К 70-летию нашей Великой Победы оргкомитет ИФВ по подготовке празднования принял решение подготовить Анкету для Ветеранов Фронта и Тыла с целью, чтобы им легче было рассказать о себе и том судьбоносном времени в истории Нашей Страны. Анкета была роздана Ветеранам. Оказалось, что некоторые из них давно были готовы рассказать «О Времени и о Себе», причём очень не формально. Именно такой оказалась Александра Кузьминична Беленинова. Школьная тетрадка, исписанная её красивым почерком, вызвала состояние, близкое к шоку у членов оргкомитета… «Либо вы опубликуете всё так, как я написала, либо вообще не надо!» Александра Кузьминична была непреклонна… Читайте всё как есть, — А. К. Беленинова разрешила публикацию на сайте СК…

 

          Ответить на две страницы вопросов более чем кратко я не могла. Для этого требуется много ума, а у меня и в молодости был недостаток его, а с возрастом совсем ничего не осталось…

 

«Каждое напоминание о минувшей радости или печали одинаково

болезненно ударяет в мою душу и извлекает из неё всё те же звуки».

М. Ю. Лермонтов

Я, Беленинова Александра Кузьминична, родилась 24 мая 1924 года в селе Казарка, Николо-Пестровского района, Пензенской области, по месту рождения и жительства моих родителей, занимающихся сельским хозяйством.

                Фото 1 – Александра Кузьминична Беленинова

Отец – Баклашкин Кузьма Сергеевич, мама – Анисья Ивановна. Оба 1900 года рождения, у обоих образование 4 класса начальной школы.

В семье было 9 детей. Работал один отец, мама занималась детьми.

С раннего детства мы познали цену куску хлеба. С восхода и до заката солнца мы вместе с отцом трудились в полях, садах и огородах.

Детства у нас, как такового, не было, а юность забрала война. Единственным развлечением в доме были патефон и гитара, которая стала моей спутницей по жизни.

Отец работал и садовником, и огородником, и агрономом, а после окончания  финансовой школы в Ленинграде стал торговым работником и трудился в этой сфере, даже уйдя на пенсию.

В 1936 г. родители переехали в Мордовию, совхоз «Красная Пресня», Ковылкинского района, где я окончила семилетнюю школу, а потом, по окончании средней школы в Ковылкине, стала работать учителем в этой школе.

В 1941 г. началась война. Отца и брата взяли на фронт, начались суровые военные будни. Работа, работа и работа, где только мы могли быть полезными – всё для фронта, всё для победы.

Осенью 1941 г. я пошла учиться в 10-й класс и параллельно поступила на курсы медсестер.

На этих курсах я была отличницей, но только теоретически, а практически, к моему стыду, хуже меня, по-моему, не было никого. Я не переношу крови, а мы ходили на практику в госпиталь, где было очень много обмороженных (зима 1942 г. была лютая, морозы были до минус 42°С), ухаживали за ранеными. Во время объяснения, глядя на эти измученные, изможденные лица, я неоднократно падала в обморок. Медсестра из меня не получилась. Поэтому по окончании 10-го класса я получила Похвальную грамоту, а по медицине справку – «Прослушала курсы медсестер».

С раннего детства я очень любила детей, поэтому после 10-го класса меня послали работать в детский сад, где я быстро повзрослела, потому что дети меня называли «Кузьмичом».

Им было трудно выговорить моё имя и отчество, подойдут ко мне, за халат – дерг-дерг: «Кузьмить, а Кузьмить, дай куклу».

Во время войны занятия в школе начинались с 1 октября.

После трехмесячной работы в детском саду, я стала работать учителем, параллельно поступив на заочное отделение Саранского пединститута. Мне дали вести несколько предметов: пение, рисование, физкультуру (литературный, физкультурный и хоровой – мои любимые кружки с детства).
                        Фото 2 – С подругами в сентябре 1942 года
                       Фото 3 – Подпись на обратной стороне фото 2

Первым уроком было пение. Поздоровавшись с детьми, я сказала: «Ребята, я буду вести у вас урок пения, хотя петь сама не умею, буду надеяться на вашу помощь, петь будем все вместе». И начала рассказывать, насколько важна песня в период войны. Слушали они меня взахлеб. Урок прошел непредвиденно хорошо. Я была счастлива. Директриса меня похвалила.

