В январе 2010 года «Саровская пустынь» отправилась в своё очередное новогодне-рождественское путешествие. Немного пообсуждали другие варианты: Минск, Казань, но в общем-то, кандидатура Львова на проведение мероприятия была утверждена довольно быстро. И действительно, город интересный. Главный недостаток – далеко, ехать около двух суток. Сразу определился и состав участников. Основной костяк – позапрошлогодняя киевская бригада (А. Агапов, А. Подурец, И. Малышева, Л. Виноградова, Н. Файкова) минус Егоршин (сказал, что ему надо работать над книгой), плюс Татьяна Сурова и Костя Ткачёв. Итого 7 человек. Но поехало 6, Костя заболел, причём уже в самый последний момент, после Нового года. (Потом при каждой посадке в поезд мы пытались вычислить, а где тут костино место, — он сдал билеты, и всегда кто-то посторонний вклинивался в нашу дружную компанию).

Родные и знакомые боялись за нас. Львов представлялся им гнездом воинствующих националистов, бандеровцев, нас там могли обидеть и даже побить (вспоминался анекдот времён распада СССР: «… не останивка, а зупынка, а ты, москалику, вже прийихав!»). В общем, в глазах некоторых мы выглядели смельчаками, что было приятно. В действительности же всё оказалось прозаичнее, то есть спокойнее.

Билеты были взяты плацкартные, на общую сумму 5600 руб. с каждого. В общем, покупкой билетов подготовительный период окончился, а вечером 2-го января нового года «Саровская пустынь» встретилась у вагона № 13 поезда Берещино – Москва.

 

День первый

2 января (сiчня), суббота

Отправление в 18:30. Привычно заняли свои места. В Берещине мы с Агаповым прогулялись, несмотря на мороз, дабы не нарушать традиции и купили в магазинчике колоду игральных карт. (Правда, сыграть нам в преферанс, потом почти не удалось. Уже в поезде Львов-Москва мы начали было игру, но мне стало везти: я сыграл подряд восьмерную и две семерных, Наталья крупно подсела и потеряла интерес к игре.) Потом выпили бутылку шампанского, которую я вывез со встречи Нового года в «Гайдаре» и агаповскую бутылочку муската. Легли спать.

День второй

3 января, воскресенье

Москва, как обычно, появилась в 7 утра. Мы не спешили, поезд наш в 12:27, — времени для прогулок по Москве мало. Да и холодно было, градусов 15. Сперва мы немного посидели в кафетерии на Казанском вокзале, попили чайку с припасами. Потом не торопясь переехали на Киевский. Расположились в зале ожидания, по очереди побродили по вокзалу. После десяти все кроме Толи и Тани пошли в привокзальный торговый центр. Там, походив для порядка по магазинам, мы вкусно пообедали в «Граблях».

Поезд 211 Москва-Львов встретил нас жутким холодом. Вагон № 2 был натурально промёрзший. До вечера мы просто сидели, скучившись и не снимая курток. А я поддел на себя то, что ещё было не поддето. К вечеру стало потеплее. Ненамного, но можно было уже спать, сняв куртку. На станции Сухиничи развлечение: все торгуют мягкими игрушками, от миниатюрных до гигантских. С нами рядом ехали бригада каких-то мужиков, видимо с заработков, и словохотливая женщина, всегда готовая что-то подсказать. Например, когда мы начинали между собой гадать, какой курс гривны, она тут же позвонила на Украину узнавать и т.п. Граница была вечером (русская в Брянске, украинская в Конотопе), — сначала по вагону прошли молчаливые что-то высматривавшие таможенники, потом пограничники. Украинские погранцы забрали у нас заполненные миграционные карты. После таможни легли спать.

 

День третий

4 января, понедельник

С утра уставились в окно. Всё заметено снегом, чувствуется, что холодно, почти как у нас в России. Примета юга – омела (летом её не видно в кронах, а зимой она вся на виду). Прибытие во Львов в 11:44 по местному сдвинутому на час времени (во Львове я потом увидел футболку с надписью «Вставай, Украина! Москаль уже час не спит»). Наконец-то я дозвонился до нашей принимающей стороны по имени Людмила. Ещё на раннем этапе переговоров она пообещала встретить нас на транспорте и бесплатно подвести к квартире. Теперь она про это не вспомнила, а велела брать такси на вокзале и ехать по адресу Тарнавского 72. Так мы и поступили. Менять деньги на вокзале мы не стали, а поменяли немного еще в поезде у барыги (он менял по курсу 250 гривен за 1000 рублей и божился, что на Западной Украине курс будет хуже). Я поменял тысячу рублей, потом оказалось, что во Львове за тысячу дают 255 гривен; — за те два года, что я не был на Украине, гривна подешевела больше чем на 20%.

