Нас трое из группы саровских туристов, совершивших по Восточному Крыму пеший спортивный поход (рук. – А.А. Демидов) и закончивших его спортивную часть 2 июня 2013г. в поселке Коктебель.

Сегодня, 5 июня 2013 года, мы знакомимся с заповедными местами Юго-Восточного Крыма, где сохранились и живут культурные традиции разных народов Таврики. Это – город Старый Крым, армянский монастырь Сурб-Хач, литературные музеи А. Грина и К. Паустовского.

Здесь я расскажу о Сурб-Хаче, а мои спутницы, Валентина и Ольга, об удивительных судьбах русских писателей А. Грина и К. Паустовского расскажут в отдельном очерке.

Историческая справка

Армяне относятся к индоевропейской языковой семье народов мира. Древнейшее государство на территории Армении в Закавказье – Урарту существовало в IX-VI вв. до н.э. В Армении христианство стало государственной религией с 301 г. Армянский алфавит создан в 405-406 гг.

По преданию, первыми проповедниками христианства в Армении были  апостолы Святые Варфоломей и Фадей. Армянская Апостольская церковь основана епископом Григором в 301 г. Её вероисповедание определяется Библией и решениями первых трех Вселенских соборов: Никейского 325г., Константинопольского 381 г. и Эфесского 431г. Армянская Апостольская церковь не признала решения Халкедонского собора 451 г. и выделилась в самостоятельную конфессию – монофизитство. К монофизитству также относится коптская церковь Египта.

После захвата арабами и турками-сельджуками территории Армении в Закавказье армяне постоянно переселяются в Малую Азию и затем основывают колонии с XI в. на южном побережье Крыма. Армяне живут в Крыму отдельными общинами, не образовывая самостоятельных княжеств. Поэтому церковь духовно и культурно сплачивала армянский народ, обеспечивая сохранение на чужбине (в изгнании) родного языка, письменности, веры и обычаев [1, 2].

Монастырь Сурб Хач был основан в XIV в. и до конца XVIII в. являлся центром западно-крымской епархии Армянской Апостольской церкви. Он пережил  генуэзскую колонизацию, турецкое нападение на Крым в 1475 г., гнет Крымского ханства и Советской власти, пожары и разрушения. В 1925 г. монастырь закрыли, и долгое время здесь были пионерский лагерь, санаторий, база отдыха. В 70-е годы проводились комплексные археологические раскопки ведущими крымскими учеными, по результатам которых началось постепенное восстановление монастырского храма и других зданий. В 1994 году в храме Сурб-Ншан были возобновлены богослужения. В 2002 году постановлением Совета министров Крыма монастырь возвращён Армянской Апостольской церкви. Первые богослужения стали проводиться с 1993 года. В 2008 году Сурб-Хач торжественно отпраздновал свое 650-летие, на этом празднике присутствовали Католикос всех армян Гарегин II, Президент Армении С. Саркисян, высокие чины духовенства Армянской Апостольской Церкви, представители Украины и России.

Сурб-Хач – ландшафтный и культовый памятник Юго-Восточного Крыма

Сурб-Хач является главной святыней крымских армян и единственным сохранившимся в Украине памятником армянской монастырской архитектуры XIV-XIX вв.

Монастырь расположен в верховьях балки Монастырская на склоне горы Грыця, которая имеет древнее название – Святой Крест (на армянском языке — Сурб-Хач). По одной версии название монастыря связано с священной реликвией — хачкаром («каменный крест» или «камень-крест» в переводе с армян. яз.), который в XIII в. был вывезен из древней столицы Армении города Ани и хранился в монастыре. На севере и северо-западе его окружают хребты Агармыш и Таз- Агармыш, на юге и юго-западе — хребет Карасан-Оба. Это – отроги Главной горной гряды Крыма, покрытые мощными лесами, в которых основными древесными породами явлляются крымская сосна, дуб скальный, бук, граб и ясень.

207848_BIG_2_0г

Туристическая карта окрестностей Старого Крыма и монастыря Сурб-Хач. Наше путешествие в Сурб-Хач началось от трассы в Старом Крыму и обозначено красной сплошной линией

 Крым-93-95 088

Вид на Сурб-Хач с верховьев балки Монастырская. 1993 г.