Такая же история случилась на уроке рисования. Признавшись в своем неумении это делать, я предложила детям рисовать с натуры. Поставлю цветок или какой-нибудь предмет, потом даже на портреты перешла. И сама училась, и ребята за мной тянулись.

Ну, а с физкультурой проблем не было вообще. Как и все дети, я любила бегать и прыгать. На уроке ребята меня слушались, я на переменах всё время с ними: играла и в «кошки — мышки», и в «третий — лишний», и в лапту, и в футбол.

… Так я проработала до зимних каникул, а во втором полугодии, в связи с отъездом учителя, мне дали вести немецкий язык и естествознание в 5 – 7-х классах, и арифметику в 5-м классе.

Не в хвальбу сказать, я даже сама удивлялась, но у меня на уроках всегда была отличная дисциплина. Я никогда не кричала на детей, никогда  не выгоняла детей из класса, знала, что директриса, проходя по коридору, обязательно вернет ученика в класс. Я считала это для себя подрывом авторитета учителя.

Я всех учеников всегда звала только по имени, поэтому, если я заметила, что ученику наскучило сидеть, я спокойно говорю: «Коля (или Ваня), ты устал сидеть, подойди ко мне – постой рядышком». Такое случалось 1-2 раза в году. У нас была взаимная любовь друг к другу. Я была счастлива. Меня стали ставить в пример не только на педсовете, но и в РОНО, и даже заметки в газетах писали.

Во время войны отпусков у нас не было, с весны и до начала учебного года мы вместе с ребятами работали на полях по посеву и уборке урожая – всё для фронта, всё для победы, а в зимние каникулы — вязали тёплые вещи (носки, варежки, шарфы), чтобы как-то согреть душу и тело бойца.

В 1946 году я вышла замуж за военного и переехала жить по месту жительства мужа в г. Рузаевку.

Педагогическая стезя неожиданно оборвалась. Бытовая травма. Удар электрическим током. Ждала супруга, решила помыть полы, а потом мокрыми руками начала закручивать вывинтившуюся лампочку. Очнулась в больнице. Диагноз – острый невроз сердца, под которым я уже носила сына. Врачи сказали, что этот испуг обязательно отразится на ребенке родимым пятном, предлагали сделать аборт, на что я согласия не дала. В этом они не ошиблись, но самым неприятным было временная потеря голоса и заикание. Работу в школе с болью пришлось оставить.

В 1949 году по направлению мужа (он был опер — уполномоченным по «ББ») мы приехали в Саров. Он твердо заявил: «Всё, в школу больше не пойдешь». Хотя за три года речь у меня практически восстановилась. Далеко от себя не отпустил, устроил старшим писарем в воинскую часть.

В то время было много совсем неграмотных ребят, и я вела своеобразный ликбез. Заведовала библиотекой, хотя и называлась старшим писарем. Работала по подписке, имела воинское звание «Сержант». По окончании срока подписки, я устроилась работать секретарем Главного Конструктора объекта – Николая Леонидовича Духова.
Фото 4 – Александра Кузьминична – секретарь Н. Л. Духова (июнь 1953 г.)

Он мне помог в жизни многим. В 1953 году была эпидемия полиомиелита, сначала им заболел шестилетний сын, а через неделю дочь, которой в год и 10 месяцев сделали пункцию. В больнице мы лежали вчетвером в соседних боксах. У дочери, к счастью, диагноз не подтвердился, а у сына – на 50%, как сказал мне вызванный из Москвы профессор. При выписке из больницы сын бегал, а дочь перестала ходить. Она до сих пор это помнит, хотя мне трудно в это поверить. Так подействовала пункция, после которой надо было, не двигаясь, лежать на животе в течение 6-ти часов.

