Сейчас уже мало что напоминает о том, что в XVIII-XIX веках область Средней Оки являлась одним из центров металлургического производства в России. На гербе уездного города Ардатова, утверждённом в 1781 году, были изображены два молота «в знак нахождения в окрестностях города железных заводов» [1]. Из предприятий, основанных в то время, сейчас сохранились единицы, да и они в основном поменяли свой профиль. Большая же часть металлургических заводов прекратили своё существование и являются лишь достоянием истории. Но рассказать об этом периоде развития края необходимо ввиду той значительной роли, которую сыграла металлургия в истории нашей округи. А существование металлургического производства здесь связано прежде всего с династией крупных промышленников Баташёвых.

Родоначальником династии Баташёвых считается Иван Тимофеевич Баташёв (ум. в 1734 г.), выходец из тульских оружейников. И.Т. Баташёв работал управляющим на заводах знаменитого промышленника петровского времени Демидова и первые свои заводы стал строить под его покровительством в окрестностях Тулы. После смерти Ивана Тимофеевича его заводы перешли к младшему сыну Родиону (около 1720 [2] — 1754 г., старший сын И.Т. Баташёва Александр ненадолго пережил отца и умер в 1740 году). Но более всего стали известны дети Родиона – Андрей Родионович (1724-1799) и Иван Родионович (1732 или 1741 [3] — 1821) Баташёвы.

В 1754 году вышел правительственный указ, согласно которому промышленные предприятия, потребляющие лес, должны были располагаться не ближе, чем в 200 верстах от Москвы. Сделано это было для сбережения природных ресурсов центра России. Промышленность потянулась на Урал, но Баташёвы избрали другой путь развития, своё дело они перенесли в бассейн средней Оки, где к тому времени были разведаны залежи железной руды. Кроме того, в этом районе имелись в изобилии необходимые для разворачивания производства лес и гидроресурсы. В 1755 году братьями Баташёвыми был построен завод на реке Унже, левом притоке Оки (Унженский завод). За этим последовали Гусевский завод (ныне посёлок Гусь-Железный, также как и Унженский находится сейчас на территории Рязанской области) в 1759 г. Так было положено начало Приокскому горному округу, также получившего название Баташёвского.

бат1

Рисунок 1. Баташёвские металлургические заводы на Средней Оке

 

В Баташёвском горном округе существовал полный производственный металлургический цикл – от добычи руды до выпуска конечной продукции – железных и чугунных изделий. Руда добывалась на значительной части территории Ардатовского уезда на небольшой глубине (до 10-15 м), что позволяло вести эту добычу простым способом. Примитивную шахту по добыче железной руды называли дудкой. Дудка представляла собой узкий (около аршина шириной) колодец, снабжённый воротом и канатом, с помощью которых вглубь дудки спускали бадью и поднимали руду на-гора. Крепи использовались мало, длина боковых штреков была небольшой, и через дудку добывали лишь руду, расположенную непосредственно вблизи её основания. Поэтому в районах залегания руды дудки были выкопаны довольно часто. До сих пор остатки дудок можно встретить в окрестностях Сарова – у Кремёнок, Большого Череватова, Дивеева. Добычей железной руды занимались как приписанные к заводам крестьяне, так и жители других окрестных сёл и деревень. Для последних это был отхожий промысел. (Воспоминание об этом характерном для местного крестьянства труде сохранилось и до сравнительно недавнего времени: образованный в 1930-х годах в селе Большом Череватове колхоз, был назван его членами «Рудокоп» [4]). Добыча местной железной руды прекратилась лишь в 1923 году и ненадолго возобновлялась во время великой отечественной войны [5].

Первой стадией переработки железной руды было доменное производство. В домну загружали руду и древесный уголь, а выгружали чугун. Чугун не является конечным продуктом металлургического производства: он хорош для литья, но хрупок и не годится для изготовления инструмента и большинства других изделий. Для получения железа или стали из чугуна необходима дополнительная стадия переработки, в XVIII веке для этого использовался кричный передел. Продуктом этого передела в специальном горне был рыхлый слиток довольно чистого (называвшегося сварочным или полосовым) железа — крица, весом 50-100 кг, ещё содержавшая внутри себя прожилки жидкого шлака. Для придания железу необходимых свойств и удаления шлака слиток в горячем состоянии проковывали специальными тяжёлыми молотами, приводимыми в движение механически. В качестве топлива в кричных горнах также использовался древесный уголь [6].