 Монастырь найти легко. На трассе «Симферополь-Феодосия-Керчь» в Старом Крыму есть указатель в Сурб-Хач. Хорошо асфальтированная дорога на протяжении 3 км полого поднимается в окружении густого и высокого леса. Даже в ясный жаркий день здесь всегда есть спасительная прохлада. Во время подъема к монастырю можно отдохнуть в стоящих на обочине дороги отдельных домиках и отведать блюда армянской кухни.

Перед входом на территорию обители на расчищенной от леса площадке можно оставить машину. Вход на территорию монастыря cвободный и бесплатный. Сначала мы увидели хачкары (камни-кресты). Это — каменные стелы или отдельные камни с резным изображением креста, обычно устанавливаемые у дорог, при монастырях, внутри и на фасадах храмов. Хачкары принято изготавливать из туфа, так как эта горная порода легко поддаётся обработке и обладает антикоррозийными свойствами. Благодаря таким свойствам туфа хачкарам удалось сохраниться ещё с очень древних времён. Каждый хачкар отличается своим неповторимым узором, хотя все узоры обычно выдержаны в едином стиле.

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Современные стелы – хачкары у входа на верхнюю террасу монастыря

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Древние хачкары – кресты, высеченные на камнях

 На рисунке, взятом с сайта www.tracri.net, показан основной архитектурный комплекс обители, который можно видеть в настоящее время. Отсутствует сад и два фонтана, расположенные ниже основной площадки. Также храм ошибочно назван как «Церковь Святого Креста». Должно быть – «Церковь Святого Знамения».

index

«… Сурб-Хач — творение не одного, а нескольких зодчих, сменявших друг друга. Тем не менее можно подойти к нему как некоему единству: он сохранил целостность общего замысла при всех переделках и щедро наделен чисто архитектурными достоинствами. Кроме того, монастырь вобрал в себя немало и от других искусств — декоративной пластики, полихромии, живописи. … В юго-восточной Таврике мы увидим в некоторых церквах, построенных в период расцвета армянской колонии, не только арменоидные черты. В самой конструкции, декоративных рельефах и прочих архитектурных украшениях сурбхачского храма … есть нечто от романского зодчества и готики. …» [3].

Комплекс  строений монастыря включает:

Церковь Сурб-Ншан (Святого Знамения), 1358 год;

Гавит, XV или XVI в.;

Кельи (братский корпус), 1694 год;

Трапезная монастыря, XVIII в. с достроенным в конце XIX в. вторым этажом;

Два фонтана и лестницы в монастырском саду, XVIII -XIX вв.;

Монастырская гостиница, 1906 г.

Вышеприведенные даты указывают время начала сооружения, перестройки, восстановления после пожаров и землетрясений монастырских зданий.

Церковь Сурб-Ншан – центральное здание монастыря, располагается в его восточной части и выступает за монастырскую ограду. Архитектура храма является традиционной для строительного искусства средневековой Армении. Храм увенчан пирамидальным каменным шатром, опирающимся на высокий двенадцатигранный барабан. Сооружение храма датируется 1358 годом по стихотворной надписи, выполненной на верхней части барабана купола церкви. Надпись в переводе с древнеармянского языка гласит: «Сей божественный храм славы на земле — рай древа жизни; он подобие горнего неба и обиталище Святой Троицы. От рождения во плоти Христа в 1358 году, начав, воздвигнут во имя Святого Знамения усердием служителя его Ованеса инока и родных братьев его и по духу сынов…». Основателем храма был указанный в надписи архимандрит Ованес Себастаци.

Писец-каллиграф Степанос в памятной записке к Библии, написанной в Сурб-Хаче в 1368 г. сообщает о сооружении церкви Сурб-Ншан:

«…тот [Ованес] и собирал писания многих толкователей, святыми отцами изъясненные — толкования всех богодухновенных писаний; и так как будучи книгочеем, получил все написанное и с неутолимым вожделением прочел, (то) обучался и обучал не только словом, но и достатки вкладывая в дело, в камне увековечивал выученное из святых писаний. В чем и среди множества произведений, что сотворил, основательно воздвиг в монастыре своем и храм небу подобный, распрекрасный, арочный, купольный из тесаных камней, с позолоченной лепотой, в месте непостижимом и над покоем непорочных волей Божьих и жертвенником Агнца бессмертного, именуя его [храм] Святое Знамение, с пятью хоранами, девятью ступенями — по образу Верхнего Сиона, утвердив в нем служителей» [2], www.qrim.ru/pages/east-crimea/articles/Surb_Khach.