К тому времени я уволилась из секретарей в связи с болезнью детей. Спустя 10 месяцев после выписки из больницы, в период Первомайской демонстрации, сын стал откидывать ножку поперек дороги. Вызов «СП». Результат – атрофия мышц левой ноги… Мы были в шоке. Занимаясь, всё время дочерью, я совершенно не заметила, как на моих глазах угасал мой сын. За этот период ножка у сына усохла на 2 см в бедре и на 1 см в голени. Требовалось немедленно санаторное лечение, а где взять денег?! Муж работал один, денег у нас не было, и продавать было нечего. Кроме кровати – поделки мужа, он был рукодельный. Всё, что можно было продать – продали, а денег опять нет. Я не плакала, я ревела, ревела от безысходности.

Пришлось обратиться за помощью на бывшую работу. Узнав об этом, Николай Леонидович в пятидневный срок прислал мне путевку «Мать и дитя», оформил проезд самолетом до Москвы и Адлера. И мы с сыном 6 мая 1954 года были уже в Евпатории. Молюсь, и буду молиться за Николая Леонидовича до конца дней своих.

Фото 5 – В отпуске с сыном Евгением

В санатории я научилась делать сыну массаж, и делала его обоим детям, а сыну до 22 лет, пока сын жил со мной. Ему сейчас 68 лет. Слава Богу, я обоих детей поставила на ноги.

Сын окончил среднюю школу, затем Московский радиоприборостроительный техникум с Отличием. С рождения сын Евгений был необыкновенно любознательным. Его любовь к радиотехнике в последствии стала его профессией. В разные годы он работал радиомехаником, консультантом по техническим вопросам, инженером по настройке электронных блоков.
                  Фото 6 – Сын А. К. Белениновой Евгений в 20 лет

Дочь – Галина, окончила среднюю школу, затем Московский приборостроительный техникум. Работала старшим оператором, выполняла работу для ЭВМ по корректировке планов заводу.
Фото 7 – Александра Кузьминична с дочерьми Галей (слева) и Леной

Старшая внучка Оксана окончила МГУ, факультет иностранных языков с Отличием. Работала преподавателем в МГУ, в настоящее время живет в Берлине.

Фото 8 – На работе: А. К. Беленинова первая слева

Старший внук – Вячеслав окончил Московский Институт Управления – работает руководителем Отдела продаж.

Моя любимая внучка Светлана, которую я опекала с самого рождения и до окончания института, закончила Саровский физико-математический лицей с Золотой медалью, успешно окончила Московский физтех — стала мамой четверых детей. Её избранник Павел – однокурсник, окончил институт с Отличием, в настоящее время – кандидат физико-математических наук, живут в Москве.

… К сожалению, «Птица счастья завтрашнего дня» меня не выбрала. Я дважды была замужем. С первым мужем жила 18 лет. Из-за дикой ревности мужа брак распался. Муж стал ревновать меня даже к своему родному 17-летнему сыну.

Со вторым мужем прожила 20 лет.

Фото 9 – С мужем и дочкой Леной у фонтана
Фото 10 – Редкое фото у фонтана «Дружба народов» в Арзамасе-16 (Саров)

Через пять лет после развода с первым мужем, я вышла замуж за приехавшего в наш город военнослужащего вдовца – отца трех дочерей (1950, 1954 и 1964 гг. рождения). Через два месяца после регистрации брака, мужа госпитализируют в психиатрическое отделение горбольницы. Я в шоке! От командира части узнаю: мой муж во время строевой подготовки избил солдата своим собственным сапогом. Из проверки его Личного дела оказалось – он болен шизофренией. Я в двойном шоке. Свои потрясения словами не передать. Что делать?! Оставить детей – сирот и его, попавшего в беду, я не могла. Помолилась, перекрестилась, и весь груз ответственности взяла на себя. Приютила детей, приголубила, и жизнь пошла своим чередом…

Фото 11 – На прогулке с мужем и дочкой в саровском лесу

Через два месяца пребывания в горбольнице, мужа направляют в областную психбольницу в г. Горький. После четырехмесячного пребывания в областной больнице его комиссуют на инвалидность…

… Шли годы, муж периодически облечивался, по возможности подрабатывая на продаже газет, сидя на ящиках вместе с торговками у «Востока».