Таксист «снял» нас прямо у ступенек вагона. Нам было нужно две машины, и эту проблему наш таксист решил сам. Мы уселись в напрочь убитую 24-ю Волгу и поехали. Таксист говорил по-русски (как потом выяснилось, с русским проблема во Львове в основном у молодежи), жаловался что таксистам сильно мешает то, что в один день в городе переименовали 700 улиц. Наша улица Тарнавского тоже ему больше знакома как Кутузова. (Но Кутузов был военачальником Российской империи, в состав которой Львов никогда не входил, а Тарнавский – генералом Галицкой армии).

Место встречи – дом № 72, но Людмила ведёт нас через улицу, в дом № 1 по ул. Толстого. «Улицу Льва Толстого таксисты не знают», — объяснила она. (У нас была возможность потом убедиться в обратном).

lvov048

Улица Льва Толстого

Улица Тарнавского – наверное, самая замысловатая во всём Львове. Она делает на своём протяжении один поворот на 180 градусов и один – на 90. Наш дом – как раз в районе этих виражей. Объясняется всё сложным рельефом. В частности, наш дом стоит на крутом скате холма, и чтобы попасть в квартиру, надо сначала спуститься вниз по наружной лестнице, а потом на 3 этажа подняться по внутренней. Квартира наша двухуровневая. Внизу – холл-прихожая-кухня (кухонная часть с подогреваемым полом); наверху большая комната и маленькая спальня. Туалетная комната внизу нормальная, а на верхнем этаже унитаз установлен прямо на лестничной площадке, рядом душевая кабина, отгороженная прозрачной занавеской. В общем, хозяин либо большой шутник, либо жил тут один. Отделка квартиры интересная: внизу – в античной стиле, наверху – в фольклорном. Но самая главная фишка – ОКНО! Оно занимало почти всю стену нижнего этажа от пола до потолка, и из него видно было всю центральную часть Львова. Можно было никуда не ходить, просто сидеть у этого окна и смотреть.

lvov001

А из нашего Окна… даже ратуша видна

lvov007

А из нашего окошка Австро-Венгрии немножко…

Во Львове проблемы с водой. Подают её только на несколько часов утром и вечером. Днём можно пользоваться водой из бака, который наполняется автоматически, но нужного напора бак не обеспечивает, поэтому принимать днём душ – чревато возможностью оказаться в положении мужа Эллочки — людоедки, что со мной-таки поначалу произошло. Отопление в квартире от автономного газового котла, температура нормальная. Но захваченным мною электрообогревателем мы всё-таки пользовались, потому что на верхнем этаже было прохладнее, чем внизу.

lvov004

А это вид в Окно снаружи (Т. Сурова, И. Малышева, Л. Виноградова, А. Подурец)

Сразу дали хозяйке 100 гривен на дрова, чтобы пожечь камин. Их привезли дня через два.

В 10 минутах ходьбы от нас Стрыйский рынок. Немного поплутав по кривым улочкам, мы сходили туда и купили домашней колбасы, сала и т.п. продуктов. Цены практически наши, может быть, только чуть ниже. Но колбаса вкусная, а варёной как у нас, просто нигде не видно.

Поели (варёная картошка с консервированной курицей), отдохнули. Однако, темнеет, а хочется ещё пройтись по городу.