В храме сохранились остатки средневековых росписей. Узорчатая резьба по камню содержит традиционные черты армянского творчества: многочисленные кресты, плетенные шнуры, шестиконечные звезды.

Поэт Серебряного века Максимилиан Волошин в 16-летнем возрасте посетил монастырь и запечатлел в стихотворении «Сурп-Хач» особую духовную атмосферу, присущую  храму Сурб-Ншан:

 «…Вход во храм. Во храме тихо.
Полумрак. Из окон
Две струи блестящих света
В мрак ворвались. Ряд икон
Почерневших, полустертых.
В глубине пред алтарем
Помост каменный высокий, 

Книга старая на нем…»

Это раннее стихотворение М. Волошина написано 6 августа 1894 года в Коктебеле. Оригинал хранится в Институте русской литературы Академии наук России (Петербург).

С тех пор минул целый век, но простое очарование этого храма никуда не исчезло….

«Там красота возведена в закон,
Там красота не в бархате и злате,
Там каждый звук — кристально чистый тон,
Там дирижер — светило на закате»

 Елена Скрябина «Сурб-Хач: Легенды и были». 2000 г. travel.kyiv.org/crimea/surub_hach

 OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Алтарь церкви Сурб-Ншан

 Со стороны главного фасада к зданию храма примыкает прямоугольный в плане гавит (притвор). В гавит вели два входа в южной и западной стенах. Над юго-западным углом гавита воздвигнута башня-колокольня, в неё из гавита ведет каменная лестница. Интерьер гавита украшен резными крестами. Вероятно, гавит был пристроен к храму не позже конца XVI века, самый ранний хачкар в гавите датирован 1551 годом. Некоторые исследователи считают, что гавит был сооружен в XV в.

P1040038

Гавит (притвор храма)

Перед входом в сам храм лежат могильные плиты с полустершимися армянскими надписями, под которыми захоронены настоятели монастыря. Ступая по ним, живущие на земле как бы общаются с почившими праведниками и поминают их. «…Так через века выполняется последняя воля скончавшихся в монастыре праведников – служить надежной опорой для подошвы приходящего к Богу человека» (www.svoboda.org/content/article/1927226.html).

    P1040041

Вход в гавит (притвор храма).

Справа над входом – колокольня (сторожевая башня). Колокол висит на кронштейне, вбитом в стену рядом с окном над входом в гавит.

 Кельи (братский корпус) и внутренний дворик примыкают к южному фасаду церкви и гавита. Попасть в келейный дворик можно из внутреннего монастырского двора и из гавита. Здание братского корпуса двухэтажное. На первом этаже было восемь помещений, перекрытых полуциркульным сводами, каждое с камином, дымоход которого упрятан в стене. Кельи второго этажа имели выход на открытый балкон-галерею на уровне междуэтажного перекрытия, который опирался на деревянные колонки, от них в вымостке двора сохранились каменные базы. Ко входу на балкон-галерею сначала подводила лестница с восточного края двора, а позднее был устроен вход также с площадки лестницы, ведущей в гостиницу над трапезной. Отдельно от братского корпуса расположено одноэтажное каменное здание монастырской гостиницы.

 P1040039

Вход из атриума (внутреннего двора) к братскому корпусу.

 Под лестницей, ведущей на второй этаж трапезной, расположен фонтан для омовения рук и босых ног перед тем как войти в храм или трапезную. Справа от главного входа в гавит, возле калитки, ведущей в малый двор, есть надпись на мраморной плите. В переводе текст ее гласит: «Милостью божией монастырь Сурб-Хач вторично возобновлен великолепно, а также храм и наружные двери с окружающими стенами… во времена епархиального начальника … архиепископа Адама… Он был радетелем и виновником перестройки… Год спасителя нашего 1751, лета армянской эры 1200» [3].

