Село Кошелиха находится на юге Нижегородской области по обе стороны реки Пузёнки в двадцати километрах от города Сарова. На то время в Кошелихе насчитывалось более 700 личных хозяйств. В селе тогда было три колхоза: «Красный Октябрь», «Новый Путь» и «им. Чкалова», а почти в центре села — спиртовой завод. Завод до Советской власти был построен барином Ашаниным. При Советской власти на спиртовом заводе сменилось множество директоров, но большее развитие завод с жилищным строительством и всей структурой соцкультбыта получил во время директорствования Валентина Волтова.

На небольшом расстоянии от села на колхозных полях работали две ветряные мельницы и одна крупорушка. Одну мельницу на северо-западе села называли Матыровой или Чернышовой, а вторую, на юге села называли Федоткиной. Большая часть взрослого населения работала в колхозах, и малая часть работала в заводе. В то время у колхозников паспорта не было, а в завод принимали на работу при наличии паспорта.

Вспоминаю о работе Кошелихинского спиртового завода в сороковые и пятидесятые годы прошлого столетия. Сам завод был расположен в центре села на берегу речки Пузёнки. Недалеко от заводских корпусов красовался небольшой пруд с чистейшей водой. Выработка спирта производилась из местного сырья — это разнообразные виды хлебных злаков и, в большинстве случаев, картофель. Все это выращивали в колхозных хозяйствах и личных подворьях. Воду для производства спирта брали у заводских корпусов на сорокаметровой глубине и очень хорошего качества. Весь производственный цикл по выработке спирта производился на применении пара, а пар получали от сжигания дров. Дрова в больших количествах привозили на заводские склады из близлежащих лесов на быках, а позднее и на машинах.

Организация труда на заводе была рациональной и экономной. В одном кирпичном здании на территории завода находилось все управление функциональными службами завода и называлось одним словом — «Контора». На работу подбирали людей по их способностям. Все заводское оборудование находилось под пристальным вниманием самородка изобретателя Василия Полозова. Любую иностранную технику он настраивал и вводил на службу родного производства. Сельский самородок набирал в свою службу сообразительных парней, обучал при заводе их слесарному делу, и они добросовестно обслуживали сложное заводское оборудование.

На спиртовом заводе по штату была должность бардашницы. Большинство сельского населения знало бардашницу Прокуданову Екатерину. Из-за постоянных на лице веснушек у нее в народе было прозвище Пестрая. В тридцатых годах двадцатого века она занимала должность председателя Кошелихинского Сельского Совета. Во время ее правления Сельским Советом она организовала физическое уничтожение красивейшего пятиглавого сельского храма. Разрушить святое место желающих было мало. Участниками в разрушении храма были два брата Жуковых. Один из них погиб во время разрушения храма, а второй во время разрушения повредил глаз и впоследствии погиб в автомобильной катастрофе на дороге вблизи села Ореховец, где до наших дней сохранился памятник А. Жукову и Н. Сустатову. Организатор разрушения сельского храма Екатерина Прокуданова преждевременно умерла в Нижнем Новгороде от приставшей к ней болезни.

Классными специалистами по контролю входящего сырья и выходу готового спирта работали Евдокия Лимонова и Валентина Жукова. Хорошим специалистом в технологическом процессе на объмных аппаратах был Иван Кондрахин. Умелым специалистом по выращиванию зерна на солод слыл Федор Рябов. Постоянным старшим Кочегаром работал Илья Продеев и через его руки прошло огромное количество дров. У него с женой было десять детей, и помогала по хозяйству пожилая его мама. Все тринадцать человек жили в пятистенном доме.

Пожарная безопасность на заводе была на высоком уровне. За сорок лет работы завода не было серьезных пожаров. Во многих пожароопасных местах были установлены огромные деревянные емкости с водою, изготовленные столяром Григорием Сустатовым. Снабжением спецодеждой и инструментом занимался Яков Логинов. И многие другие специалисты — производственники трудились на Кошелихинском спиртовом заводе.

На заводе в то время вырабатывали электрическую энергию на французском паровом локомобиле. Электроэнергии с натягом хватало для нужд завода, школы, столовой, клуба, магазинов и прилегающих к заводской территории жилых домов работников завода. Завод и жилые дома были электрифицированы и радиофицированы. С отеческой заботой директор Волотов относился к быту заводчан. Он организовал на территории завода баню с душем, похожую на городскую. В самом селе электричества и радо не было, и с этими неудобствами сельчане мирно уживались с заводчанами.

