Совершая пеший поход по Восточному Крыму, группа саровских туристов (рук. А.А. Демидов) посетила 1 июня 2013 г. Кизилташский мужской монастырь Святителя Стефана Сурожского, у которого удивительная судьба.

В 2010-2011 гг. в монастыре работала экспедиция Лаборатории Этноэкологических Исследований, учрежденной по инициативе Международного Социально-экологического союза, Центра Экологической Журналистики Факультета журналистики Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова и издательства «Лесная страна». Она изучала Кара-Даг и Кизил-Таш как ландшафтные культовые объекты Юго-Восточного Крыма.

Наблюдения экспедиции любопытны и интересны для любознательных, путешествующих по Крыму.

В первой части нашего рассказа дано сокращенное изложение  статьи, опубликованной по результатам экспедиции Лаборатории Этноэкологических Исследований с привлечением информации сайтов Википедии и http://etno.environment.ru, kiziltash1.narod.ru.

Авторы статьи — В.Л.Огудин (Москва, Лаборатория Этноэкологических Исследований) и Ю.А.Утробин (Крым, Феодосийский краеведческий музей). Статья называется «Кара-Даг и Кизил-Таш — ландшафтные культовые объекты Юго-Восточного Крыма».

В нашем пересказе статьи речь идет только о Кизил-Таше.

 

Обитель с удивительной судьбой

 

Кизил-Таш (Кизилташ) – урочище в Кизилташской долине, вмещающее Кизилташский мужской монастырь Святителя Стефана Сурожского, почитаемый ландшафтный объект – Святую пещеру (грот) с целебным источником, а также Разбойничью пещеру, или Алимов грот.

Монастырь и пещеры находятся к северу от поселка Краснокаменка на территории Щебетовского поселкового совета, входящего в состав Большой Феодосии (Феодосийский горсовет Крыма). Оба объекта расположены в начале оврага Кизилташ-Дере, по которому протекает Монастырский ручей. В верховьях оврага Кизилташ-Дере возвышаются над лесистыми склонами вершины Сандык-Кая (с крымск. татарск. — «скала сундук»), Курбан-Кая (с арабск. и крымск. татарск. — «скала жертвы»), Сочарикон-Кая (с греческ. и крымск. татарск.-«очищающая  от грехов скала») и скала Кизил-Таш (с крымск. татарск. – «красный камень»).

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Ущелье Кизилташ-Дере, в глубине которого спрятался монастырь. Скала Кизил-Таш на фото в центре имеет красноватый оттенок

  карта

Туристическая схема окрестностей Кизилташского монастыря. Переход из пос. Краснокаменка до монастыря обозначен красным цветом.

 

История зарождения и формирования монастыря

 В средневековье благодатная Кизилташская долина, называемая иногда Крымской Швейцарией, была густо заселена людьми, о чем свидетельствуют разнообразные археологические находки VIII-XI веков. Людей привлекали не только благоприятные климатические условия, но и многочисленные водные источники, представлявшие большую хозяйственную ценность в засушливом Юго-восточном Крыму. Один из таких источников находился в гроте, приобретшем впоследствии мировую известность. Согласно церковному преданию в Кизилташской долине в VIII веке находилась летняя резиденция сурожского архиепископа, защитника иконопочитания Святителя Стефана Сурожского. Возможно, ему полюбилось молиться в имеющем питьевую воду гроте, откуда открывался необыкновенный по красоте вид на нижележащую долину. Впоследствии грот и источник в нем были признаны святыми местами.

По некоторым сведениям  в Кизилташской долине в начале XIV века был армянский монастырь Кизилташ. В нем действовала духовная школа или семинария, в которой в числе других предметов преподавалась и духовная музыка. Приблизительно во второй четверти XIV века священнослужителями этого монастыря была построена церковь во имя Св. Богородицы. Есть сообщения о существовании в этих местах другой христианской церкви во имя Иоанна Предтечи. В гроте с источником, возможно, была часовня, о чем свидетельствовали археологические находки – остатки каменной кладки и почти не сохранившиеся следы росписи свода.