Трапезная расположена к западу от храма, их разделяет внутренний монастырский двор. Под зданием трапезной были устроены подвальные помещения. Собственно трапезную составляли два зала прямоугольной в плане формы. В северном зале помещения устроены камин с полукруглой топочной аркой, окаймленной изящным наличником, с дымовою трубой, упрятанной внутри стены и печь. Из южного зала в подвальные помещения вела  лестница, устроенная в северо-западном углу. Второй этаж над трапезной предназначался для гостиничных помещений, он был надстроен в конце XIX века. Северная сторона здания снаружи укреплена мощными контрфорсами. К южной стене примыкает привратницкая, между ней и кельями вход в монастырь с двумя дверными проемами. Над одним из проемов была надпись, датирующая эту часть монастыря 1686 годом.

С севера внутренний дворик между трапезной и храмом замкнут стеной. В нём, справа от входа в келейный дворик, под лестницей, ведущей на второй этаж трапезной, расположен фонтан.

Два фонтана и лестница, ведущая к ним, находятся на территории сада к юго-западу от монастырского комплекса. Все фонтаны были построены по единому принципу — это прямоугольное в плане сооружение с декорированным фасадом и глухими стенами, с примыкающим к нему с тыльной стороны колодцем-цистерной. Вода к фонтанам подводилась по водопроводам, сложенным из керамических труб, из расположенных выше по склону источников воды. Сад монастыря был заложен несколькими террасами на пологом горном склоне. От трапезной с уровня внешнего открытого двора монастыря, в сад к нижнему фонтану вела  лестница. В этой части усадьбы сохранились четыре террасы с подпорными стенами из бутового камня. Полотно участка дороги вблизи от монастыря и открытый двор комплекса были замощены бутовым камнем.

 DSC02215

Нижний фонтан. Фото c www.tour.crimea.com.

Занимаясь археологическими изысканиями, крымские ученые О. Домбровский и В.Сидоренко обратили внимание на особенности проектирования и сооружения основного комплекса Сурб-Хача в горных условиях, о чем написали в своей книге «Солхат и Сурб-Хач» [3]:

«В здании трапезной дверь, ведущая из южной его половины в атриум, расположена прямо напротив большого окна — на пять высоких ступеней выше пола. На оси, проходящей через оба проема, находится вход в храм — затененная дверь гавита в обрамлении скромных резных наличников. Порог этого входа лежит на высокой семиступенной паперти. На той же оси внутри гавита — изукрашенный резной портал святилища (собственно храм, без гавита), в свою очередь приподнятый на пять крупных ступеней. За ним, в самой глубине храма, возвышается на высоком помосте полукружие алтаря со светящимся в полумраке узким окном — на той же главной продольной оси, пронизывающей весь монастырский комплекс. Пять проемов, просматриваемых насквозь — снизу вверх! И пятиметровый перепад на протяжении каких-нибудь сорока пяти метров.

Поразительна эта — можно назвать ее дивной — ступенчатая перспектива вздымающихся один над другим архитектурных объемов, а с ней и постепенное возрастание орнаментального богатства — в обрамлениях входов, в полихромии рельефных узоров и в росписи, которую видим над входом из гавита в святилище. По-особому настраивал посетителя и дальний сумрак, манивший в глубину перспективы — туда, внутрь храма, где в благовонном дыму синевато курившегося ладана повисал солнечный луч, проникавший в окно алтарной абсиды».

 pict16

Продольный разрез храма (1), гавита (2), атриума (3), трапезной (4) и поперечный — храма. Рис. В. Сидоренко из книги [3]

 «Сурб-Хач! Ты защита и убежище нашего народа. Ты единственный, нет тебе подобных… И вид и положение твое дивны…». Такими восклицаниями пересыпаны стихотворные обращения к монастырю, созданные армянскими поэтами средневековья [3].

Сурб-Хач являлся одним из центров духовного и светского образования для крымских армян. Также здесь обучали рукописному делу и искусству художественной миниатюры. В монастыре работали художники и мастера книжной миниатюры, переписчики и переводчики, создавались рукописные книги и библии.

