередная машина за песком проедет. А возили тогда на старых самосвалах МАЗ-200, образца 50-х – 60-х годов прошлого века. У них ещё по бокам мотора была хромированная эмблема – устремлённый вперёд зубр. Едет. Поднимаю руку – останавливается (чего же не прокатить мальчишку). В кабине по нынешним меркам – полный аскетизм. Припахивает выхлопом. Рёв от мотора такой, что друг друга не слышно (как они тогда работали?). «Чего не в школе?!!» – кричит шофёр. «Во вторую смену!!!» – слукавив, кричу в ответ. Этим разговор и закончился. Сижу, головой кручу – интересно. Едем не быстро. Дорога грунтовая. Лес. Местами как в туннеле – ветви над дорогой смыкаются. Приехали. Стало ещё интереснее. В раннем детстве любимой игрушкой у меня был экскаватор. А тут большой карьерный экскаватор, стоя у стенки карьера и подрезая её прямым ковшом, стал загружать самосвал песком – зрелище! Теперь – в обратный путь…

Фото 6. В кабине был полный аскетизм

Фото 7. Почти как в нашем карьере

 

А тем временем дома случился небольшой переполох. Родители, придя на обед, не обнаружили больного ребёнка – куда девался? Стали по соседним дворам круги давать (это вам не сейчас – тогда не то, что сотовые, простые телефоны были не в каждой квартире). Но главное, родители искали без мысли о том, что меня похитили или какой-нибудь маньяк увёл. Тогда это вообще никому в голову не приходило, и даже в страшном сне не могло присниться. Просто ребёнок ушёл куда-то…

Был ещё один похожий случай. Родители, уложив нас с братом спать, ушли в кино на поздний сеанс. В соседнем доме (Ленина, 7) жили Сашка с Витькой – два брата. Мы оделись, и к ним. Сначала поиграли, потом по телевизору «Кавказская пленница» началась… А тем временем родители вернулись. Постели пустые – куда дети подевались? На улице темно, небо звёздное, мороз – где их искать? Походили в окрýге – нет. Наверное, у соседей. Зашли во вторую квартиру – нет. Тут тётя Дуся догадала: «Они, наверное, у Румянцевых». И попали мы домой ближе к полуночи, получив небольшое устное взыскание…

Когда мы ходили куда-нибудь далеко, например, на Солдатское поле (как мы его называли) или купаться на Варламовку, то конечно, предупреждали родителей и они нас спокойно отпускали. Как-то раз, будучи третьеклассником, я один ходил на Протяжку. Тогда я побывал там впервые и родители об этом так и не узнали. А когда нас отвозили на всё лето к родственникам, так там тоже особо никто за нами не следил. Сильно запало в мою память лето 67-го года в мамином родном селе Вторые Тербуны, Липецкой губернии, куда меня отвезли по окончании первого класса. Ходи – куда хочешь, делай – что хочешь. Свобода! Я ходил и в поле, где люди работали, и на ферму, и в мастерские, и в «Центр», и на кладбище – в общем, куда хотел. И самое главное – ни чего и ни кого не боялся. Возможно ли сейчас такое? А ещё мы там ездили в кузове грузовика на зерне. Это что-то непередаваемое, особенно для нас, детей. Этого современные дети, да и взрослые (особенно городские), уже никогда не прочувствуют.

В те незабвенные времена люди жили скромно и довольствовались малым. Радовались каждой новой приобретённой вещи. Никогда не забуду, как мне в десятилетнем возрасте купили кирзовые сапоги. Сейчас в магазинах такой детской обуви, конечно, нет, да если бы и была, то вряд ли она кому-нибудь была бы нужна. А в то время у меня радости было «полные штаны». Придя из магазина домой, я сразу, представляя себя солдатом, обул сапоги и весь вечер ходил в них по квартире. Летом 71-го года проездом из отпуска через Москву, отец в «Детском мире» купил мне часы. Это было что-то неописуемое – редко у кого из моих одноклассников уже были часы. Потом на уроках меня замучили, то и дело спрашивая, сколько осталось до звонка.