Начиная с XIV в. под влиянием ислама, усиливающего свои позиции на Крымском полуострове, христианская культура (православная, католическая) начинает угасать. Завоевание в 1475 году турками-османами генуэзских крепостей в Кафе (Феодосии) и Солдайе (Судаке) привело к закрытию и разрушению христианских монастырей и храмов. Кизилташские святыни не избежали общей участи. Впоследствии, в конце XIX века, в урочище были обнаружены развалины монастыря и большой кубический камень с изображением креста на одной из его сторон, возможно являвшийся престолом одного из храмов. Была найдена также часть мраморной колонны с рельефным изображением одного из апостолов.

Возрождение Кизилташской обители началось через 51 год после присоединения Крыма к России. В 1825 году в водах кизилташского пещерного источника пастух-татарин обнаружил плавающую деревянную икону Божьей Матери. Впоследствии он отдал ее греку-купцу Пластару, а тот, в свою очередь, прибыв в Феодосию, передал икону протоиерею Иосифу. Молва о чуде обретения иконы моментально распространилась по всему Восточному Крыму. В грот урочища Кизилташ нескончаемым потоком стали стекаться паломники. Вода и грязь источника были признаны целебными. В 1837 в гроте уже была часовня, где, как сообщает академик П.Кеппен, на столе, заменяющем алтарь, при иконе лежал обломок мраморной плиты с изображением лика какого-то святого.

Позже у пещерной часовни семь лет (примерно с 1844 по 1851 гг.) провела в молитве и одиночестве девушка болгарка Константина из с. Кишлав (Курское). Когда в Кизилташе остановились два странствующих богомольца, она перешла в урочище Топлы, где позже был основан Троице-Параскевиевский женский монастырь (1864 г.). Там Константина приняла постриг и была наречена Параскевой (умерла в 1874 г.).

Два упомянутых выше странствующих богомольца — бывший крепостной крестьянин Калужской губернии Андроник и отставной вахмистр Пантелеймон в 1851 году построили вблизи грота с целебным источником монашеский скит, представлявший собой временное жилище и крошечную часовню из плетня и глины.

В 1853 году несколько дней в урочище Кизилташ провел архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий. Он освятил эту небольшую часовню как будущий храм во имя Свт. Стефана Сурожского и дал благословение на строительство здесь монастыря.

По решению Святейшего Синода в Кизилташе создается мужской общежительный монастырь (киновия) Свт. Стефана Сурожского. В 1856 г. Крымская епархия утвердила первого игумена монастыря — иеромонаха Балаклавского Георгиевского монастыря Арсения. При нем в округе целебного источника начали возводиться первые постройки монастыря. В то время монахов было всего 11 и жили они в землянках. Первыми были построены церковь во имя Стефана Сурожского,  небольшой домик священника и четыре землянки.

Преемником Арсения в 1859 году стал также иеромонах Балаклавского Георгиевского монастыря игумен Парфений (трагически погиб в 1866 году). При нем было осуществлено возведение всех основных построек обители. В киновии построили 2 храма: зимний во имя Свт. Стефана Сурожского; летний, каменный с колоколами во имя Успения Пресвятой Богородицы (построен в 1885 году). В последнем над царскими вратами находилась икона Божьей Матери в серебряной ризе, обретенная в 1825 году в водах пещерного источника. На вершинах гор, окружающих урочище Кизилташ, были воздвигнуты громадные, хорошо заметные издалека кресты — ориентиры для паломников, впервые посещающих обитель. К Святой пещере вела лестница в 140 ступеней с переходными площадками (впоследствии он была разрушена).

