Село Смолино сразу и не найдёшь. Притаилось оно в овраге, впадающем в речку Пузу, и даже церковь смолинскую становится видно только когда уже подходишь к селу. К бывшему селу, так как кроме церквушки ничего от него не осталось, — последний житель покинул Смолино во второй половине 1980-х годов.

Привела нас в Смолино легенда. Среди местных жителей говорят, что на кладбище около церкви сохранились каменные надгробия, под которыми покоятся «строители Саровского монастыря». Во времена не столь далёкие, когда церквей в нашей округе считай что не было, ходили к этим камням верующие люди, почитали их как святыни. А что это за таинственные «строители», что и когда построили они в Сарове, никто не знает. Мы попытаемся покопаться в этой загадке, но для начала поищем в литературе какую-нибудь информацию об истории села.

Среди помещиков Арзамасского уезда (территория современного Дивеевского района в XVI — XVII веках большей частью входила в него) в 1585 и 1591 годах упоминается некий Смола Горяинов [1]. В XVI веке, и даже позднее, несмотря на то, что всё русское население, конечно же, было христианами, сохранялись наряду с календарными именами, даваемыми при крещении, и имена некалендарные, дохристианские. Имя Смола относится к таким некалендарным именам. Им могли назвать черноволосого ребёнка («волосы, как смоль»). Большинство русских населенных пунктов в нашей округе называются по именам их владельцев. Видимо, от имени владельца — Смолы — и происходит название села. Чуть позднее, в документе 1610 года упомянута уже и «деревня Смолина» [2], в которой находилось поместье Федота и Ивана Смолиных (очевидно, сыновей Смолы). В 1612 году упоминаются Девятой и Иван Смолины дети Шедрина [3] (становится понятно, что здесь «Смолин» — это отчество, а «Ше(а)дрин» — фамилия). Наверняка Девят (Девятый) и Федот Смолин — это один человек. Просто в разных документах указаны его разные имена: крестильное — Федот и некалендарное — Девят (так могли назвать девятого ребёнка в семье).

В 1621-1623 гг. деревня именуется как «Захаровская, Смолино тож» [4]. Владельцы – Девят Фролов сын Шадрин, Григорий Исаев сын Шадрин и вдова Алена, бывшая замужем за Федотом Шадриным. Здесь у Девята уже варьируется отчество, его отца звали либо Смола (некалендарное имя), либо Фрол (календарное). Важно и другое: за прошедшие с 1612 года 10 лет владельцы Смолина не поменялись, хотя времена были смутные, и могло случиться всякое.

Далее в имеющихся в нашем распоряжении исторических сведениях зияет, к сожалению, немалая дыра — в полтора века, про которые мы ничего не знаем. А в 1785 году в ходе Генерального межевания дача села Смолина была размежевана, о чём был составлен «геометрический специальный план», то есть межевая карта, и эта карта попала нам в руки. (Слово «дача» употреблено здесь в прежнем, а не нынешнем значении. Дачей назывались угодья, которые были кому-либо «даны», иными словами, дача — это земля, землевладение, участок.) За эти полтора века в деревне появилась церковь, и Смолино стало селом. Принадлежали крестьянские души и земля в 1785 году четырем владельцам (точнее, владелицам, так как все они женщины): Фёкле Степановне Радищевой, княгине Аксинье Яковлевне Мануловой, Анне Васильевне Наумовой и вдовствующей адмиральше Марии Ионишне Головиной. Ф.Р. Радищевой принадлежали 42 души «мужеска полу», А.Я. Мануловой и А.В. Наумовой — по 105, адмиральша Головина крестьянскими душами не владела.

3

Фрагмент карты 1785 года

            О карте Смолина мы поговорим чуть подробнее ниже, а пока проследим историю села далее. В 1859 году в Смолине числится 459 жителей и 51 двор. В 1914 году население увеличилось до 780 жителей, обитавших в 127 дворах. Была в Смолине школа, в 1916 году в ней обучался 41 ученик.

Данные о появлении в Смолине церкви противоречивы. В книге «Пять веков Дивеевской земли» В.И. Карпушов пишет, что Смолино стало селом в 1864 году, когда была построена стоящая до сих пор каменная церковь Троицы. Но, как нам уже известно, церковь, по-видимому, ещё деревянная, стояла в Смолине уже в 1785 году. В другой, более поздней своей книге, Карпушов сообщает, что впервые смолинская церковь упомянута в 1645 году [5] (ссылки на источник сведений нет).