Таким образом, доменное и передельное производства различались и могли, вообще говоря, размещаться на разных заводах. Поэтому и назывались такие заводы по-разному: чугуноплавильными и железоделательными (или молотовыми). Например, Вознесенский завод (ныне райцентр Вознесенское) специализировался на переделе чугуна, выплавлявшегося на других заводах, на нём работали до 10 молотов. Металлургическое производство требовало значительных энергетических затрат, поэтому заводы в XVIII веке располагались по берегам малых рек, на которых строились плотины, и основные механизмы приводились в движение водяными колёсами.

В конце XVIII века стала внедряться печь новой конструкции – пудлинговая, которая в течение XIX века вытеснила менее экономичный и технически несовершенный кричный горн. И главное, пудлинговая печь могла работать на других видах топлива, в частности на каменном угле [7]. Правда, это не относилось к нашему краю, где древесный уголь использовали вплоть до ХХ века. Во второй половине XIX века на смену пудлинговому процессу пришли бессемеровский конвертер и мартеновская печь, с помощью которых уже можно было вместо полосового железа выпускать качественную сталь.

Дела Баташёвых пошли успешно, объём производства рос. В 1755 году их доля в экспорте железа составила 1%, а в 1757 – уже 7,5% [8]. В 1766 году был пущен завод в Выксе, в 1770 г. – в Велетьме. Во время русско-турецкой войны в 1768-74 гг. на баташёвских заводах был освоен выпуск военной продукции: пушек, снарядов, якорей. В эти годы Баташёвы выплавляли 12% российского чугуна. Постепенно их система металлургических заводов на средней Оке превратилась в настоящую промышленную империю, во многом определявшую жизнь края.

Рост производства братьев Баташёвых тормозился действовавшим в то время указом о запрете лицам недворянского происхождения приобретать крепостных крестьян. Поэтому Баташёвы добивались для себя дворянского звания, но получить его им удалось лишь значительно позже, в 1783 году. Другой способ обхода этого правила можно понять на примере строительства Илёвского завода. По всем документам и лесная дача на реке Илёв, и крестьяне, предназначенные для работы на заводе, принадлежали дворянину Е.В. Рознатовскому, на чьи средства якобы строился завод. Завод был построен в 1774 году, а в 1776 году Баташёвы у Рознатовского его купили за 150 тыс. рублей. Вне всякого сомнения, и деньги на строительство, и проект принадлежали Баташёвым, а дворянин Рознатовский играл лишь роль подставного лица. Видимо, по той же схеме в том же году был приобретен и Еремшинский завод у князя П.И. Репнина (ныне посёлок Ермишь в Рязанской области).

В 1783 году братья разделили между собой хозяйство. Старшему Андрею отошли Гусевский, Ермишинский, Илёвский заводы. Младшему Ивану – Выксунский, Велетьмински, Унженский и Железницкий. С этого времени центром владений Андрея Родионовича Баташёва стал Гусевский завод, Ивана Родионовича – Выкса.

2 раздел 1783

Рисунок 2. Раздел хозяйства в 1783 году

 

Хозяйства братьев Баташёвых различались теперь не только именами владельцев, но и стратегиями экономического развития. Заводы старшего из братьев – Андрея придерживались традиционной специализации и продолжали выпуск полосового железа. Спрос на этот вид продукции, хотя и существовал, но постепенно снижался, и к середине XIX века эти заводы утратили своё значение. Иван Родионович Баташёв и его наследники придерживались другого пути развития. Ещё в конце XVIII века здесь стали осваивать новые виды продукции: гвозди, проволоку, чугунную посуду, производственное оборудование. На Сноведском заводе Ивана Баташёва освоили художественное чугунное литьё, его изделия украшали улицы и здания Москвы и Петербурга. Быстрее шло на предприятиях Ивана Баташёва и техническое перевооружение: паровая машина на Выксунском заводе работала уже в 1817 году, в 1852 году таких машин на выксунской группе заводов было уже 17 [9]. В это время на предприятиях, основанных А.Р. Баташёвым, паровые двигатели только начинали появляться [10]. В долгосрочной перспективе это привело к тому, что управлявшиеся Иваном Баташёвым выксунские заводы успешно работают до сих пор.

