Вопрос об авторстве архитектурных проектов построек Саровской пустыни не всегда находит ответ. Сведений об архитекторах монастырских зданий начала и середины XVIII века не найдено. Со второй половины XVIII века начинают встречаться упоминания об авторов «фасадов» и «планов» некоторых построек. Часто в роли архитекторов выступали сами насельники монастыря. Иногда их проекты были довольно удачны, достаточно упомянуть Успенский собор (1777), построенный по плану саровского монаха Иоакима, по образу которого были даже выстроены потом храмы в других монастырях, по-видимому, такими же местными архитекторами [1].

В конце XIX – начале ХХ века возрастающие запросы разбогатевшего монастыря уже не удовлетворяли доморощенные архитекторы. К строительству новых и реконструкции старых зданий стали привлекать известных архитекторов из Санкт-Петербурга и Москвы.

 

Александр Степанович Каминский

(1829 – 1897)

 

Автором проекта церкви Серафима Саровского (строилась в 1897-1903 гг.) был московский архитектор Александр Степанович Каминский. А.С. Каминский окончил Академию Художеств в 1856 году. Его учителем был Константин Андреевич Тон (автор храма Христа Спасителя) [2], под руководством которого молодой Каминский принимал участие в строительстве Большого Кремлёвского дворца [3]. После окончания Академии ему, в поощрение за успехи, была предоставлена возможность поехать в Италию. В Риме в 1860 году состоялось знакомство Каминского с путешествовавшим тогда по Италии Павлом Михайловичем Третьяковым, многое определившее в жизни обоих. Уже тогда в Италии Третьяков попросил Каминского поспособствовать ему в приобретении картин для его собрания. В частности, Каминским по поручению Павла Михайловича был приобретен знаменитый портрет профессора М. Ланчи работы Карла Брюллова – один из шедевров сегодняшней Третьяковки.

вас худяков 1850

Василий Худяков. Портрет А.С. Каминского. 1850 г.

            По возвращении из Италии Каминский стал частым гостем в доме Третьяковых. Вот как описывает его в своих мемуарах дочь Третьякова Вера Павловна (в замужестве Зилоти).

В самом начале 60-х годов Павел Михайлович как-то привёл с собой и представил сестре Сонечке красивого молодого человека гигантского роста с тёмными глазами и чёрными волосами и бородкой, одетого в чёрную бархатную жакетку, со светлыми брюками, в красном галстуке, веселого балагура. Это был талантливейший архитектор-художник, только что вернувшийся из Рима, где он провёл несколько лет пансионером Академии художеств, — Александр Степанович Каминский [4].

В 1862 году Александр Степанович и Софья Михайловна Третьякова поженились [5]. А спустя несколько лет А.С. Каминский «отплатил» П.М. Третьякову тем же: он познакомил его с Верой Николаевной Мамонтовой, которая вскоре стала женой Третьякова.

 Рис 1

А.С. Каминский и С.М. Каминская (Третьякова). Фото 1863 г.

Но знакомство Каминского с Третьяковыми не ограничивалось только личной дружбой и родственными отношениями. Каминский стал как бы домашним архитектором этого купеческого семейства. Им были построены в Москве особняк Сергея Михайловича Третьякова (на Гоголевском бульваре), комплекс Третьяковского проезда (соединяющего Никольскую улицу с Театральным проездом – бывшие улица 25 октября и проспект Маркса) и многое другое. В начале 1870-х годов Каминский приступил к строительству залов будущей Третьяковской галереи, в то время – пристройки к дому П.М. Третьякова. Строительством залов галереи архитектор занимался более 20 лет.

 кам сиг кам сид кам стар

Фотографии Александра Степановича Каминского разных лет

В современной Москве сохранились десятки зданий, построенных Александром Степановичем. В их числе Купеческая биржа на Ильинке, главная лестница Политехнического музея и, конечно, многочисленные купеческие и дворянские особняки: Морозовых, Боткиных, Потёмкиных, Шаховских и т.д.

 TRET

Москва. Третьяковский проезд. А.С. Каминский

Кроме практической архитектуры Каминский занимался преподаванием: в 1881-1892 годах он преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди его учеников и помощников был известный архитектор эпохи модерна Фёдор Осипович Шехтель.