От нас до площади Рынок минут 20-25 ходу. В центре города стоят ларьки с глинтвейном, закусками, сувенирами. Вышли к оперному театру, и наша главная театралка Наталья решила попытать счастья. Касса уже не работала, но билетёрша за 40 грн с носа нас впустила. Мы сперва сунулись не к той женщине внутри театра, чем вызвали лёгкий переполох, но потом нашли всё-таки «свою», и она усадила нас в отдельную ложу яруса, прямо почти над сценой. Шёл сборный концерт из оперетт Штрауса под названием «Король вальсов». Всё на украинском. Зато недолго, полтора часа с антрактом. Зал был заполнен наполовину. В перерыве к нам пристала какая-то пожилая женщина с повадками театральной деятельницы в отставке и предложила за 10 грн провести экскурсию по театру. Экскурсия ограничилась всего несколькими фразами, поскольку скоро дали звонок. А театр действительно красивый (утверждается, что третий по красоте в Европе после венского и одесского).

lvov022

Театр не полон, но ложи блещут

Вечером после ужина к нам зашла хозяйка Людмила с какой-то своей подругой из Киева (занесла не хватавшее бельё) и застала нас за весьма странным занятием – мы пели песни хором. Посмотрела как на группу идиотов.

Спал я на раскладном кресле в компании почти всех женщин. Узко, лежу по стойке «смирно», но сплю хорошо. Женский коллектив хорош тем, что никто не храпит, недостаток – дамы наши любят спать под работающий телевизор. Кстати о телевизорах. Они – в каждой комнате, и первое, что делает член «Саровской пустыни», придя в комнату или на кухню – это включает ящик. Всё остальное – потом. При этом все говорят, что телевизор они совсем почти не смотрят, но выключить его не соглашаются, — важно, чтобы в углу что-то бубнило. Пусть даже по-украински.

lvov009

Остался только один огурец… Есть о чём задуматься

Кстати, об украинском языке. В Киеве он воспринимался несколько искусственно, поскольку ты видишь одно, а слышишь – другое. Во Львове украинский абсолютно естественен, так как вокруг и везде – только он. Под конец мы так в него «погрузились», что и новости по телевизору стали смотреть по-украински, ещё недельку бы пожили, и, думаю, заговорили бы. Местное население понимает по русски, естественно, всё, но некоторые говорят с трудом (особенно молодые). Обычно мы говорили по-русски, нам отвечали по-украински. Все, как говорится, при своих и все довольны. Никаких трудностей или напряжённости в этом смысле мы не встретили.

 

 День четвёртый

5 января, вторник

По утрам у нас не практиковались ни будильники, ни коллективные побудки. Я обычно просыпался около восьми и спускался на кухню, где к этому часу уже кто-то возился. Не спеша умывались, завтракали, любовались видом из окна. Потом, разложив карту на столе, определяли план на день. Дом покидали около 10 часов, опять-таки не спеша. А куда спешить, если ты на отдыхе?

lvov037

Куда сегодня?

Первой достопримечательностью, осмотренной нами во Львове стал костёл, а ныне музей местного скульптора XVII, кажется, века некого Пинзеля. Выставлены в основном его скульптуры для церквей из гипса и дерева. Скульптор действительно интересный. Все его персонажи похожи друг на друга – этакие носатые породистые поляки. Смотрительница сообщила нам, что его называют львовским Микеланджело и обратила наше внимание на деталь росписи купола церкви: одна из фигур была изображена с ногами, одна из них нарисованная, а другая – скульптурная, свисающая с потолка. И в старину были люди с юмором.

Потом зашли в бывший костёл бернардинцев, ныне храм Украинской греко-католической (униатской) церкви. В конфессиональной принадлежности львовских храмов можно легко запутаться. Только православных церквей тут четыре: УГКЦ, УАПЦ (автокефальная), УПЦКП (Киевского патриархата) и УПЦМП (Московского). Плюс католический собор. А когда-то почти всё это строилось как католические церкви. Но нас это мало смущало, наши женщины объявили, что бог для всех один и преспокойно ставили свечки и молились во всех подряд христианских храмах.

lvov075

Костёл босых кармелитов

В здании Арсенала зашли на выставку-продажу церковной утвари. Много скульптур, особенно Богоматери. Потом поднялись на холм и заглянули в бывший собор кармелитов.