Помню, как в наши дома проводили газ. До этого на кухнях стояли дровяные плиты, но ими мало кто пользовался – готовили, в основном, на спиральных электрических плитках. При работе такой плитки диск счётчика вращался, как бешеный, но народ знал как укротить его пыл – ставили жучки. Чтобы пресечь расход ворованной электроэнергии, специальные люди ходили по домам и ловили электроэнергокрадов. А потом их позорили по городскому радио, да наверняка ещё и штрафовали.

Фото 8. Обычно она стояла на дровяной плите

 

Но кое-кто, наверное, всё же дрова заготавливал, потому что во дворе стояли кóзлы. Дровяная плита была металлической, эмалированной, белого цвета. Всё как положено – топка, поддувало, зольник, справа от топки – духовка. Сверху – чугунная плита для готовки с двумя закрытыми отверстиями. В самом низу был выдвижной ящик на колёсиках, предназначенный для дров, но отец обычно хранил в нём свой инструмент. Плиту затапливали очень редко, поэтому для меня это всегда было целое событие. Помню, гуляю во дворе, вдруг слышу из форточки мамин голос: «Костя! Плиту разжигаем!» и я – бегом домой. Отец, сидя у плиты, топором хрясть по полену и – в топку. Огонь в топке играет, угольки в зольник падают – интересно.

Фото 9. Импортная дровяная плита фирмы «SONAR» образца пятидесятых годов прошлого века

 

И вот пришла новая эра – газ. Я дома один. Родители на работе, младший брат в школе в первую смену. В дверь стучат, открываю – на пороге мужики: «Газ проводить». И пошла у них работа. Стены долбят, трубы протаскивают, от сварки искры во все стороны. Дня три приходили. И появилась на нашей кухне новая, теперь уже газовая плита. А на полу остался когда-то прибитый напротив топки лист железа и отверстие в стене от дымохода. Демонтированные плиты стояли вдоль всего двора. Мы свою на огород отвезли. Правда, пока везли на грузовике по ухабам, внутренняя огнеупорная облицовка покололась. Поэтому огня наша плита больше не видела. Так и стоит в домике как памятник прошедшей эпохе.

Надо сказать, что тогда взаимоотношения детей и взрослых строились по такому принципу. Мы, дети, очень хорошо понимали, что у нас нет ни каких прав, что вообще мы – НИКТО и НИЧТО, а вот взрослые – это ВСЁ! Вот станешь взрослым, тогда и будут у тебя права. Я думаю, что это правильно. Уважение старших, а тем более старых, в то время было возведено в высокую степень. Если на улице какой-нибудь взрослый человек, которого первый раз видишь, делает тебе замечание по какому бы то ни было поводу, то всё – стоишь перед ним и внемлешь. А сейчас развели демагогию – у ребёнка есть права, ребёнок тоже – личность! К-а-к-а-я личность?!!! Он ещё ничего не сделал, чтобы стать личностью! Профессия учителя уже из почётной превратилась в героическую! Эти, с позволения сказать, «личности», как могут, унижают учителей, бьют их и одевают им на голову мусорные вёдра! А на улице, «личность» в виде подростка может послать матом бабушку, которая в семь раз старше его! Общество, в котором отсутствует уважение к старшим, а особенно к старым, – обречено! Во что страна превратилась?! Просто кошмар какой-то! Нравственность лежит на дне деревенского туалета. Хоть «караул» кричи! Полная деградация общества! Положили нас на лопатки в смысле нравственности! Наверное, в этом Сталин виноват.

Думаю, кто-нибудь из вас ещё помнит старую советскую песню: «Стоят девчонки, стоят в сторонке, платочки в руках теребят…». Да, были девчонки в наше время, а сейчас: «Стоят девчонки, стоят в сторонке, сигареты в руках теребят…». Вот так! САМОЕ СТРАШНОЕ то, что процесс-то этот уже стал НЕ-О-БРА-ТИ-МЫМ!… Ну вот. Опять я пошёл вразнос из-за этих «личностей».

Были у нас и свои кумиры. Самым великим после Ленина – конечно, Гагарин. Думаю, сейчас у детей тоже есть кумиры. Да только весь вопрос в том, кто они? На кого наши дети сейчас хотят равняться, с кого хотят брать пример?