Вторая половина XIX века – время господства в российской архитектуре так называемого русского стиля. В эти годы в искусстве и зодчестве стало распространенным обращение к традиционным национальным ценностям. Особенное распространение русский стиль получил в Москве (дворянский Петербург сохранял приверженность классицизму), где его покровителями выступали богатые купеческие семейства. Ярким представителем русского стиля в архитектуре стал А.С. Каминский, который к тому же был архитектором Московского купеческого общества. Несомненно, именно к русскому архитектурному стилю можно отнести и саровский Серафимовский храм. Автор не увидел своего творения, так как умер через несколько месяцев после закладки первого камня в основание церкви.

кам-час-пант

Москва. Пантелеймоновская часовня. А.С. Каминский. Фото начала ХХ в.

К сожалению, образцов церковного зодчества Каминского сохранилось значительно меньше, чем гражданских зданий (что понятно). Среди утраченных — Пантелеймоновская часовня в Москве, которая стояла в конце Никольской улицы у стены Китай-города (на её месте сейчас памятник Ивану Фёдорову напротив «Детского мира»). В архитектурном облике часовни просматривается общее с храмом Серафима Саровского.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Саров. Церковь Серафима Саровского. А.С. Каминский.

            Сейчас происходит своеобразная переоценка значения творчества Каминского. Если советская архитектурная критика невысоко ценила архитектурные вкусы того времени, то сейчас они находят всё больше сторонников. О Каминском проводятся конференции и издаются книги [15].

Иван Тимофеевич Барютин

(1868-1928)

Московскому архитектору Ивану Тимофеевичу Барютину принадлежит проект строительства в Сарове самых поздних из дошедших до нас монастырских зданий – комплекса так называемых новых гостиниц.

 бар

Иван Тимофеевич Барютин

            И.Т. Барютин окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, и в 1891 году ему было присвоено звание классного художника архитектуры. Он работал помощником А.С. Каминского, может быть этим объясняется многолетнее сотрудничество Барютина с Саровской пустынью.

Первой известной нам его постройкой в Сарове является не сохранившаяся часовня, построенная в память основателя и первого настоятеля монастыря Иоанна.

В июле 1909 года настоятель пустыни Иерофей обращается к Тамбовскому епископу Иннокентию с просьбой разрешить построить каменную на месте «малой деревянной часовни», находившейся на том месте, где Иоанн «первоначально полагал жизнь и нёс подвиги и труды до построения первого храма и келлий обители». Местоположение часовни было указано «на северной стороне обители на огороде в саженях 50-ти от обители» [6].

В сентябре того же 1909 года И.Т. Барютин приехал в Саров и приступил к работам над часовней. Строительство было окончено в 1911 году [7], а в 1912-м вокруг часовни была возведена ограда, внутри повешены иконы [8], и по-видимому с этого года часовня стала действовать. Как выглядела часовня, мы не знаем.

Три корпуса новых гостиниц по проекту Барютина были построены в 1911-1914 годах. Здания выстроены таким образом, что их расположение подчёркивает рельеф склона холма, ведущего к главному входу в монастырь. Ниже всех расположенный корпус имеет два этажа, средний три, а самый верхний корпус – четыре.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Саров. Новые гостиницы. И.Т. Барютин

Тогда же в 1914 году по заказу нашего монастыря им был построен пятиэтажный доходный дом на месте саровского подворья в Москве (ныне жилой дом по адресу: Старосадский переулок, 6).

Рис 4

Москва. Дом Саровской пустыни. И.Т. Барютин

В Москве известны и другие работы Барютина: главное здание ипподрома (1899) а также несколько особняков и доходных домов [9]. Архитектурный стиль этих построек специалистами оценивается не очень высоко, он характеризуется как эклектика (употребляется даже ругательный термин «китч»), иногда с элементами модерна.

KLUZN

Москва. Здание на Мясницкой, 18. И.Т. Барютин

 

Николай Владимирович Султанов

(1850 – 1908)

Николай Владимирович Султанов – известный архитектор, педагог, реставратор, историк и теоретик архитектуры конца XIX – начала XX века. Пожалуй, это наиболее звучное имя из архитекторов, имевших отношение к Сарову. В 1895-1903 годах Султанов был директором Петербургского института гражданских инженеров, а в 1905 году он был удостоен звания академика архитектуры, которое давали за выдающиеся заслуги в этой области.

 султ

Николай Владимирович Султанов

Султанов был большим знатоком древнерусской архитектуры и признанным теоретиком «русского стиля», популярного в зодчестве второй половины XIX века. По его мнению, русский стиль должен был быть продолжением традиций самобытной русской архитектуры, прерванных в XVII веке реформами Петра I-го [10].