lvov079a

Первопечатник Иван Фёдоров

Вокруг памятника Ивану Фёдорову (он ведь здесь во Львове стал русским первопечатником) – книжный развал. Я за 15 грн прикупил книжечку «Над картой Родины» 1948 года издания. Рядом – бывший доминиканский костёл, в помещении по соседству – музей истории религии. Зашли. Мне запомнилась большая православная икона с изображением страшного суда. Помимо других грешников на иконе была изображена очередь из разных народов: немцы, ляхи, жидове, татары, армяне, турки, и вдруг … козаки. Да, если вспомнить историю, казаки вовсе не были братьями для местного православного населения, ведь здесь была всегда самая что ни на есть Польша. Интересная, конечно, история у Львова. Как город он всегда был польско-немецким. И вот после 2-й мировой войны всех поляков отсюда вежливо попросили и в немецкие и польские дома вселили украинцев и русских. (Но как выяснилось, поляки во Львове всё-таки остались, мы с ними ещё встретимся). Для Львова нельзя употреблять слово «дореволюционный», поскольку здесь не было революции. Здесь говорят: «австрийский дом», «польский дом». Чтобы не касаться темы национальной принадлежности, в ходу своеобразная политкорректность. Например, говорят: «львовский архитектор» (чтобы не сказать, что он вообще-то был поляк) или «венский художник» (чтобы не сказать «австриец»).

lvov080

Доминиканский костёл

По Армянской (Вирменской) улице вышли к цели нашего похода – Национальному музею. Оказалось, что посмотреть его стоит 24 гривны (до сих пор в музеях мы платили по 5). Потом, правда, выяснилось, что это максимальная цена, со всеми выставками, но запал, как говорится, уже был подпорчен, и «Саровская пустынь» от музея дружно отказалась и пошла обедать в соседнее здание, гда располагалось заведение «Домашняя кухня».

После обеда зашли в кафедральный католический собор, где женщина, продававшая входные билетики, сообщила нам, что в 6 вечера в соборе намечается хороший концерт. Мы запланировали это себе и пошли дальше. Вышли на площадь Рынок и полезли на башню ратуши. Туда ведут 350 ступенек. Оказалось, это довольно высоко, особенно после сытного обеда. Но вид сверху чудесен.

lvov096

Львов с птичьего полёта. Кафедральный католический собор

Спустившись с высоты, пошли в исторический музей, где за 8 грн осмотрели экспозицию из нескольких залов плюс «итальянский дворик» (1 грн). Наконец-то домой! Не доходя пары минут до дома, я откололся от коллектива и завернул в парикмахерскую «Климентина». Девушка стригла меня долго и старательно (32 грн).

Подоспел как раз к обеду. Но послеобеденный отдых был краток, — надо опять спешить в центр, чтобы поспеть на вышеупомянутый «концерт». На него пошли все, кроме Людмилы, которая решила, что лучше отдохнёт.

lvov101

Львы у входа в ратушу

Концерт оказался мероприятием скорее политическим. Весь собор был опутан кабелями и уставлен аппаратурой, – вело репортаж польское телевидение. Предупреждённые привратницей, мы прибежали заранее, но мест свободных в зале было много. Началось всё со службы. Служба недолгая, ненапряжная, велась по-польски, и мы иногда даже что-то понимали. В какой-то момент поляки вокруг нас стали к нам поворачиваться и протягивать руки для рукопожатия, такой вот ритуал. Я чувствовал себя немного не в своей тарелке, — ведь шли-то мы на концерт. Ну да ладно, можно потерпеть из любопытства. Но в соборе был совершенно дикий холод, мне казалось, что было холодней, чем на улице. После окончания молитв концерт долго не начинался, всё рассаживались оркестранты, выстраивались певцы, приходили и уходили какие-то люди. А мы мёрзли… Правда, вместе с поляками. Всё-таки Польска не сгинела в отдельно взятом Львове. Наконец, начали. Но начали с речей. И вся та часть концерта, которую я выдержал состояла из перемежавшихся 10-минутных речей и 3-минутных песен под оркестр. К тому же в соборе с вроде бы хорошей акустикой установили звукоусиливающую аппаратуру и хор с оркестром звучали неестественно. В общем, я не выдержал и сбежал, окончательно замерзнув и потому разочаровавшись в польском исполнительском искусстве. Прибежав домой, застал Люду крепко спящей под орущий по-украински телевизор. Она потом сильно испугалась, когда проснулась от тишины (я выключил телик).

Остальные пришли позже, также не досидев до конца.

Днём нам привезли дрова. Но они оказались сырыми, гореть не хотели. Мы разложили их по батареям, чтобы просушить.