В начале XX в. Кизилташский монастырь располагался на семи террасах, разбитых на горных склонах. Ему принадлежало 227 десятин земли (248 гектаров). Около 10 гектаров территории были заняты под огороды, сад и виноградник. Монастырское хозяйство имело четыре десятка голов крупного рогатого скота, лошадей, множество коз и домашних птиц. В саду прижился ливанский кедр (растет в настоящее время), что само по себе рассматривалось как благодатный признак. На территории монастыря находилось три пруда, источник в Святой пещере, и в балке Монастырский источник (Лагым-Узень). Были отрыты колодцы: один в Разбойничьей пещере (сохранился до настоящего времени), другой — вблизи церкви Успения Пресвятой Богородицы (впоследствии разрушенной) радует и сейчас паломников своей холодной святой водой. Считалось, что его наполняет вода, текущая из-под алтаря церкви. Также у сероводородного источника, находящегося на монастырской территории, монахи устроили грязелечебницу. В 1906 г. Кизилташ посетила царская семья, и государыня Александра Федоровна лечила ноги водами серного источника.

В 1910 г. в Кизилташской обители жили уже 50 монахов, монастырское подворье  находилось в Геническе на берегу Азовского моря. Монастырь стал одним из центров восточно-крымской церковной жизни, местом непрерывного паломничества и признанной достопримечательностью.

После революции в 1920 году по распоряжению крымских властей в Кизилташском монастыре была размещена детская трудовая колония имени Калинина. Но упразднили обитель только в 1923 году, и в ее стенах была размещена сельскохозяйственная артель из поселка Отуз (сейчас – Щебетовка). В церквях, с которых снесли купола, устроили общежитие и клуб. Артель себя не оправдала, и в 30-е годы здесь устроили Дом отдыха Московского военного округа.

В начале Великой Отечественной войны (до ноября 1941г.) на территории бывшего монастыря располагалась продовольственная база Феодосийского партизанского отряда.

После войны в марте 1951 года Первое главное управление при Совмине СССР начало в Кизилташе возведение арсенала ядерных боеголовок Черноморского флота СССР, отчего в конце 1952 г. вся территория бывшего монастыря стала полностью недоступной. Все старые монастырские постройки и церкви были взорваны, вероятно, для того, чтобы не привлекали паломников и туристов.

Летом 1992 г. ядерные боеприпасы были вывезены, и место бывшего закрытого объекта заняла воинская часть. Она по-прежнему не пропускала на территорию монастыря верующих и туристов, которые были вынуждены пробираться сюда в обход.

Возрождение монастыря началось в конце ХХ века.

28 июля 1995 года в Кизилташ был направлен офицером-священником Николай Демьянюк, проходивший послушание в первой бригаде морской пехоты Украины. Кроме духовно-нравственного воспитания военнослужащих ему было поручено решение вопросов землеотвода для возрождения Кизилташского монастыря.

15 апреля 1997 года на расширенном заседании Священного Синода был заслушан доклад митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря об открытии Кизилташского мужского монастыря во имя святого Стефана Сурожского. Священный Синод постановил:

«Благословить открытие монастыря, наместником его утвердить иерея Николая Демьянюка с пострижением его в монахи».

В декабре 1998 года в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя священник Николай принимает монашеский постриг с именем Никон.

В мае 2000 года по согласованию с командованием воинской части 2327 началось строительство первых братских корпусов. В 2002 году иеромонах Никон возведен в сан игумена. Свято-покровский храм в Судаке получил статус подворья Кизилташского монастыря

В 2002 г. построили храм для местных жителей и военнослужащих части, который освятили в честь Киево-Печерских Святых, родоначальников монашества на Руси. Сейчас в Кизилташской обители имеются многие частицы святых мощей: Свт. Иннокентия Херсонского и Таврического, Прп. Гавриила Афонского и Вмч. Георгия Победоносца и др. У входа на территорию монастыря поставлена скульптура ангела. Рядом с монастырским колодцем устроена площадка для отдыха. На монастырском погосте восстановлены старые могилы. Построены подсобные помещения и жилье для монахов и послушников. На вершинах гор, окружающих Кизилташ, установили два креста, как и прежде указующие путь паломникам к святыне. Восстановили пещеру с источником святого Стефана Сурожского. К ней подвели новую металлическую лестницу.