Территория завода по форме напоминала правильный четырехугольник с длинами сторон более полутора километров. По всему периметру территория завода была огорожена высоким трехметровым тесовым забором без единой щели. С наружной стороны заводского забора радовали глаз ухоженные колхозные поля. С внутренней стороны забора по всему периметру завод охраняли охранники с немецкими овчарками. Охрану ценностей завода возглавлял Топунов Н.Г. В заводе в то время можно было взять вещи и материалы, которые могли бы пригодиться в личном хозяйстве. Но охрана была серьезная и неподкупная, и все заводские ценности были в полной сохранности.

Как в монологе у М.М. Жванецкого, на спиртовом заводе был свой транспортный цех, который возглавлял, Ремизов А.А. Одной из тружениц транспортного цеха была Мария «Гаразеиха», которая на паре запряженных быков снабжала бардой скотину важных специалистов работников завода. Барда — это ценные отходы, которые получаются при получении спирта, и она идет на пойло скоту. На дешевых отходах выращивали дешевую и очень качественную молодую говядину. Это предприятие в народе называли «Баловней». Она, как и спиртовой завод, была огорожена высоким деревянным забором. Барда из заводских цехов под давлением по трубам подавалась в поилки откормочных дворов. За один период откармливали около пятисот голов упитанного крупного рогатого скота. На «Баловне» комплектовали большие стада — «гурты» и их своим ходом гнали в Нижний Новгород за двести километров на бойню.

Готовую продукцию — спирт — с Кошелихинского завода отправляли в кузовах автомашин в двухсотлитровых бочках на железнодорожную станцию Берещино за девятнадцать километров. Там спиртовый завод имел свою базу с отдельной железнодорожной веткой и своих постоянных представителей. Спиртом заполняли железнодорожные цистерны и отправляли в сторону Нижнего Новгорода. Изредка из Нижнего Новгорода в Кошелиху за спиртом прилетал самолет. В народе ходили упорные слухи, железную дорогу проведут до Кошелихинского спиртового завод, и она за один год себя экономически оправдает. Но когда не стало Волотова, и его планам о проведении железной дороги не суждено было осуществиться.

Недалеко от жилых домов работников завода были закутки для содержания личного скота. Жилые дома заводских специалистов на две или три семьи находились недалеко от заводского забора с восточной, наружной стороны. Летом дома заводчан утопали в густой зелени, в них жили удивительно добрые люди. В годы войны с прилавков магазина исчезло мыло, и нас выручили своим мастерством заводские химики, они опытным путем получили жидкое мыло и поделились с сельчанами.

Администрация завода состояла из грамотных специалистов. Среди них выделялся директор Валентин Волотов. Молодой, красивый, энергичный, практичный, с нескончаемыми бизнес-планами и пилотными проектами. Он был обаятельным простым человеком и хорошим собеседником. Перечислю фамилии работников, с которыми пришлось в то время ему работать: Баяновы; Платоновы; Беляковы; Сорокины; Беляковы; Жуковы; Ремизовы; Гайдучковы; Чучковы; Занины; Насоновы; Емельяновы; Панькины; Донцовы; Кондрахины; Бодряшкины, Шепелевы; Патаповы; Закурдаевы; Сазоновы; Гришины; Клейменовы; Костины; Сай; Галай и многие другие. В заводе в то время насчитывалось до трехсот работников, и не было ни одного алкоголика.

Завод во время Великой Отечественной Войны работал в три смены. Директор завода со своею семьею жил в коттедже на территории завода. В семье у него было трое детей и вторая молодая жена. В то время из Украины в Кошелиху приехала красивейшая взрослая девушка Мария Гринь. И, в то же время, директор спиртозавода не жил со своею старою женою. Недолго думая, директор предложил Марусе свою руку и сердце. Маруся с радостью приняла предложение и стала женою директора завода.