Конец XIX века – это время стремления к национальному возрождению в искусстве и в архитектуре в частности, проявлением которого стал русский стиль. Н.В. Султанов был одним из теоретиков этого направления в архитектуре. Сейчас, когда Россия переживает в чем-то схожее время поисков национальных идей и способов их выражения, русский стиль вызывает понимание и одобрение. В среде архитекторов современников начала ХХ века оценки были далеко не столь однозначными. Вот мнение одного из критиков, в котором досталось и Султанову:

«Наши города уже достаточно попорчены очень неудачными постройками в «русском стиле», гражданскими, вроде московских Исторического музея и Думы, и особенно церковными, начиная с совершенно бездарных произведений Тона и кончая петергофской церковью Н. Султанова и особенно курьёзным и нелепым сооружением проф. Парланда» [11].

Под «сооружением проф. Парланда» имеется в виду Петербургский храм Спаса на крови, строившийся в 1883-1907 годах. Теоретики архитектуры советского времени также невысоко оценивали достоинства русского стиля и называли его не иначе как «псевдорусский».

султ пип

Петродворец. Петропавловский собор. Н.В. Султанов

            Художественную ценность творчества Н.В. Султанова можно оценивать по‑разному, но нельзя отрицать его больших заслуг в реставрации и сохранении памятников старины. Им был сделан иконостас в Благовещенском соборе Московского кремля [12], в Подмосковье Султанов вел большие строительные и реставрационные работы в имении графа Шереметева Останкине и в Кускове, реставрировал дворец царевича Дмитрия в Угличе, Дмитриевскую башню Нижегородского кремля [13].

В числе объектов, в реставрации которых принимал участие Султанов, и Успенский собор Саровской пустыни. В 1906 году началась большая реставрация этого храма, поновлению подлежали стенные росписи 1829-1831 годов работы школы А. Ступина, иконостас и храмовые иконы. Подряд на реставрационные работы получили московские мастера Бажанов, Смирнов, Сизов и Гурьянов. Учитывая большую художественную ценность внутреннего убранства Успенского собора, Святейший синод, обратился в Императорскую археологическую комиссию, чтобы там помогли правильно организовать работу. Комиссия возложила обязанности по наблюдению за реставрацией на Н.В. Султанова – действительного члена Московского археологического общества [14].

16-2

Успенский собор Саровской пустыни. Фото начала ХХ в.

            Мы не знаем, как осуществлял Николай Владимирович свои контрольные функции. Была ли должность формальностью, или Султанову приходилось бывать в Сарове. В 1909 году реставрация была закончена, но к этому времени Н.В. Султанова уже не было в живых.

 

1. Бакаев Е.И., Создавшие красоту, или О том, что мы потеряли // Исторический Саров. М.- Саров, 1993, стр. 57.

2. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма. М., 1998, стр. 124.

3. Кириченко Е.И., Русский стиль. М., 1997, стр. 124.

4. Зилоти В.П., В доме Третьякова. М., 1992, стр. 44-45.

5. Боткина А.П., Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве. М., 1951, стр. 34.

6. Центральный государственный архив республики Мордовия (ЦГА РМ), ф. 1, оп. 2, д. 195, л. 15.

7.Там же, л. 115.

8. Там же, л. 135.

9. Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма, стр. 28.

Бусева-Давыдова И.Л. и др., Москва: Архитектурный путеводитель. М., 1997, стр. 142, 418.

10. Кириченко Е.И., Архитектурные теории XIX века в России. М., 1986, стр.249-256.

11. Русская художественная культура конца XIX – начала XX века. Кн. 4. М., 1980, стр. 357.

12. Бусева-Давыдова И.Л. и др., Москва: Архитектурный путеводитель, стр. 18.

13. Филатов Н.Ф., Нижний Новгород. Архитектура XVI – начала ХХ в., Н.Новгород, 1994, стр. 123.

14. ЦГА РМ, ф. 1, оп. 1, д. 1177, л. 121.

15. Архитектурное наследие А.С. Каминского в Москве. М., 2010.

Статья в первоначальном варианте представлялась на IV Саровской исторической конференции в 2001 г.

К этой записи 2 комментария

  • Алексей Демидов:

    Алексей Михайлович!
    Когда мы занимались выпуском ХМК «65 лет Ядерному Центру» в Сарове, мы «с ног сбились» найти каких-нибудь родственников-наследников И.Т. Барютина! Они есть? Хоть что-то известно?

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Мне нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>