Я благодарна своей дочери, которая вносила немалую лепту в доход нашей семьи своим рукоделием. В свободное от работы время она шила и вязала на всю семью, особенно на младшую их сестренку, которую она опекала до её замужества.

…     Дети росли, учились, получили высшее образование после окончания Кемеровского мединститута, стали врачами, вышли замуж за военных и по направлению их мужей уехали жить за границу. И забыли о нас, особенно обо мне. Младшая их сестренка – Лена, жила с нами, окончила Саровскую английскую школу, затем Орехово-Зуевский пединститут, по окончании которого была направлена на работу в г. Меленки Владимирской области учителем иностранного языка, где и вышла замуж. Вначале она очень осуждала своих сестер за забывчивость Мамули, а с выходом замуж поступила так же, если не сказать хуже. Приехала, пригласила нас на свадьбу. От пошива свадебного платья, которое ей обещала сшить моя дочь, отказалась, сказав, что платье привезет Валя (её старшая сестра, которая к тому времени уже жила в России, в ранее забронированной квартире в г. Орехово-Зуево). На вопрос: «Где мы будем жить во время свадьбы, ведь ты уже живешь у будущего мужа?» — она сказала:  «Не волнуйтесь, я вам сообщу. У него родни полдеревни». Получив от нас свадебный подарок, поблагодарив за заботу о ней, уехала. Через три дня получаем от неё телеграмму: «О жилье не беспокойтесь, целую —  Лена». И — молчок. Через 9 месяцев после замужества, получаю телеграмму,  — поздравление с Днем рождения, в адресате уже только инициалы; слов Мамочка или Мамуля, как она звала меня все 20 лет, уже не было. Вот и хлебнула я горькую чашу бытия сего. Вот уже четверть века прошло с тех пор, ни от одной из них нет весточки. А я всё грущу.

Выполнив свой материнский и гражданский долг, я оставила мужа. Физически он здоров, остальное меня уже перестало волновать. От соседей его квартиры узнала, что он продал квартиру и выехал из города в неизвестном направлении.

… И осталась я с мешком писем, которые храню с того дня, когда младшая дочь переступила порог моего дома и сразу назвала меня Мамой, а впоследствии только Мамочкой и Мамулей. Ни об одной из них, кроме хорошего за все годы я сказать ничего не могу…

…Я инвалид первой группы уже шестой год. Живу с дочкой. Она вдова, бабушка четверых внучат. Я ухожена, сыта, обута, одета и согрета. Молю Бога, чтоб так было до конца моих дней.

…Настал период, когда я стала ненужной.

«Жить, видно, надо до той границы и дышать до той крутой черты, пока ты можешь еще трудиться, и кому-то нужен в этом мире ты. Пока ты можешь радость хоть одной душе, да принести. Но не дай Бог изведать сладость, быть друзьям и близким в тягость и лежать бревном на их пути».                                                                                                                                                                                       Э. Асадов

По натуре я оптимистка, торопыга и плакса. Органически не переношу медлительность. Мне часто дочь говорит: «Мама, да не беги ты впереди паровоза». Люблю песни, пляски, танцы. Вот помолодели бы мои ноги, — наполовину ушли бы все мои тревоги. Танцы и пляски ушли в область предания, а с песней не расстаюсь до сих пор, хотя у меня нет ни слуха, ни голоса. Пою песни даже при плохом настроении, и когда нет никого дома (и песни соответственно настроению, например: «Куда бежишь, тропинка милая»?…   или «Степь да степь кругом»)… В этом моё утешение. Беда с возрастом, —  очень часто страдаю безголосьем.

