Памяти Александра Сергеевича Козырева

С. М. Бабадей

          Предлагаемая ниже вашему вниманию статья  Сергея Михайловича Бабадея (24.08.1932 – 19.01.2021) была написана к 100-летию Александра Сергеевича  Козырева (23.04.1917 – 21.01.2000). А сегодня,  в апреле 2022 года мы отмечаем уже 105 лет со дня рождения этого незаурядного талантливого Человека. В архиве Совета ветеранов  ИФВ хранятся многие  материалы, посвящённые А. С. Козыреву, но эта статья С. М. Бабадея занимает совершенно особое место.

С. М. Бабадей (1932-2021)

        23 апреля 2017 г. исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося деятеля отечественной науки и техники Козырева Александра Сергеевича. Коренной петербуржец из интеллигентной семьи, он в 1941 году с отличием окончил инженерно — физический факультет Ленинградского политехнического института и начал свою деятельность в области разработки и совершенствования боеприпасов. Уже  в самом начале войны в 1941 г. его изобретение было использовано в действующей армии. В военное время он работает на заводах по производству боеприпасов. В 1942 г. он инженер – исследователь на заводе № 309 Наркома боеприпасов (НКБ) в г. Чапаевск, с 1942 г и до окончания войны – старший инженер, начальник цеха, начальник центральной заводской лаборатории завода № 386 НКБ в г. Новосибирске. Здесь он запатентовал несколько изобретений.

По окончании Великой Отечественной войны он возвращается в родной Ленинград и поступает на работу в Специальное конструкторско-технологическое бюро № 5 Министерства боеприпасов.

С середины 40-х годов прошлого века  в связи с угрозой применения ядерного оружия, развертываемого в США,  в СССР начинаются исследования, связанные с возможностью использования в оружии термоядерного синтеза. В этой обстановке Александр Сергеевич выдвигает и обосновывает идею достижения высоких температур, необходимых для синтеза тяжелых изотопов водорода, за счет схождения детонационной волны при подрыве сферического заряда взрывчатого вещества — идею имплозии. Более того, он предложил и конкретную схему такого устройства. Предложение своё он оформил в виде секретного отчёта “Техническое описание” и направил его 25.04.1947 г. (хороший подарок стране в ознаменование своего 30-летия) в адрес Заместителя Председателя Совмина (Л.П. Берия) и начальника ПГУ (М.Г. Первухин).  В результате Александра Сергеевича откомандировывают в распоряжение КБ-11 и в феврале 1948 г. он прибывает в Саров.

А. С. Козырев – такой красивый молодой человек прибыл на Объект тов. Зернова (КБ-11) п/я 975 в феврале 1948 года. (Фото из ЛК в кадровой службе ИФВ)

     В КБ-11 в это время идут энергичные работы по подготовке к испытаниям первого атомного заряда  СССР РДС-1 и  его направляют в отдел 48 для “доведения до ума” электродетонаторов и системы подрыва заряда ВВ. Работа была выполнена на “отлично” и после успешного испытания советской атомной бомбы Александра Сергеевича награждают орденом Ленина.  Но ему нужны не награды. Он настойчиво стучится во все двери с просьбой начать исследования по интересующей его проблеме. В рабочем порядке он находит сторонников своей идеи среди физиков – теоретиков (Зельдович Я.Б., Сахаров А.Д., Забабахин Е.И., Попов Н.А.), которые проводят первые оценочные расчёты. На основе этих оценок он в апреле 1952 г. снова обращается к руководству КБ-11 (А.С. Александров, Ю.Б. Харитон, Н.И. Духов, К.И. Щёлкин) с просьбой начать полномасштабные экспериментальные и расчётные работы по осуществлению термоядерной реакции. В своей докладной записке он указывает, что такое взрывное устройство может найти практическое применение, как импульсный источник нейтронов. Это предвидение полностью подтвердилось и до сих пор используется, как инструмент при разработке и контроле качества ядерных зарядов. Указывает он также, что под руководством В.Ф. Гречишникова и Б.А. Юрьева конструкторы уже выпустили  документацию на экспериментальную систему.

Это письмо сработало. Были выданы соответствующие поручения и уже 22 мая Я.Б. Зельдович, Д.А. Франк-Каменецкий и Е.И. Забабахин дают самый благожелательный отзыв, рекомендуют развернуть работы в этом направлении и называют  ближайшие цели теоретических и экспериментальных исследований.

Очень важным явилось создание в 1954 г. высокочувствительной  к нейтронам регистрирующей аппаратуры (Ю.С. Замятнин, В.М. Горбачёв, Н.А. Уваров). Её внедрение в практику исследований сыграло большую роль  в развитии в СССР работ по инерциальному термоядерному синтезу. В короткие сроки под руководством В.А. Александровича была создана технология изготовления термоядерных мишеней из дейтерид-тритидовых металлов. Теоретические работы на начальном этапе выполнялись, в основном, Н.А. Поповым и В.А. Александровым при постоянном внимании к ним Я.Б. Зельдовича, А.Д. Сахарова, Ю.Б. Харитона и  Е.А. Негина.

Экспериментальные работы в  начале были сосредоточены в отделе Л.М. Тимонина (И.Г. Проскурин, Р.С. Осипов, Н.Б. Лавровская и др.)  Проводились такие же исследования под руководством Е.И. Забабахина и нашими коллегами на Урале.