Соберёмся, бывало, несколько человек, и кто что про Гагарина говорит, а я: «Вот, Гагарин придёт в магазин, а ему там, наверное, всё бесплатно дают». И ведь так всерьёз и думали. Уже в 68-м году как-то вышел я во двор, смотрю все ребята какие-то не такие, какие-то понурые. Ко мне сразу Наташа из второй квартиры подошла и говорит скорбным тоном в полголоса: «Гагарин погиб». Вся страна в трауре и мы, дети, тоже. А сейчас по какому поводу дети могут быть в трауре? Наверное, только, если у них отнять айфон, смартфон или ещё какой-нибудь подобный «фон». Дай Бог, чтобы я был не прав, но действительность доказывает обратное. Я как-то слышал, что некий Лоза, который, наверное, считает себя выдающимся деятелем песенных искусств и который, как я считаю, не стоит и ногтя Юрия Алексеевича, сказал, что Гагарин никакого подвига не совершил – он просто лежал… Как бы с годами дело не дошло до того, что потомки скажут: «Гагарин никуда не летал. Его полёт сняли на Мосфильме»…

 

Фото 10. Наш Великий Юрий Алексеевич

 

В 60-х годах прошлого века запуск ракеты был событием. У нас телевизор  появился году в 65-м. Это был чёрно-белый (цветных тогда ещё не было – информация для юных) «Старт-3» с размером экрана всего-то 220×290 мм. Эмблему от него я оставил себе на память. Помню, сплю уже крепким сном, вдруг отец схватил меня на руки и бегом в другую комнату, к телевизору. Посадил к себе на колени: «Смотри! Ракета!». Я полусонными глазами смотрю на экран – ракета поднимается, оставляя за собой огненный след. Вот это да-а! Так я первый раз увидел настоящую ракету (и запомнил этот момент на всю жизнь), а до этого – только на картинках. Тогда мы гордились новыми достижениями нашей страны.

Фото 11. Таким был наш первый телевизор образца 1959 года (паспорт и одновременно инструкция)

Фото 12. И всё, что от него осталось

 

Были и антикумиры. В 66-м году на киноэкраны (не путать с телеэкранами) страны вышел «Фантомас». Что тут началось! По всему городу на заборах, на стенах домов, где только можно, стали появляться надписи «FANTOMAS». В школе ученики стали находить в своих карманах записки с той же надписью или с надписью такого рода: «Мне нужен труп, я выбрал вас, до скорой встречи. Фантомас». Кругом только и разговоров, что о Фантомасе. Какое-то сумасшествие. Это был красноречивый пример того, как можно навязывать извне, что бы-то ни было целому обществу. Вот так нам навязывали, навязывали и в итоге…

Фото 13. Ох уж этот Фантомас

 

Что касается кино, то сначала, в раннем детстве, мы смотрели его дома. Понятно, что никакого видео тогда и в помине не было, и телевизор у нас появился не сразу. Смотрели мы не фильмы, а диафильмы. Для нас это было что-то завораживающее (жаль, что нынешние дети этого лишены). Диафильмы смотрели посредством фильмоскопа. Ставили его на табуретку, направив на импровизированный экран (стену или повешенный на неё кусок белой материи), в специальную рамку с поворотной ручкой заправляли плёнку, гасили свет, включали фильмоскоп – и начиналось что-то загадочное и интересное. На экран проецировался кадр (картинка с небольшим текстом в одно-два предложения). Кто-нибудь из родителей читал текст, а на следующий кадр плёнку уже прокручивал сам. Помню даже некоторые названия диафильмов – «Зайка-зазнайка», «Братец Кролик и братец Лис», «Храбрый портняжка», «Маленький погонщик слонов». Когда мы подросли, то смотрели уже настоящие фильмы в кинотеатре.