Большая заслуга директора в организации социального и культурного быта заводчан и всего сельского населения. При его правлении был выстроен огромный, красивый клуб с ухоженным сквером вокруг него. В клубе был большой зрительный зал с уклоном к сцене. В клубе было большое фойе для массовых мероприятий, помещение для репетиций, библиотека, парикмахерская и другие залы. Рядом с клубом были разбиты клумбы с красивыми цветами и проделаны аллеи, усаженные цветущей акацией и черемухой. По периметру красивого забора в два ряда росли большие белоствольные берёзы. За садом ухаживал дипломированный садовник Курашкин. При клубе работал мастер парикмахер Рыков, который ходил всегда с бритой головой. Во время Великой Отечественной войны в этом клубе выступал с дрессированным медведем и дрессированными собачками передвижной цирк. Добровольцы сельские музыканты баянист Федор «Прапор» и пианист Коля Бодряшкин «Пушкин» по вечерам развлекали всю молодёжь.

Зимой после Рождества у молодежи в моде били качели на морозе. Качели почему-то называли «релами» и реже «козлами». Релы сооружали из длинных жердей, сложенных в две остроконечные пирамиды.

Недалеко от заводской проходной находилась отличная заводская столовая. Рядом со столовой работал деревянный продуктовый ларек. Недалеко от ларька у подножья шоссе предприниматели торговали бытовыми товарами и семечками. Для молодых специалистов работало общежитие, а для детей работников завода работал детский сад. Для школьников был организован пионерский лагерь в сосновом бору Кавказского «Кременковского» лесничества на правом берегу реки Сатис. Раньше ту местность называли Скитом и там находились кельи монахинь. В те времена ещё при Советской власти православные старушки с ребятнёй ходили на Скит молиться к Большому камню.

Большую материальную помощь оказывал директор Кошелихинской сельской школе. От заводской проходной до двухэтажной сельской школы пролегала высокая шоссейная насыпь, которая протянулась через луга. Жители заводского района до школы, клуба, столовой, магазинов ходили по деревянному тротуару. Тротуар был сделан из толстых широких досок полтора метра шириной. Тротуар проходил рядом с заводским забором, начинался от жилого заводского района и плавно упирался в ступеньки шоссе у заводской проходной.

Шоссейку тогда содержали в ухоженном состоянии в любое время года. Директор был всесторонне развит, и на все у него хватало времени. В двух километрах от завода в сторону бывшего Лесозавода он вырастил большой фруктовый сад. В этом саду был большой заводской пчельник и там же выращивали все овощи. Этот район носил название «Калда». На Калде было добротное жилье для заводских рабочих. После ухода из жизни Волотова завод впал в депрессию, а в конце прошлого века завод развалили и совсем его уничтожили, вместе с забором. Клуб сожгли, две ветряных мельницы сожгли, а крупорушку разрушили. В настоящее время заводская земля ждет нового хозяина.

Большая заслуга в строительстве и устройстве жизни в заводе и на селе принадлежала красному директору Валентину Волотову. Он числился передовым директором у своего руководства и имел добрую славу у заводчан, селян и простых жителей большой округи.

Март 2007 г.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Спирт и сахар

Предложение

 Если добираться по просёлочной дороге, то от города Арзамас-16 до Кошелихинского спиртзавода насчитывается 15 километров пути. До 1986 года завод выпускал спирт, а отходы от спирта использовались на корм скоту. На заводе насчитывалось более 300 рабочих мест. Во время Великой Отечественной войны завод работал в 3 смены, и спирт использовали для военных целей. Сырьём для выпуска спирта служил местный картофель.

Четыре года пустуют цеха Кошелихинского завода. Если затраты на выпуск спирта шли на военные цели, то пусть коснётся конверсия и спиртозавода, и при реконструкции можно в 1991 году выпускать сахаропродукты. Сырьём будет служить местная сахарная свёкла урожая 1991 года. Отходы после получения сахаропродукции будут идти на корм скоту. Получится безотходная технология. Большие денежные средства были затрачены на устройство очистных сооружений для спиртозавода, и сейчас они бездействуют.

Сахар для нас необходим, а хозяина над заводом нет. Наш город расположен вблизи пустующего завода и должен взять его подсобным хозяйством. Для правильной организации труда и производства имеются все ресурсы: в избытке рабочая сила, высоковольтная ЛЭП подведена на завод, газопровод проходит в 3 км от завода, а воды целые подземные озёра. Завод четвёртый год ищет хозяина. Если первую продукцию выпустит завод в 1991 году, то будет видно, что перестройка пришла и в окрестности нашего города.