…После двухлетнего перерыва, в связи с болезнью детей, устроилась на работу в УКС, — начальником был Карюк М. И.. Жаль, что он рано ушел из жизни. Там я работала техником по учету нестандартного оборудования, курировала здание кинотеатра «Октябрь». Руководителем группы был Решетников Василий Алексеевич – замечательный Человек. Он так хорошо и доходчиво объяснял, что я быстро вошла в курс дела, составляла спецификации на поставку нестандартного оборудования, ведомости на неликвиды, а числилась архивариусом. Работа была интересная, мне нравилось работать в большом дружном коллективе.

В 1959 году меня пригласили работать в Управление предприятия к одному из заместителей Бориса Глебовича Музрукова – Кудрину Борису Федоровичу. Это были лучшие годы в моей жизни после работы в школе. К великому сожалению, работать в Управлении предприятия пришлось недолго.

В 1965 году Бориса Федоровича командируют на работу в Москву, его обязанности распределяются по другим заместителям. Я осталась «сиротой». Меня направили на работу к начальнику Отдела режима Жмулеву С. Ф., жена которого работала начальником Отдела кадров Управления предприятия. У Жмулева С.Ф. не шли дела со своим секретарем, которая длительное время находилась на стационарном лечении.

…Коллектив Отдела режима встретил меня хорошо, с желанием, чтобы я осталась работать вместе с ними. Не скрою, мне было очень приятно. Нина Георгиевна чуть ли не каждый день навещала меня и всё спрашивала: «Ну, как, привыкаете?» Пылинки с меня смахивала, в полном смысле этого слова… Спустя некоторое время мне позвонил Первый заместитель Бориса Глебовича – Колесников Петр Тимофеевич, спросил, как я устроилась. Я сказала, — пока неплохо, предлагают остаться тут работать. Он мне сказал: «Не оставайтесь, я разговаривал с Шелатонем Евгением Герасимовичем, он вас возьмет к себе инспектором по кадрам»… Через некоторое время, получив отказ на предложение Жмулевой остаться секретарем у её мужа, она приняла за оскорбление и прямо открытым текстом мне сказала: «Александра Кузьминична, знаю, куда вы собираетесь уходить. Знайте, Вам на хорошую работу не устроиться».

…После разговора с Шелатонем Е. Г., я временно работала в ОТК 10-го цеха… Через некоторое время звоню Шелатоню Е. Г. и спрашиваю: «Евгений Герасимович, когда будет в силе Ваше обещание, Вы говорили, что мне придется ждать не более месяца, а прошло уже два месяца, а Вы молчите». Ответ: «Александра Кузьминична, работа с кадрами требует большого напряжения, а Вы, оказывается, часто теряете голос. Я не могу допустить, чтобы Вы по моей вине остались без голоса»… Я была в шоке! Не скрою, такой недуг за мной числился, но работая около семи лет в Управлении предприятия, моё начальство это не смущало, не смущало это и Нину Георгиевну Жмулеву, которая так хотела, чтобы я осталась работать с её мужем.

…Своё слово Нина Георгиевна сдержала. Направила меня работать на территорию второго завода, подальше от дома, (она знала, что я тяжело переношу транспорт) в отдел 027, вскоре 0310, где начальником был  Некруткин В. М., а вскоре стала  Фомичева Людмила Валентиновна – большая умница и замечательный Человек. Парторг – Щербаков Борис Николаевич и наш бессменный профсоюзный лидер с врожденными качествами Человека – Надя Жбанова – обаятельная и зажигательная.