28 декабря 2000 года в день праздника Всех Святых Кизилташ посетил Митрополит Крымской епархии Владыка Лазарь. После божественной литургии Владыка освятил целебную воду Святого источника, помолился у креста убиенного в 1866 году игумена Парфения.

Монастырь продолжает обустраиваться. В 2009 году построен и освящен храм во имя преподобного Серафима Саровского. В настоящее время монастырь относится к Симферопольской епархии Украинской Православной Церкви, подчиненной Московскому  Патриархату Русской Православной Церкви.

 

Разбойничья пещера

Название — Разбойничья пещера, Разбойничий грот, Алимов грот, пещера Алима – дано в честь благородного разбойника, национального героя крымских татар. Расположена в западной части территории Кизилташского монастыря. Высота входа 330 м. над уровнем моря. К полости от площадки с храмом Прп. Серафима Саровского ведут ступени старинной лестницы. По ним можно подняться к старому кладбищу и далее по тропе к узкому входу в полость. Тропа проходит под глыбовым завалом и выводит по выступу скалы к лестнице, ведущей к гроту Свт. Стефана. Относительное положение — середина склона долины, у подножия скального выхода. Тип полости — гравитационно-обвальная; сквозные проходы под каменными глыбами, обрушившимися к подножию склонов под влиянием собственного веса. Как писал крымский историк Н.Маркс: «Разбойничья пещера … Ее образуют две сброшенных скалы». Количество входов — 3. Ориентация основного входа — восток.

По преданию, в 40-е годы XIX в. в окрестностях Кизилташа действовал разбойник Алим  с чьим именем связана пещеры. В 1849 году Алим был схвачен и осужден, жестоко наказан и сослан на каторгу. В сборнике легенд Н.Маркса ему посвящена легенда «Разбойничья пещера». В нем говорится: «… Алим ушел в Кизильташ. Там была пещера, где укрывались разбойники в ненастье, и оттуда шел ход в подземелье. А в подземелье хранилась Алимова добыча и запасы. Была и другая пещера со святой водой, которая целила раны и удваивала силы людей. …Не ждали разбойники в эту ночь никого и, укрывшись в чекмени, спали в Разбойничьей пещере вокруг догоравшего костра. Спал и Алим зыбким сном. Видел, будто забыл испить к ночи святой воды, как делал всегда, и вбегает в Святую пещеру. Но в источнике вместо воды кипит кровь. А сверху со скал свесились кольцами черные змеи, и одна из них, скользкая и холодная, обвила его шею узлом. … Алим очнулся, то лежал уже связанным вместе со всей шайкой».

Но на самом деле Алима арестовали не в пещере ночью, а в чабанском коше на яйле, куда он бежал, скрываясь от преследования из Симферополя. Естественная полость, образованная глыбами, служила местом временного затворничества монахам монастыря. Примерно в 25 метрах от основного входа на дневной поверхности в расширении между двумя глыбовыми завалами находится круглый бетонированный колодец (край обломан, вровень с грунтом, диаметр – 0,7 м.). В момент наблюдения (4 мая 2010 г.) вода в нем стояла на глубине 0,5м. Наполняется ли колодец от какого-то небольшого скрытого от глаз источника, или его питают дождевые воды, осталось невыясненным.

В настоящее время через Разбойничью пещеру в сторону Святой пещеры посетителями набита основательная тропа. Никаких явных следов прежнего пребывания здесь монахов не обнаруживается. Углы полости местами раскопаны, выкопанные камни разбросаны вокруг. В 23 м. от основного входа в расширении между двумя глыбовыми завалами под скалой выкопан аккуратный шурф ( 3 м. глубиной). Возможно, здесь везде искали «сокровища» разбойника Алима.