В январе 1918 года в Смолине была установлена советская власть. Вскоре после этого Смолино прославилось тем, что 11 мая того же года жителям села удалось разогнать сельский совет рабоче-крестьянских депутатов. Смолинские крестьяне («кулаки», — уточняет в своём донесении председатель сельсовета) «вели агитацию против Советской власти» и даже «избили опасно секретаря» [6]. Советская власть в Смолине была восстановлена примерно через 10 дней [7]. Какие меры были предприняты для этого, документы не сообщают.

В 1931 году в селе был образован колхоз «Выдвиженец». В 1939 году в Смолине насчитывался 631 житель, в 1978 году их осталось 107. Довольно скоро не осталось и их, село обезлюдело, как мы уже говорили, во второй половине 1980-х годов. Последние жители переехали в Суворово, к которому отошло всё смолинское хозяйство. Таким образом, история отмерила Смолину около 400 лет существования.

1

Церковь в Смолине

            Вернёмся теперь к карте 1785 года и повнимательнее прочитаем, что на ней написано.

Среди перечисленных имён владельцев села есть, как мы видим, и очень интересные. Взять, к примеру, Фёклу Степановну Радищеву, – это ведь не кто иная, как мать писателя Александра Николаевича Радищева, урождённая Аргамакова. Конечно, она сама вряд ли жила в Смолине (бывала ли — другой вопрос). Про неё известно, что после замужества жила Радищева в Пензенском владении мужа Нижнем Аблязове (ныне село Радищево), во всяком случае, детство писателя прошло именно там, и там же Фёкла Степановна умерла и была похоронена в 1804 году. Помимо Смолина за Радищевой также числилась дача в соседней деревне Камкино.

Другое звучное имя на карте — Мария Ионишна Головина (род. 1716, урождённая Новосильцева). Она была вдовой адмирала Александра Ивановича Головина, умершего в 1766 году и статс-дамой при Екатерине II. Отец Александра Ивановича — Иван Михайлович Головин (1680-1737) воспитывался с Петром Первым, был также одним из его боевых адмиралов. Такая вот адмиральская семья. Помимо Смолина М.И. Головина владела также дачей в соседнем селе Глухове.

О княгине Аксиньи Яковлевне Мануловой ничего разузнать нам не удалось, как впрочем, и об Анне Васильевне Наумовой, хотя фамилия Наумовых довольно известна в наших краях. Упоминаются Наумовы в числе помещиков Кадомского и Арзамасского уездов с XVI века. В рассматриваемом нами 1785 году А.Я. Наумовой принадлежали в нашей округе также дачи в сельце Больших Лихачах и в селе Павлове (сейчас не существующем). Числились Наумовы и среди благотворителей Саровской пустыни.

Итак, карту 1785 года мы прочитали. Попробуем теперь «почитать» камни. На одном из них, — том что побольше (а всего их два) — действительно сохранилась какая-то надпись. Но прочитать, её ни мне, ни таким же, как я любителям не удалось. Единственное, за что зацепился взгляд — это как будто слово Иоанн (IΩAN). Отправленная на «экспертизу» историку и археологу Н.Н. Грибову фотография надписи также не была прочитана, однако Николай Николаевич обратил внимание на резную «рамку» вокруг неё по краю камня, что позволяет уточнить возраст надписи. Такие рамки на могильных плитах было принято делать в XVII — XVIII веках.

2

Смолинское надгробие

            Итак, «что же мы имеем?». Довольно древнюю надпись на камне (около 300 лет) и список владельцев села спустя несколько десятилетий, а то и век. Можем ли мы высказать хотя бы несмелое предположение о том, кто был похоронен под этим камнем? С точки зрения строгой науки — нет, но мы ведь пишем не статью в научном журнале.

Понятно, что под камнями не лежат ни крестьяне, ни церковнослужители. Им ставили простые деревянные кресты. Под каменными надгробиями скорее всего находятся захоронения владельцев села, возможно, членов их семей.

На карте 1785 года нет сведений о том, что кто-то из владельцев села тут же и жил. Иногда на подобных картах бывают обозначены господские дома, но то, что таких построек не было в 1785 году не означает, что их там не было в другие годы. Единственной зацепкой у нас является прочитанная часть имени (или отчества?) — Иоан(н). Кто же из возможных «кандидатов» носил это имя?

Таких среди известных людей с перечисленными выше фамилиями двое: Иван Михайлович Головин и Иван Игнатьевич Аргамаков. Думается, что Головина можно уверенно исключить, маловероятно, что петровский вельможа, член «всешутейшего и всепьянейшего» собора был похоронен в такой глухой провинции, хотя сведений о месте захоронения адмирала обнаружить не удалось. Тем более, что поместье его невестке Мирии Ионишне досталось, скорее всего, не по линии мужа, а от родителей: фамилия Новосильцевых числится среди вкладчиков Саровской пустыни [8], т.е. они могли иметь поместье где-то вблизи Сарова.