Но это произошло в будущем, а в конце XVIII века братья продолжали, теперь уже порознь, расширять производство и основывать новые предприятия. Андреем были пущены Верхнее-Унженский (1783), Вознесенский (1784), Сынтульский (1787) и Мердушинский (1791) заводы; Иваном – Сноведский завод (1784). К концу XVIII века Баташовым принадлежали 13 действовавших заводов. Их суммарное хозяйство было третьим в России после уральских заводов Демидовых и Яковлевых. В 1800 году вся Россия произвела 9,7 млн. пудов чугуна, из них на долю Баташёвых пришлось 1,1 млн. пудов, или 11%.

3 новь 1783-1803

Рисунок 3. Строительство новых заводов в 1783 — 1803 гг.

 

После смерти братьев Баташёвых их хозяйство стало постепенно приходить в упадок. Андрей Родионович Баташёв умер в 1799 году, он был женат три раза и этот факт предопределил длительную тяжбу потомков за наследство. Сначала имением завладел сын А.Р. Баташёва от первого брака Андрей. Ему удалось добиться признания последующих браков отца недействительными и отправить своего единокровного брата Ивана в солдаты (Ивана Андреевича даже лишили фамилии, службу он отбывал под фамилией Гусев, видимо потому, что жили Баташёвы на Гусевском заводе). Но со временем Ивану удалось восстановить свои права и получить права на Гусевский, Верхнеунженский и Сынтульский заводы, хотя к 1830-м годам на этих предприятиях ввиду плохого управления уже числился долг в 3,6 млн. рублей [11]. Собственность внуков А.Р. Баташёва: Петра Андреевича (Илёвский и Вознесенский заводы) и Силы Андреевича (Ермишинский и Мердушинский заводы) были за долги проданы с аукциона в середине XIX века. После нескольких смен владельцев эти заводы достались братьям Д.П. и Н.П. Шиповым и их наследникам, образовавшим впоследствии «общество Шиповских заводов».

Одной из наследниц имущества А.Р. Баташёва была его внучка Вера Андреевна, в замужестве Постникова. Она владела землёй в селе Дивееве и в 1826 году пожертвовала по просьбе Серафима Саровского участок в 3 десятины для строительства мельницы. Так была основана известная мельничная Дивеевская женская община.

Непросто складывалась и судьба заводов, которыми владел младший из братьев Баташёвых – Иван Родионович. После его смерти имение досталось единственной внучке Дарье Ивановне, которая была замужем за участником суворовских кампаний и Отечественной войны 1812 года генералом Дмитрием Дмитриевичем Шепелевым (1766-1841). Дарья Ивановна умерла довольно рано, оставив генералу четырёх детей и все свои заводы (вдобавок к этому 149 тысяч десятин земли и 12,5 тысяч крепостных крестьян). При Д.Д. Шепелеве дела шли неплохо, но в 1836 году по согласию всех наследников управление взял на себя его сын Иван Дмитриевич Шепелев. Генерал привык жить на широкую ногу, но сын в этом превзошёл родителя. При Шепелевых в Выксе был построен роскошный крепостной театр (за это И.Д. Шепелева даже прозвали «Нероном Ардатовского уезда» [12]), закатывались балы и пиры, дорогостоящим причудам не было конца. К 1846 году за заводами уже числилось 2,7 млн. рублей долгов. Обеспокоенные сонаследники (брат и две сестры И.Д. Шепелева) добились объявления его душевнобольным [13], и горное правление отдало их имение в опеку. Опекуном был назначен В.А. Сухово-Кобылин (отец известного драматурга). Попытки оживить производство большим успехом не увенчались, в то же время, жизнь в Выксе мало чем напоминала о бедственном положении заводов и продолжала бить ключом. В имении жили и гостили все многочисленные родственники опекуна, его друзья и знакомые, среди которых были поэты, писатели, артисты. И потому выксунская жизнь того времени попала в сюжеты многих литературных произведений. Внук В.А. Сухово-Кобылина – известный в своё время писатель граф Е.А. Салиас впоследствии напишет роман «Владимирские Мономахи», в основе которого история рода Баташёвых. К 1862 году долги Шепелевых выросли до 3,2 млн. рублей [14].