 

Святая пещера (Кизилташ-Коба)

Пещера названа во имя святителя Стефана Сурожского. Кизилташ-Коба с крымск. тат. — «Кизилташская пещера».

Святая пещера, Священная пещера – название в честь чуда обретения иконы Божьей Матери. Целебный источник — название источника в Святой пещере появилось после 1825 года. Расположена к западу от Разбойничьей пещеры на середине склона долины у подножия скального выхода. Высота входа 345 м. над уровнем моря. К пещере ведут металлические лестницы, выкрашенные в белый цвет.  Тип полости — нишеобразный грот. Количество входов — один. Ориентация и размеры основного входа — юг; ширина 8,5 м; максимальная высота 3,5 м.

До 1825 года значение Кизилташской пещеры для развития культа ее источника и создания монастыря неопределенное. Служил ли грот местом молитвенного уединения Свт. Стефану Сурожскому (VII в.) достоверно неизвестно. Но, возможно, что жившее в XIV-XV вв. в Кизилташе христианское население знало то, чего сейчас не знаем мы. Поэтому в гроте и существовала часовня, относящаяся к Кизилташскому армянскому монастырю, о чем свидетельствовали сделанные в нем находки (яма от опорного столба, остатки кладки, едва заметные следы росписи).

После явления иконы Божьей Матери в воде пещерного источника в 1825 году, примерно через 325 лет, грот вновь был превращен в часовню. Ее наблюдал П. Кеппен во время своего путешествия по Крыму в 1837 году: «Есть в скале Кизилташской пещера глубиною на 17 шагов, которая привлекает к себе богомольцев. В конце оной на столе, заменяющем алтарь, при образе лежит обломок беломраморной плиты величиною вершков в пять, на коем иссечен лик какого-то святого, судя по венцу, окружающему главу». В народе считали, что этот лик принадлежал Свт. Стефану Сурожскому. В день Успения Божьей матери (15 августа по ст. стилю) в Кизилташ приглашали на служение в подземной часовне священников из Судака. В этот день у святого источника собиралось “до 700 душ народа” болгарского, греческого, татарского и русского происхождения. А после открытия здесь в 1856 году монастыря (киновии) во имя Священномученика архиепископа Стефана Сурожского братия монастыря проводила в день Успения ежегодные молебны с водоосвящением. В начале ХХ века в подземной часовне возле Целебного источника помещались 2 иконы: Свт. Николая и Свт. Стефана. Христиане собирались сюда на Богослужения 15 (28) августа в день Успения Богоматери и 9 (22) мая в день святого Николая Чудотворца (Николы Вешнего).

В источнике вода потихоньку сочится из косой трещины в глубине грота и скапливается в неровном углублении, некогда выдолбленном в каменном полу. Дебит источника крайне мал (0,07 л/сек.). Весной при обилии осадков воды бывает больше, засушливым летом источник нередко пересыхает. Установлено, что вода Кизилташского источника имеет гидрокарбонатно-натриевый состав с минерализацией 0.86 мг/л и содержанием сероводорода 4-5 мг/л107.

После чудесного обретения иконы в водах источника народная молва приписала его воде чудодейственные свойства исцеления болезней глаз, глухоты, боли в конечностях и нервных недугов. Полезной для здоровья была признана и грязь, скапливающаяся на дне углубления служащего для сбора воды. Ею мазали больные части тела и давали высохнуть, после чего боль проходила. В начале XX в. Н.Маркс писал о Святой пещере следующее: «На кустах у этой пещеры посетитель видит множество разноцветных лоскутков, которые богомольцы отрывают от платья больного и вешают на кусты, помолившись об исцелении его у источника в пещере».

В августе 2009 года Святая пещера была доступна всем желающим ее посетить, поднявшись по высокой металлической лестнице. Пол грота был чисто выметен. Вокруг трещины в скале, из которой поступает вода в углубление, стояло несколько современных бумажных ламинированных иконок. В левом по ходу углу была сложена низенькая стенка из блоков пиленого ракушника. В мае 2010 года вход в грот уже преграждала металлическая дверь и решетка.