И.И. Аргамаков представляется более подходящей фигурой. Фамилия Аргамаковых известна среди дворян Арзамасского уезда с XVII века. Заметный след в истории оставил стольник Михаил Михайлович Аргамаков, он был одним из крупнейших землевладельцав уезда, его даже называли «первый помещик в Арзамасе» [9]. Оставил этот человек след в истории основания Саровской пустыни — с согласия его и его управляющего первоначальнику Иоанну было дано разрешение на отвод земли под строительство монастыря. К концу царствования Петра I М.М. Аргамаков носил звания обер-квартирмейстера и обер-кригскомиссара. Среди владений Аргамаковых были сёла Успенское (сейчас в Первомайском районе), Шатки (районный центр), деревня Хозино, так что поместье в Смолине, по-видимому, досталось Ф.С. Радищевой также от родителей — Аргамаковых.

Любопытная деталь: Иван Игнатьевич Аргамаков является прадедом писателя, дипломата и композитора А.С. Грибоедова, и в то же время — двоюродным дедом писателя А.Н. Радищева. Воистину, вся российская аристократия была друг с другом в родстве. Вот, к слову, упомянутый двумя абзацами выше И.М. Головин был пра-пра-прадедом Л.Н. Толстого и одновременно — пра-пра-прадедом (если я не обсчитался) А.С. Пушкина! Вот какие литературные открытия совершает краевед, копаясь в генеалогии помещиков Присаровья!!

Год смерти Ивана Аргамакова не известен. Известно лишь, что в 1776 году его уже не было в живых. Тем более, нет никакой информации о месте, где он похоронен.

Остаётся ещй один вопрос: а есть ли основания считать И.И. Аргамакова «строителем Саровского монастыря»? Оказывается, есть. Его Дочь Анна Ивановна (не выходившая замуж, годы её жизни 1753 — 1806) была одной из выдающихся саровских благотворительниц. Она числится среди вкладчиков, на деньги которых построена саровская колокольня, до сих пор украшающая город. Была вкладчицей Саровской пустыни и её мать Еванфия Ивановна Аргамакова (урождённая Станкевич). Так что, если благотворителями Сарова были жена и дочь И.И. Аргамакова, то неужели он сам остался от этого в стороне? Маловероятно.

Связь Анны Ивановны Аргамаковой с Саровом, возможно, была ещё более тесной. Согласно предположению писателя Г. Шторма, изложенному в книге «Потаённый Радищев», именно Анна Ивановна, вместе с казначеем монастыря Киприаном, прятали у себя рукопись книги Радишева «Путешествие из Петербурга в Москву» во время ссылки писателя.

В общем, своей помощью Сарову, как материальной, так и не материальной, Аргамаковы вполне заслужили именоваться «строителями монастыря».

Повторим, что вырванные нами из текста четыре буквы «Иоан…» могут быть частью не имени похороненного, а отчества. Анна Ивановна? Но про неё известно, что она похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище. Так что оставим пока в качестве нашего смолинского «саровского строителя» Ивана Игнатьевича Аргамакова.

Наверное, не стоит рассматривать высказанные здесь предположения как обоснованную научную гипотезу. Мы поставили перед собой вопрос, мы попытались на него получить ответ. С ходу не получилось. Но зато сколько интересного мы узнали! В общем, Смолино нас заинтриговало. Хорошо бы, конечно, привезти туда какого-нибудь специалиста, может быть, ему удастся разглядеть на камне ещё какие-нибудь буквы.

 

1 Веселовский С.Б. Арзамасские поместные акты (1578-1618) М., 1915. стр. 17, 43.

2 Там же, 351.

3 Там же, 443.

4 Пять веков Дивеевской земли. Нижний Новгород, 1998.

5 В.И. Карпушов. Приходские храмы дивеевских селений. Арзамас, 2007.

6 Пять веков Дивеевской земли. Нижний Новгород, 1998.

7 Архив объединения «Саровская пустынь». Фонд Артемова, д. 57, л. 5.

8 И. Чистович. Феофан Прокопович и его время. СПб, 1868, с. 534.

9 Сайт посёлка Шатки

 

Опубликовано: газета «Саровская пустынь», № 10, ноябрь 2012.

 

Просмотров: 2 352

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>