Многие рукописи, созданные в Сурб-Хаче, хранятся в ереванском Матенадаране (институте древних рукописей) и в зарубежных коллекциях.

Воспоминания о первых путешествиях в Сурб-Хач

В конце октября 1993 г. мы завершили свой первый поход по пещерным городам Юго-Западного Крыма. Идея такого путешествия возникла у саровского краеведа Антона Маслова после открытия в Сарове пещерной церкви Антония, Феодосия и прочих Киево-печерских чудотворцев. В походе участвовали М. Кудрявцев (руководитель), А. Маслов, А. Шевченко, С. Шнепова, В. Лазарев. В последние дни нашего первого крымского путешествия решили также посетить что-нибудь в Восточном Крыму и выбрали Сурб-Хач.

Вечером в под мелким постоянным холодным дождиком наша группа прибыла в Старый Крым и двинулась по бетонной дороге на подъем к монастырю. В конце подъема увидели в сумерках ограду и деревянную дверь с железным кольцом вместо ручки. Громко постучали. К нам вышел высокий худой молодой человек с длинными спутанными волосами на голове в грязной рабочей робе. Его лицо выдавало в нем интеллигентного человека, тем не менее, привыкшего к тяжелому физическому труду. Попросили приюта, объяснив цель своего путешествия, и были помещены в северном зале монастырской трапезной, где находится большой камин. Принявший нас человек назвался Аркадием и объяснил, что трудился рабочим историко-археологической экспедиции по изучению и реставрации Сурб-Хача, а теперь является сторожем исторического комплекса зданий монастыря. Живет здесь постоянно один, но иногда приходят и гостят разного рода туристы и бродяги. Монастырь пока не действует, монахов нет, тишина и покой … О себе Аркадий сообщил следующее. Он – армянин по мужской линии, в его роду также были и русские, и поляки. Родители – архитекторы, живут в Ереване. Аркадий окончил один курс исторического факультета, бросил учебу и постоянно живет здесь. Много знает о культуре и религии армянского народа. Его родословные корни тянутся из Малой Азии, где в окрестностях Трапезунда (сейчас – город Трабзон на черноморском побережье Турции) находилось дворянское поместье его предков. Аркадий был первым человеком, который познакомил нас с Сурб-Хачем и его храмом Сурб-Ншан. Постоянно живя в монастыре в 90-е годы прошлого века, он доброжелательно принимал всех путешественников, посещавших Сурб-Хач, для чего составил любопытный документ: «Устав. Обстоятельства, правила и возможности Сурб-Хачинского общежития». У автора есть рукописная копия этого Устава.

Так выглядел Сурб-Хач в 1993-1995 гг., когда только начались серьезные  работы по исследованию и реставрации монастыря.

 Крым-93-95 089

Вид на Сурб-Хач из сада. 1993 г.

«Лес высокий и тенистый, 

Всюду горы и пустырь.
Что такое? Стены зданья!
А! Так вот он, монастырь!…»

М. Волошин «Сурп-Хач»

 Крым-93-95 101

Ночлег в бывшей келье настоятеля Сурб-Хача. 1995 г.

На фото слева направо – Михаил Кудрявцев (г. Саров), Аркадий (монастырский сторож), Аркадий Иванов (г. Саров)

         В 1995 г. активизировались работы по возрождению монастыря и в его зданиях было запрещено останавливаться на ночлег, а также временно проживать. Тогда Аркадий начал строить себе временное жилье, а саровские путешественники приняли в этом активное участие. На фото ниже М. Кудрявцев и А. Иванов выкладывают печку из кирпича для обогрева хижины. Октябрь 1995 г.

Крым-93-95 106

Современная жизнь Сурб-Хача

Потом мы еще приезжали сюда в 1994 и 1995 гг., пока Аркадий жил в монастыре. А через 20 лет после первого знакомства с заброшенной и пустующей обителью, когда единственным собеседником и гидом по монастырю был Аркадий, мы попали уже в действующий и отреставрированный монастырь.