 

День пятый

6 января, среда

В этот день мы спланировали «левый», если смотреть на карту, маршрут. После неспешного завтрака вышли из дома и через Стрыйский рынок по улице Коцюбинского, мимо Цитадели прошли к Галерее искусств. Получили большое удовольствие от картин. В основном, живопись XIX – начала XX веков, польская и австрийская. Агапов даже решил разориться на 30 гривен и купить разрешение на фотосъёмку. Потом мы перешли в находящийся неподалёку дворец Потоцких, где экспозиция западноевропейской живописи. Этот отдел не так интересен, к тому же в залах неудачное освещение. Но само здание очень красивое.

lvov139

Дворец Потоцких

На выходе из музея неожиданно разговорились со смотрительницей. Она оказалась полькой, из её слов несколько прояснилась этническая львовская ситуация. «Местные украинцы, — сказала она, — такие дураки! Панами себя вообразили». Стало понятно, что в её представлении паны настоящие – это по-прежнему поляки. А украинцы – случайно пришедшая к власти голытьба. Особенно её возмущало, что местная элита любит устраивать во дворце Потоцких свои начальственные банкеты и вечеринки. В президентских выборах, которые, к слову сказать, через пару недель, она собиралась голосовать «в первом туре за Ющенко, во втором за Тимошенко». А вообще-то, призналась нам женщина, голосовать не за кого. Она владеет свободно тремя языками («если бы я не говорила по-украински, то здесь бы не работала»), и дети её ходили в польскую школу, которых во Львове две.

Далее наш путь лежал к собору святого Юра. Помню, еще в глубоко советские времена мне на глаза попадалась книжка «Под сенью святого Юра» — о кознях униатов. Собор – кафедральный для УГКЦ.

Во время прогулок по Львову кажется, что вот если почистить и подновить фасады, сделать побольше ресторанчиков и гостиниц, то будет почти Прага. В конце концов, это ведь та же Австро-Венгрия, только её бывшие задворки. По-видимому, и местные жители не против этого – к туристу, в том числе российскому, здесь отношение уважительное.

Собор святого Юра стоит на горе, но несмотря на это целиком ниоткуда не виден. Внутри мы столкнулись с единственным за нашу поездку проявлением национализма. В собор вошла экскурсия, и экскурсовод говорила по-русски. К ней подошёл какой-то человек и сказал, что здесь можно говорить только по-украински. Туристы сказали: «Говорите, мы поймём». Наверное, они были киевлянами.

lvov142a

Под сенью святого Юра

Мимо памятника жертвам политических репрессий (что-то непонятно-экспрессивное), доски в память жертв НКВД – гестапо – МГБ по улице Бандеры пошли домой. Дома нас ждала, — нет, не холодная постель, — а сваренная с утра кастрюля консервированного борща с тушёнкой. В квартире не оказалось глубоких тарелок, зато было много хрустальных салатников. Вот из них мы борщ и похлебали. Потом отдых.

lvov148

Выбор домашнего зельца Агапов не доверял никому

Ближе к вечеру, когда уже стемнело, мы по телевизору в новостях увидели репортаж из Львова, как там славно встречают Рождество: шла процессия детей с хоругвями, на центральной площади установили какое-то чучело… Чего же мы дома-то сидим?! Пошли тоже в центр. Но город словно вымер. Вообще, разрекламированное в интернете и нашей хозяйкой «Ризьдво во Львове» оказалось нам только помехой, — с середины дня 6-го и 7-го января в городе всё закрыто, даже многие продовольственные магазины. 6-го вечером по центру слонялись только малочисленные группы русскоязычных туристов, даже ларьки с сувенирами и глинтвейном не работали. Все львовяне сидели в это время за столами. Пошли «к столу» и мы. Сварили картошки, почистили селёдочку. Разожгли камин и получили большое удовольствие.

 lvov158

У камелька

 