Отделение 3

Сустатов Н.Г.

 

С этим письмом Н.Г. Сустатов ходил на приём к 1-му секретарю горкома КПСС Бабиченко, но ответа не получил.

На письме стоит штамп:

ГОРКОМ КПСС Вх. № С-10 на 2 листах. 14 августа 1989 г. Подлежит возврату в общий отдел

 Комментарий редактора

Появление такого предложения объясняется не только беспокойством автора за родной завод и родное село, но и бедственным положением со снабжением нашего города, в частности, со снабжением сахаром. Сахар, как и большинство товаров, был в те годы дефицитом и продавался по талонам. Этим воспользовались некоторые деятели из числа комсомольских функционеров. Они организовали во ВНИИЭФ аферу по сбору денег для приобретения сахара по магазинным ценам (которые стремительно росли) под гарантии руководства ВНИИЭФ. Каждому заплатившему деньги обещали по мешку сахара (!) Это было бы невиданным богатством. Деньги сотрудники сдали, но сахара так и не увидели.

Во времена СССР крупные промышленные предприятия вынуждены были тянуть своими силами подсобное сельское хозяйство, чтобы сотрудникам этих предприятий было что есть. У ВНИИЭФ, например, были два подсобных совхоза: «Вперёд» (пос. Сатис, сёла Аламасово и Кремёнки) и «Власть Советов» (в Шатковском районе). В этих совхозах каждые лето и осень сотрудники ядерного центра отбывали трудповинность. Так что предложение Н.Г. Сустатова не выглядело тогда совсем оторванным от жизни. Другое дело, что в годы Перестройки в условиях экономического кризиса и краха административно-командной системы основной тенденцией был обратный процесс: предприятия сбрасывали подсобные хозяйства, следствием чего становилась практически неизбежная экономическая смерть этих сельхозпредприятий.

 

Сустатов2

Николай Григорьевич Сустатов

Родился 4 октября 1936 года в селе Кошелиха (сейчас в Первомайском районе Нижегородской области). Начальную школу окончил в Кошелихе, неполную среднюю в Большом Макателёме, 10 классов — опять в Кошелихе. В 1955 году был призван во флот, служил 4 года на подводной лодке. После сужбы в армии некоторое время работал на спиртзаводе, потом переехал в наш город. Работал на 1-м заводе, в Отделе труда и заработной платы, заочно окончил Московский финансово-экономический институт. С 1980 года возглавлял группу снабжения 3-го сектора (сейчас Институт физики взрыва ВНИИЭФ). В 2004 году ушёл из ВНИИЭФ и работал в нескольких частных и городских организациях. С 2010 года на пенсии.

Часть II. Колхоз «Красный Октябрь»

Часть III. Дезертиры и гулькомовцы

К этой записи 6 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Помню, в газете «Саров» была хорошая статья про этот спиртзавод…
    Может висит в Инете, надо поискать! 🙂

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Вот эта статья Елены Кривцовой!

    http://www.gazeta-sarov.ru/?cat=9&id=1170

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Сравнительный анализ показывает, что начало статьи является литературным переложением воспоминаний Сустатова. Либо оба текста списаны с одного источника, во что не верится. И ссылки на Сустатова нет. Зато есть ссылка на «историка Макарова», что сразу объясняет ситуацию.

      1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

        Да, похожесть текстов ОЧЕВИДНА (до совпадения). Сначала подумалось, что наш Н. Г. мог прочитать статью Кривцовой, и на него «нахлынули» воспоминания… Но затем убедился по ДАТАМ: воспоминания Сустатова — март 2007, а статья Кривцовой — сентябрь 2008-го, значит статья ВТОРИЧНА! Хотя «ссылка на «историка Макарова»», для меня не проясняет ситуацию… 🙂
        Но всё равно интересно, может сам «историк» прояснит…

  • Валерий Валерий:

    Редактору (кстати, кто это?) по поводу его комментариев. НЕБОЛЬШОЕ! уточнение. В нашем отделении деньги тоже сдавали, и сахар ПОЛУЧИЛИ. Насколько я помню, были проблемы со второй партией сахара. А с первой было нормально.

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      А у нас в 3 отделении было именно так, как написал редактор, фамилия которого стоит в заголовке поста. Может быть, я просто не сдавал деньги в 1-й раз?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>