Для расширения фронта экспериментальных работ  в 1958 г. был создан специальный отдел под руководством А.С. Козырева (Ю.Д. Лавровский, М.И. Арифов, Л.Д. Рябев, С.М. Бабадей, В.В. Новиков и др.). Между отделами и экспериментаторами  началось дружеское творческое соревнование в погоне за максимальным нейтронным выходом.  Но вскоре обозначился предел, который в экспериментах с каскадными системами не позволял приблизиться к результатам теоретических расчётов.

В том же 1959 г. Е.И. Забабахин предложил использовать в экспериментах кумулирующие слоистые системы из чередующихся слоёв лёгких и  тяжёлых материалов.  Это новшество было применено в многообразных комбинациях чередующихся слоёв, что позволило существенно поднять потолок нейтронного выхода в экспериментах. По результатам исследований стало ясно, что разница между расчетами и экспериментом объясняется асимметрией, присущей экспериментальным зарядам, и явлениями гидродинамической неустойчивости в сферических слоях. Возникла двоякая необходимость:  повышать точность изготовления элементов заряда и проводить исследования эффектов на границах раздела двух сред на ударной волне.

Под руководством А.С. Козырева  была сформулирована концепция прецизионного заряда. В 1962 г. в отделе были начаты исследования жидкого взрывчатого вещества и многоточечной системы сферического инициирования. Изготовление деталей кумулирующих систем заряда проводилось с особой точностью. Возросшие расчётные возможности позволили теоретикам (Л.С. Мхитарьян,  В.М. Данов, В.А. Щербаков)  расчетным методом оптимизировать ряд кумулирующих систем и предложить их для экспериментальной проверки.

В результате этого большого комплекса работ был проведён в декабре 1982 г. опыт, в котором зарегистрирован рекордный нейтронный выход  для систем инерциального термоядерного синтеза не только в стране, но и за рубежом.

ПШЗ–375 в последнем опыте 30 марта 2010 года перед заполнением ЖВВ

      Большой успех сопутствовал исследованиям гравитационной неустойчивости и турбулентного перемешивания на границах сред разной плотности, начатым в отделе А.С. Козырева Е.Е. Мешковым. Эти исследования получили мировую известность, а один из видов неустойчивости получил наименование Мешкова — Рихтмайера.

Александр Сергеевич приложил много усилий для закрепления приоритета СССР и советских учёных в работах по инерциальному термоядерному синтезу. В 1965 г. он предпринял попытки попасть с публикациями в открытую печать, но существующие в то время режимные  ограничения его остановили. Только в 1978 г. в американском журнале “Natute “  опубликовано письмо А.С. Козырева, Н.А. Попова и В.А. Александрова ”Первенство в термоядерном синтезе за СССР” (т. 275, стр. 476). После этого последовал целый ряд публикаций, с библиографией которых, к примеру, можно ознакомиться в статье Н.А. Попова, В.А. Щербакова в журнале “Успехи физических наук”, т. 178, № 10, октябрь 2008 г.

В 2004 г. удалось разыскать в архивах подлинник отчёта А.С. Козырева “Техническое описание”, рассекретить его, перевести на английский язык и издать на двух языках в типографии ВНИИЭФ в количестве 400 экземпляров. Это хорошая память об Александре Сергеевиче.

Александр Сергеевич был обаятельным человеком. Связи со специалистами в научных учреждениях были самые обширные. По неофициальному поручению Ю.Б. Харитона он курировал в соответствующих институтах работы по взрывчатым веществам. Полученная при этом информация позволила  А.С. стать инициатором разработки новой взрывчатой композиции, которая была использована в ряде серийных изделий.  За  спецматериал, применённый в изделиях, он с группой коллег стал лауреатом Ленинской премии. За работы над атомными зарядами ему в 1956 г. была присуждена Государственная премия.

Старшее поколение сотрудников ВНИИЭФ хорошо помнит Александра Сергеевича – жизнелюба, улыбчивого,  доброго человека  с широкой и открытой русской душой.  Сколько коллекционеров минералов в городе благодарны и обязаны ему пробуждением интереса к миру цветного камня. У него была прекрасная семья — жена Элеонора, которую он называл Элечка, и сын Александр.

Молодая семья Козыревых –  счастье скрыть трудно!

 До 1956 г. держались в Сарове его спортивные рекорды в прыжках и толкании ядра. А его научный подвиг вписан в историю человечества.

А. С. Козырев – портрет с Доски Почёта Лауреатов ИФВ

 

                                                                               С. М. Бабадей, 2017 г.

(Фото предоставлены Советом ветеранов ИФВ.)

Просмотров: 652

К этой записи 2 комментария

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Саровская газета «Вести города» на сегодня ЛУЧШАЯ городская газета Сарова. А её номер № 16 (654) от 27 апреля 2020 года — ЛУЧШИЙ её выпуск за последнее время… И не только потому, что в этом выпуске опубликован наш материал о А. С. Козыреве под заголовком «Научный подвиг, вписанный в историю человечества», но главное в этом выпуске по разрешению А. М. Подурца начата публикация серии воспоминаний Л. С. Русина…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>