День шестой

7 января, четверг

Путь наш лежал на Лычаковское кладбище. Занесённое снегом, оно было тихим и чистым. В основном – каменные семейные склепы с польскими надписями. Иногда попадаются вкрапления русских могил (с украинскими надписями их меньше) послевоенного советского времени. Знакомых имён почти нет, только Иван Франко да умерший молодым Ивасюк («Червона рута»). На краю кладбища большая территория выделена под захоронения павших в польско-украинской войне 1918-1919 гг. Польская часть кладбища гораздо монументальнее (построена в 2005 году): с памятниками, галереей, стелами, судя по могильным крестам, там лежат в основном пацаны 16-17 лет от роду. На входе висит доска, с надписью о том, что Ющенко и Квасьневский мирятся, потому как они все теперь в едином европейском доме. Дружба дружбой, но на польской части кладбища стоит сторожка, в которой постоянно живёт охранник – львовский поляк. Он вышел к нам, поговорил. Сказал, что основная его задача – охрана от происков местных украинских националистов. К тому же в сторожке – бесплатный туалет. А на входе на кладбище – платный.

lvov170 lvov175

На Лычаковском кладбище   Польские воинские захоронения

По улице Лычаковской дошли до центра города. Думали, что там какие-нибудь праздничные мероприятия. Но там было тихо. На площади Рынок мы выпили глинтвейна, потом пообедали в знакомой уже «Домашней кухне», после чего стадо разделилось. Толя с Натальей захотели сходить подняться на Высокий замок, Ира захотела в костёл Марии Снежной, а мы с Людой сели в стоявшее за углом такси и за 30 грн (подозреваю, что местным эта поездка бы обошлась раза в полтора дешевле) доехали до дома. У меня, честно говоря, подмокли ботинки (под ногами была снежная каша – температура около -1, а снег с улиц почти не убирается), к тому же наступило некоторое насыщение впечатлениями. Послеобеденный отдых был как нельзя кстати, — я просто повалялся на диване с книжкой.

lvov181c_mal

Глинтвейн. Дамы пьют стоя

Когда подошёл народ, мы соорудили ужин из магазинных пельменей и вареников с картошкой под водку с апельсиновым соком. Вечером никуда уже не пошли, смотрели по телику «Мастера и Маргариту» две серии подряд, потом «Большую разницу» в киевском варианте, но с «нашими» ведущими Ургантом и Цекало, потом даже «Комеди клаб».

В какой-то момент заметили через окно в густых сумерках на крыше впереди стоящего дома какого-то зверька. Подумали кошка. Ан нет, — хвост пушистый. Значит, белка. Но и белка не подошла, наш был крупнее. В общем, что-то типа хорька. Интересная тут у них фауна! К этому можно заметить, что среди синиц, прыгавших у нас под окнами, половина были лазоревки с голубыми головками. У нас такие редки.

Собрали вещи, завтра рано утром отъезд.

 lvov188_vin

Прощай, любимый город

 

День седьмой

8 января, пятница

Наш поезд в 8:37, будильники были поставлены на 6 утра. Таня тоже поставила свой будильник, но время на местное в нём оказалось не переведённым, и он зазвенел в пять. Потом я так и не заснул.

Ключ по просьбе хозяйки мы засунули под коврик и двинулись к Стрыйскому рынку на остановку трамвая № 1 (проезд 1 грн), который и довёз нас до вокзала. На вокзале купили кому что надо, обменяли назад деньги (на всё пребывание во Львове у меня ушло около 2500 рублей).

Поезд № 74 Москва-Львов набит до отказа, плюс проводники взяли несколько безбилетников. Мы все разбросаны по разным частям вагона, в основном на верхних полках. Моё место №4 рядом с Таней – она на 54-м боковом. Агапов, Люда и Ира – у противоположного туалета, у них там в соседях собака. У нас – маленькая девочка Поля на одной полке с мамой подо мной, так что единственная возможность – лежать наверху. Я купил на вокзале какой-то дурацкий боевик, вот его и читал. Даже в картишки перекинуться или поесть вместе неудобно.

День восьмой

9 января, суббота

Москва в 9:10. Не спеша перебрались на Казанский вокзал, сдали вещи в камеру хранения. Я пошёл бродить по Москве. Оказалось, что с одним мужиком вместо двух с коллективом пошли несчастья: у Тани украли мобильник, а Ира чуть не потеряла сумку.

Домой доехали в штатном режиме, 10-го января на КП нас встретили дети Тани и Ирины на машинах. Усталые, но довольные мы возвратились домой.

Просмотров: 1 626

К этой записи 1 комментарий

  • Алексей Демидов:

    Интересное путешествие! И теперь ясно, кто есть кто! Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>