Это было в Кошелихе в тяжёлые военные годы. По примеру краснодонских комсомольцев кошелихинские комсомольцы создали свой союз и назвали его ГУЛЬКОМ — гуляющий кружок молодёжи. Все работали днем в колхозе, на валовне, на спиртзаводе, а вечером получали образование в 7 классов. Все ребята были крепкие здоровьем и развитые. Все имели свои псевдонимы: Сустатова Василия Григорьевича называли Кошкой, Виктора Маюкова — Пыркой, Григория Маюкова — Гарибан, а у беспризорника Володи Савченко и Прокуданова Виктора псевдонимов не помню.

В окрестностях Кошелихи появились дезертиры, предатели с фронта, которые сбежали в далёкий тыл в Кременковское лесничество. Сначала их было около 30 человек. Дезертиры держали в постоянном напряжении и страхе район нескольких сёл: Бабино, Берещино, Хозино и других. Занимались грабежом и насиловали женщин и девушек. На Моховом сделали погром и убили председателя колхоза. У Дядяки Аронова дезертиры стали сбивать замок на входе в каменный амбар, чтобы произвести кражу. Им нужен был выходной костюм для Рябого. Дядяка закричал «Караул! Грабят!», но помощь взять было неоткуда. Ему велели замолчать, но он продолжал кричать. Тогда эти дезертиры ему отрезали язык и продолжили разбой.

Однажды я и мой двоюродный брат Порунов Николай Александрович пасли в ночном колхозных лошадей. В яме от старого горна, где когда-то обжигали кирпич, мы грелись у костра. Когда начинало светать, мы услышали звук шагов дезертира. Мы, не сговариваясь, рванули в село и схоронились под крыльцом Николая Безгорлого, по фамилии Чичин. Через некоторое время услышали шаги дезертира, и он зашёл на крыльцо Безгорлого, постучал в дверь и его впустили в сени. Оказалось, что жил тот трус на сушилах у Чичиных. Когда особисты неожиданно для него стали втыкать вилы в сено на сушилах, он молчал, хотя на вилах были следы крови. Скинули сено с сушил и этого гада с поднятыми руками повели в проходную завода.

По дороге от лесозавода на Стеклянный есть кордон, где перебили много дезертиров. А пять человек обосновались в землянках в районе Скита (имеется в виду Царский Скит, принадлежавший раньше Понетаевскому монастырю — А.П.). Место это было на левом берегу реки Сатис, там дезертиры сделали землянки больших размеров с отоплением в зимнее время. В качестве вытяжной трубы в одной из землянок использовали дуплистую осину. Их было пять ублюдков, старший — «Рябой», ленинградец, второй, который привел их в кошелихинские леса, был из Лихачей. Транспорта они не имели, а использовали попутные подводы. Груз им по их указанию доставят поближе к логову, кучеру завязывали глаза и после доставки груза сами выводили его на обратную дорогу. С лесозавода люди боялись ходить на Скит.

И в далеком тылу комсомольцам гулькомовцам нашлось место проявить подвиг. Из особого отдела приехали трое военных в форме, пригласили гулькомовцев на дерзкую операцию — взять или уничтожить бандитов в их логове. Узнали, когда у Рябого будут справлять день рождения, где-то под осень. Особисты вооружили гулькомовцев и обучили, как пользоваться оружием, патроны только боевые были. Скомплектовали из гулькомовцев 3 боевых звена. Взяли исправные телеги, смазали колёса, ремни гужей, супони и всё закрепили по-штормовому. И ночью двинулись выполнять боевое задание.

По рассказу брата, трёх без сознания пьяных связали без усилий. А Рябой и, видимо, Лихачёвский сбежали. Погрузили на телеги самих дезертиров и их запасы на зиму: муку, мёд, мясо туши и другие продукты, забрали их оружие и благополучно вернулись в Кошелиху.

Часть I. Кошелихинский спиртзавод

Часть II. Колхоз «Красный Октябрь»

К этой записи 8 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Удивительно! А куда же смотрел всесильный НКВД!? Значит не так сильно было это ведомство, как его рисуют сегодняшние «историки»!

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Была война, и особисты с милиционерами нужнее были в действующей армии.

  • Анатолий Калашников:

    Если я не ошибаюсь на этом кордоне жила моя бабушка с детьми, в том числе и моим отцом. Кордон находился, я помню из детства в нескольких километрах от скита в сторону от Сарова. Когда я был подростком,слышал от бабушки про дезертиров, которые приходили ночью на кордон и просили краюху хлеба. При этом они бабушку и детей, а их было 6 человек (5 девочек и один мальчик) не трогали. Мой дед до войны был лесником в Кремёновских лесах,после войны продолжал работать лесником, а потом семья переехала на лесозавод, на Михеево (жильё лестничества), в километре от Скита. Ушёл на пенсию мой дед в должности кажется «полещика». Дед, Калашников Степан, родом был из Кремёнок…

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Не Погарный ли это кордон? Или какой-то другой?
      Вообще, история, рассказанная Николаем Григорьевичем, показалась мне сначала какой-то немного фантастической. Теперь вижу, что что это не так.

      1. Анатолий Калашников:

        Могу ошибаться, но если от Скита идти вверх по Сатису в сторону Сарова, на пути будут попадаться заливные луга. Так вот у каждого такого луга есть названия — Лихачёвские луга, Кремёновские луга, Белухинские луга и уже не помню какие. Здесь же и Кремёновский «большой камень». И кажется в урочище Лихачёвских лугов и был кордон. В детстве я бывал на этои месте, помню только границу между лесом и лугами Сатиса. И ещё помню «черёмушные леса». Мы ходили сюда для сюорачерёмухи…

        1. Анатолий Калашников:

          Да ещё я сам лично видел землянки дезертиров, уже разрушенные и заросшие. Но они были в лесу на правом берегу Сатиса, если идти в сторону Сарова. Если память не изменяет — это где то порядка 5 км. от «медведь камня» на Скиту.

          1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

            Интересно, не осталось ли чего-нибудь там сейчас?

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Алексей Михайлович!
    Сегодня мне стало известно, что у нашего Николая Григорьевича Сустатова умерла жена…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>