Но, странное дело, как будто ничего не изменилось ни в общем облике храма и других зданий, ни в общей душевной атмосфере живущих в обители и посещающих ёе людей. Хотя сейчас нет здесь Аркадия, но так же доброжелательно и вежливо с вами беседуют монахи и члены местной армянской общины. Уже нет разрухи и запустения в монастырском комплексе, но и восстановленный храм не блистает яркостью и роскошью церковных икон и внутренней отделки. Здесь бережно сохранен общий строгий и сдержанный стиль архитектуры, внутреннего оформления и религиозной повседневной жизни, отсутствует общая суета и сутолока паломников и туристов, часто сопутствующая некоторым нашим процветающим православным монастырям.

Журналист «Радио Свобода» Валерий Балаян в 2010 г. опубликовал свою беседу с иеромонахом Сурб-Хача Хайриком и работающими там крымчанами, из которой мы узнаем удивительные для нас суждения об особенностях здешней монастырской жизни:

«…Особенность этого монастыря в том, что он открыт для всех – христиан, инославных и даже мусульман.

Этот храм принадлежит армянам, но открыты ворота для всех верующих, паломников, – объясняет отец Хайрик. – В Новый год татары приехали сюда, потому что в Старом Крыму очень много татар. Они приехали, зашли, помолились и ушли. Удивительно. Когда был в Эчмиадзине, иранцы тоже посещали церковь. И татары тоже приходят, особенно когда свадьбы у них бывают, как паломничество, приходят сюда, молятся и уходят.

Я спросил у русского крымчанина, каменщика Сергея, какой храм он посещает.

Я хожу, естественно, в эту церковь. Если у меня есть свободное время, я также могу зайти в православную церковь, но различий, собственно говоря, я для себя не делаю никаких. Потому что моя субъективная точка зрения заключается в том, что это есть христианство. Я не делаю никаких различий между, скажем, Русской православной и Армянской апостольской церковью, — ответил Сергей.

Я заметил, что Русская православная церковь никогда не допускала причащения армянских верующих, считая их еретиками — монофизитами и инославными. Отец Хайрик смотрит на это как на древнее историческое недоразумение Халкидонского собора:

– Иногда, когда мы даем причащение, мы говорим: ты христианин (если человек, скажем, не из нашей паствы), принимаешь Господа нашего Иисуса Христа, Отца и Сына, и Святого Духа? И если человек крещеный, мы принимаем. И нет такой проблемы.

Я поинтересовался у Сергея, что удерживает его в этом монастыре:

– Ну, во-первых, это моя родина. Во-вторых, место само по себе просто замечательное. Оглянитесь вокруг, посмотрите – красота, чистый воздух, покой, тишина. Здесь я, даже когда работаю физически, отдыхаю душой». (www.svoboda.org/content/article/1927226.html).

Старший брат Сурб-Хача – монастырь Сурб-Степанос

После экскурсии по храму и другим объектам экскурсионного осмотра зайдите в монастырскую чайную (справа от монастырской гостиницы), где отведаете очень вкусные пироги и другую выпечку с чаем. А теперь по лесной дороге, поднимающейся от чайной вверх, прогуляйтесь к развалинам армянского монастыря Сурб-Степанос. Это старший брат Сурб-Хача, хотя основан в том же XIV в. В источниках не сообщается, почему монастырь получил такое имя. Известно только, что местным епископом в те годы был Тер-Степанос. О том, как мог выглядеть Сурб-Степанос, рассказали крымские ученые О. Домбровский и В.Сидоренко в книге «Солхат и Сурб-Хач»:

«К югу от монастыря Сурб-Хач поднимается в гору, огибая ее северо-восточный склон, старая забытая дорога. Круто минуя верховья оврагов, она разветвляется на узкой седловине. Левое ответвление, промаркированное туристами, идет на юг и приводит к роднику на затененной деревьями поляне. У родника, в каких-то тридцати-сорока шагах ниже по склону, обращенному на юго-восток, расположены развалины мало кому известного археологического памятника. … Под сплошным завалом камня лишь кое-где проглядывают или незначительно возвышаются разрушенные кладки. Остатки стен выдают и многолетние деревья, крепко впившиеся корнями в эти скрытые под россыпью камня конденсаторы влаги. Внушительные стволы буковых деревьев свидетельствуют о том, что памятник давно уже лежит в руинах. …