 

Впечатления от посещения Кизилташского монастыря 1 июня 2013 г.

            Монастырь спрятался в густых лесах урочища Кизилташ-Дере и только купола  и  красные крыши его храмов едва виднеются среди яркой июньской зелени при подъеме к монастырю из поселка Краснокаменка. Путь к обители указывают стрелки табличек, установленных по ходу подъема к ней. В монастыре 2 храма расположены непосредственно в Кизилташском урочище на отдельных террасах – церковь  во имя Киево-Печерских Святых и храм Преподобного Серафима Саровского. Третий храм — церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Судаке, являющаяся также подворьем Кизилташского монастыря. Пока мы не спеша поднимались в монастырь, где-то с середины подъема слышны были спокойное и плавное пение и слова молитвы священника  во время богослужения.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Церковь во имя Киево-Печерских Святых

             Монахи встретили нас сурово и неприветливо. Они рады только православным паломникам и не любят туристов в яркой и открытой одежде. Местный батюшка прочел нам в церкви во имя Киево-Печерских святых строгую проповедь о недопустимости корыстных побуждений, легких нравов и свободной манеры поведения людей в современном обществе. Впрочем, его нотации не были обращены непосредственно на нас, а относились в целом ко всему человечеству. Нам стало скучно всё это слушать, мы вышли на церковный двор, где нас весело встретил монастырский пес. Он один искренне радовался нашему появлению и добродушно поиграл с милыми девушками из Сарова.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На фото перед церковью справа налево – Люба, Оксана и Катерина

 Прогуливаясь по заросшим густым лесом дорожкам, неожиданно находим на верхней террасе монастыря храм Преподобного Серафима Саровского. Храм освящен и действует, но был закрыт для посещения. Он небольшой, деревянный и скромный по своей архитектуре. А над входом в церковь искусно вырезаны следующие слова:

«Преподобне отче Серафиме

Моли Бога о нас».

Эта просьба-мольба кизилташских монахов перекликается с чаяниями наших дедов и прадедов, переживших революцию 1917 г. и гражданскую войну в России.

В декабре 1919 г. в Коктебеле замечательный поэт Серебряного века Максимилиан Волошин создал поэму «Святой Серафим», которую закончил пророчеством-надеждой о спасении России:

«Серафим и мертвый не покинул
Этих мест, проплавленных молитвой,
И, великое имея дерзновенье
Перед Господом, заступником остался
За святую Русь, за грешную Россию»

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На фото из статьи В.Л.Огудина и Ю.А.Утробина — храм Преподобного Серафима Саровского. Левее храма лестница, ведущая к погосту. В середине склона темная полоска – вход в Разбойничью пещеру.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Храм Преподобного Серафима Саровского и Оксана

OLYMPUS DIGITAL CAMERAP1030926

«Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас»

Просмотров: 5 698

К этой записи 3 комментария

  • Kolesnikova_Ekaterina(kater2):

    Спасибо за статью, Владимир Николаевич.Несмотря на суровую встречу — место святое осталось в душе.

  • Ал. А. Демидов А. А. Демидов:

    Володя-МОЛОДЕЦ! Отличная статья! Надо будет сделать отдельный фоторепортаж по Краснокаменке, по архитектуре 50-х гг. прошлого века очень похожей на Саров…

    «После войны в марте 1951 года Минсредмаш СССР начал в Кизилташе возведение арсенала ядерных боеголовок Черноморского флота СССР…» Внимание (!)- 1951 году никакого МСМ СССР не было, а было ПГУ СМ СССР! МСМ появилось в 1953 году после убийства Берии… А своей застройкой Краснокаменка обязана именно Берии, как, впрочем, и Саров!

    1. В.Н. Лазарев:

      В.Н.Лазарев
      30.08.2013 в19.50
      Алексей! Спасибо за правильное замечание. Внес изменение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>