Тем не менее, выксунские заводы выжили. В конце XIX века после нескольких смен владельцев они попали к немцу Лессингу, который владел заводами вплоть до первой мировой войны.

А ближайшие к Сарову Илёвский и Вознесенский заводы проработали только до 1911 года [15].

В конце XIX века в Ардатовском уезде вблизи Сарова работали ещё несколько металлургических заводов, не имевших отношения к металлургической империи Баташёвых. Это Балыковский, Князь-Ивановский (деревня Князь-Иваново – ныне Маёвка Дивеевского района) и Бушуевский (у села Большое Череватово). Все они работали на местном рудном сырье и просуществовали недолго. Например, Балыковский завод был построен местным помещиком П.П. Менделеевым в 1873 году и проработал до 1912-го. Закрыт был завод из-за нерентабельности [16].



1 Города России. Энциклопедия. М., 1994, стр.542.

2 Арсентьев Н.М. Замосковный горный округ: заводовладельцы и рабочие. Саранск, 1994, стр.24.

3 Отечественная история. Энциклопедия, т. 1. М., 1994, стр.173.

4 Музей «Саровская пустынь», карта № 55.

5 Города нашей области. Горький, 1969, стр.106.

6 БСЭ, 2-е изд., т. 23. М., 1953, стр. 444.

7 БСЭ, 2-е изд., т. 35 М., 1955, стр. 282.

8 Отечественная история, стр. 173.

9 Арсентьев, стр. 31, 34.

10 Арсентьев, стр. 36-37.

11 Арсентьев, стр. 55.

12 Галай Ю. Предисловие к книге: Салиас Е.А. Владимирские Мономахи. Н.Новгород, 1995, стр. 17.

13 Седов А.В. Выксунские заводы // Нижегородский край: факты, события, люди. Н.Новгород, 1994, стр. 208.

14 Арсентьев, стр. 57.

15 Калачева В. Из истории баташёвских заводов // газета «Наша жизнь», Вознесенское, № 22, 1997.

16 Степашкин В.А. Балыковский железоделательный завод // газета «Старый город №», Саров, № 45, 2002.

Просмотров: 7 252

К этой записи 6 комментариев

  • Поисковый отряд Pogost.net занимается поисков артефактов и реконструкцией событий тех лет по братьям Баташевым в основном в Гусе Железном. Желающие присоединится или поделится какой либо информацией, добро пожаловать на http://pogost.net/index.php

  • Алексей Демидов:

    Алексей Михайлович! Какого года материал?
    Замечательно смотрится ссылка:

    «4 Музей «Саровская пустынь», карта № 55». 🙂

    Представлены ли где-нибудь у нас на обозрение образцы руды из местных «дудок»? Где ближайшая к «нам» (центру Сарова) «дудка»? Можно «проложить» к ней местный исторический маршрут!?

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Когда нам нужна была руда, мы нашли ее около остатков дудок вблизи Елизарьева.
      Я теперь в ссылках заменяю «Музей СП» на «Объединение СП». Недоглядел…

  • Зубко Вячеслав:

    У меня есть самовар с гравировкой братья Алексей и Иван Баташевы

  • Зубко Вячеслав:

    на самоваре есть медали но кран отломан. может кого заинтересует

    1. Алексей Демидов:

      Вячеслав! Не уверен, но самовар может быть интересен, как экспонат для нового музея «Саровская Пустынь», в качестве артефакта Присаровья! Вы где находитесь? Можете прислать фото гравировки и самого «аппарата» в целом?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>