Одно из помещений, как оказалось, принадлежало крестовокупольному трехабсидному храму, внутренние размеры которого (8,4 х 8,6 м.) превосходят параметры сурбхачского. Центральная абсида с внешней ее стороны, выступающей за восточную стену ограды, — пятигранная, облицованная тесаными известняковыми блоками. С юго-запада к храму примыкал открытый внутренний дворик. Соединяющий их дверной проем (ширина его 1,5 м) заложен был камнем на растворе. В кладке всех стен использовался песчаник; исключение составляют облицованные известняком абсиды, известняковая кладка вперевязь на внешних углах здания и резные архитектурные детали. Любопытно, что детали эти найдены и в закладке дверного проема. Надо полагать, упразднен этот вход лишь после полного или частичного разрушения храма, причина которого пока еще неясна.

При расчистке каменного завала, загромоздившего дворик, на глубине 3 м от современной дневной поверхности обнаружены две узкие ступеньки, которые вели к небольшому прямоугольному колодцу. У внешней стороны постройки залегали фрагменты гончарных труб. Вероятно, от родника (он расположен выше по склону) шел сюда водопровод, питавший колодец. Подтверждением служат остатки таких же труб, найденные возле самого родника. …

Привлекательны многочисленные архитектурные детали, обнаруженные в каменном завале: куски изящных резных карнизов, затейливо профилированные наличники оконных арок, каменное подобие черепицы (калиптеры и солены). В числе находок — примитивный «крестовый камень» (хачкар), вывалившийся из стен храма. В сентябре 1976 г. археологи обнаружили целый штабель резных камней в западном углу храма, бережно уложенных кем-то орнаментированной стороной книзу.

Особую ценность представляет камень от кровли восьмигранного барабана — основа для будущей реконструкции этой части здания, завершавшей храм. Не менее интересно резное украшение с так называемой «сельджукской» плетенкой и другие подобные камни. Армяномалоазийский стиль их резьбы позволяет говорить о времени не позднее XIII-XIV вв. …О том, что затерявшиеся в лесу развалины — по всей вероятности, укрепленный монастырь, можно догадываться по планировке его построек. Значительную часть площади занимало главное здание комплекса — роскошный и просторный храм с большим гавитом или парадным двором. С южной стороны к нему примыкали прямоугольная башня и второй — внешний — двор с мелкими хозяйственными постройками. В такой планировке есть нечто общее с Сурб-Хачем».

«В 1997 году древний монастырь исследовала археолог из Армении Ф.С. Бабаян, которая полностью раскопала церковь с внутренней стороны, Наиболее ценная её находка — хачкар, датированный 1331 годом. Ею же обнаружены и две четырехгранные базы колонн, а также не имеющая аналогов в других армянских храмах часть колонны 1,8 метра, с двумя хачкарами» [2].

Рядом с развалинами Сурб-Степаноса находится туристическая стоянка «Лесная глушь» и родник. Сюда по лесным дорогам проложены пешие маршруты с туристических стоянок «Френк-Мезер» и «Водяная балка», из населенных пунктов Щебетовка и Краснокаменка, а также из Кизилташского мужского монастыря Святого Стефана Сурожского. А в старые времена здесь проходила дорога, соединявшая между собой золотоордынский Солхат (Старый Крым) и генуэзский Судак.

Здесь, среди высокого и дремучего леса, когда в октябре 1995 г. мы в последний раз посетили Сурб-Степанос, Аркадий  в раздумье произнес:

«Что-то шумно стало в Сурб-Хаче. Пора перебираться сюда, в тишину и покой…». 

 

Литература

  1. Большой энциклопедический словарь.
  2. А. Потиенко «Старый Крым: город музеев, город-музей». Историко-краеведческие очерки. Симферополь. 2009
  3. О. Домбровский и В.Сидоренко «Солхат и Сурб-Хач». Симферополь. 1978.

В статье использованы фотографии автора, Валентины Кузнецовой и с сайта www.tour.crimea.com.

Просмотров: 7 701

К этой записи 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>