Фото 14. Его величество фильмоскоп – тот самый, на котором я «плёнку уже прокручивал сам»

 

В то время в нашей стране была идеология. У нас в детском саду в группе висел большой портрет, и мы знали, что это – дедушка Ленин. Наш дом был красного цвета, а соседний (одиннадцатый) белого. Так вот мы дразнили ребят из этого дома: «Эй вы, беляки! А мы – красные!» – как в гражданскую войну. Нас учили доверять людям – всё должно быть на доверии. А сейчас наоборот всё построено на недоверии – только и жди, где тебя обманут. Из СМИ только и слышишь, только и видишь постоянные предостережения: «Будьте бдительны!» – вокруг то мошенники, то террористы. Да что же это за жизнь настала? Живи и оглядывайся.

В то благословенное время  люди думали: было бы счастье, а сейчас – была бы работа. Тогда мы верили в то, что страна идёт в светлое будущее. А сейчас оглядываешься назад, вспоминаешь и думаешь: а ведь тогда было светлое настоящее. Сейчас в стране идеологии нет. Хотя… всё-таки есть – идеология «Золотого тельца». Когда в умах главенствуют только деньги, то ничего хорошего уже не жди. Я тут как-то слышал одно высказывание: «Ленин отменил Бога, а Ельцин – совесть». Бога вернули, а совесть вернуть уже невозможно, потому что процесс-то стал НЕОБРАТИМЫМ!

 

В материале использованы фото: автора, А. И. Гребенникова, неизвестного мне фотографа из городской фотографии, Николая Михайловича Чулкова и найденные в интернете. Портрет В. С. Сивожелезова любезно предоставлен его дочерью Инной Владимировной. Портрет Н. К. Кряжимского добродушно предоставлен Надеждой Викторовной Борисовой.

 

Выражаю большую благодарность за помощь, оказанную при подготовке и размещении на сайте этого материала, Валентине Петровне Порваткиной и Марине Александровне Власовой.

 

Продолжение в материале «Город моего детства, отрочества и юности».

Просмотров: 359

К этой записи 6 комментариев

  • А. М. Подурец А. М. Подурец:

    Костя, я тебя обрадую: КОАПП опять передают! По воскресеньям на «Радио России».
    Насчёт солдат. С одной девочкой из нашего класса познакомился (во всяком случае, по её рассказам) один солдат из нашей части. Он был из Азербайджана и выдавал себя за брата известного в то время певца Полада Бюль-Бюль-оглы. И она ему верила.

  • Сергей:

    Полностью подтверждаю, что в те годы в наших дворах так оно все и было! Прекрасное повествование с уникальным фотосопровождением! С благодарностью за минуты возвращения в детские годы на Боровом и добрые пожелания автору — С.Егоршин.

    1. Ткачёв К. И.:

      Сергей, большое спасибо за добрые слова! Это был многолетний, титанический труд, результат которого сейчас можно прочитать и посмотреть. А тебе желаю успехов во всём, в том числе и в отражении исторических (краеведческих) материалов на нашем сайте (ты уже долго здесь не появлялся). Уверен в том, что у тебя есть что написать.
      С уважением Ткачёв К.

  • Валерий Валерий:

    Опять двойственные впечатления, как и от первой части. Притягивающие своей искренностью и деталями детские воспоминания, подкреплённые выбором фотографий, и совершенно чужеродные вставки пожилого человека с непременным ритуалом — упоминанием (и к тому же совсем не к месту) имени Сталина. Если и в следующих сериях твоих воспоминаний тоже самое — может, тебе их (брюзжания) выделить в отдельный материал — пусть их читают соответствующие «любители». А остальные с удовольствием погрузятся в мир своего детства без политики и нравоучений в «освобождённых» от них новой редакции твоих воспоминаний.

  • Андрей:

    Разница между милицией и полицией: милиция защищает граждан, обычных людей, собственный народ от преступников,грабителей и прочей швали. Полиция защищает правящий класс и бизнес от людей (эта тема хорошо раскрыта в произведении Носва «Незнайка на Луне»). Поэтому была проведена реформа с переименованием милиции в полицию, что бы как можно сильней оторвать правоохранительные органы от народа. Я бы не сказал, что это удалось, но чем дальше, тем будет больше пропасть между народом и правоохранительными органами.

    1. Ткачёв К. И.:

      Андрей, в этом я с тобой полностью согласен.

Добавить комментарий для Валерий Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>