Фото 12 – На рабочем месте фотолаборанта в отделе 10 Сектора 3

Коллектив молодой, здоровый и слаженный. В таком коллективе работать было приятно, хотя сама работа фотолаборанта мне ой, как! не нравилась. Но я не гнушалась никакой работой. Я работала и секретарем, и машинисткой, и табельщицей, и ответственной за талоны по профилактическому питанию. Всё это я делала охотно, чтобы не быть на работе без работы… В коллективе я была самая старая, поэтому некоторые, кого я когда-нибудь «отчитывала» полушутя, мне также полушутя говорили: «Всё понятно, — Вы ведь наша Мама». И даже в альбоме, подаренном мне в связи с уходом на пенсию в 1983 году, в стихотворной форме написали: «А теперь осиротели, Мамой были Вы в Отделе». Очень часто, особенно при плохом настроении, беру альбом и «ухожу» в любимый коллектив. К счастью, помню всех.

… Первым руководителем группы был Юрий Феофанович Феоктистов – чудесный Человек, последним моим руководителем был Калашников Николай Григорьевич, не менее чуткий и душевный Человек. Он был не только моим руководителем группы, он был и моим начальником после ухода от нас Клочкова Ивана Степановича – моего бывшего начальника лаборатории № 1.

О людях, работающих со мной в группе, кроме хорошего ничего сказать не могу, я их уважала, любила и по-прежнему по-матерински люблю.

…Радуясь воплощению своих планов, Нина Георгиевна Жмулева продолжала изливать месть на моем сыне, работающем в то время в секторе № 4 на площадке 21. Моему сыну по профессии фрезеровщику, было присвоено Звание «Золотые руки», неоднократно обещали перевести на должность техника. Но обещания оставались обещаниями, а при появившейся возможности, должность техника дали другому человеку, которого обучал мой сын. Сын, приняв это за большое оскорбление самолюбия, очень болезненно это переносил и решил уехать из города на Большую Землю за справедливостью. Остановился он у моего брата в г. Конаково, где он через два месяца был призван в армию.

В связи с отъездом сына и проводами его в Армию, я окончательно потеряла покой. Мир сузился, почва ускользала из-под ног. Я ходила на работу каждый день в слезах, жить не хотелось, сын стал мне мерещиться.

Фото 13 – А. К. Беленинова после провода сына в армию

Дважды покушалась на собственную жизнь путем попадания под поезд, но Господь Бог не допустил.

Весьма благодарна Ивану Степановичу Клочкову (своему бывшему начальнику лаборатории), который помогал мне морально выходить из состояния стресса. Стала больше уделять времени общественной работе, быть на людях, ходить в кино. Постепенно входила в нормальный ритм жизни.

Фото 14 – На ВЫБОРАХ: А. К. Беленинова первая справа, третий справа – К. И. Панёвкин

Фото 15 – На демонстрации с отделом

Фото 16 – Все наши дети очень любили советские демонстрации

Фото 17 – На коммунистическом субботнике в отделе

Фото 18 – На лыжной прогулке с сотрудниками отдела
Фото 19 – Сотрудники родного отдела поздравляют А. К. Беленинову с очередным ЮБИЛЕЕМ

Была я и общественным контролером, и общественным помощником прокурора города с 1965 по 1979 гг.. Благодарна Александру Александровичу Картанову за поздравление меня с 90-летним Юбилеем. Поздравление с Юбилеем получила и от президента В. В. Путина, за что очень признательна ему. Не было только поздравлений от Совета ветеранов – ни с 85–ти, ни с 90-летним Юбилеем, и от нашего депутата.

«Хорошей, плохой ли рождается птица,

Ей всё равно предстоит летать.

С человеком такое не случится

Человеком мало родиться,

Им еще надо стать».

Э. Асадов

Благодарностей за труд было много, и только одна благодарность – с занесением на Доску Почета с вручением Почетной грамоты от 01.11.1961г.  Приказом от 27.09.2006г. награждена Знаком Отличия в Труде «Ветеран атомной энергетики и промышленности».

Юбилейные награды — 30, 40, 50, 60 65 и 70 лет нашей Победы в ВОВ 1941-1945 гг.

Нашей молодежи и всем руководителям желаю: Какую бы вы должность не занимали, в каком бы чине вы не были, будьте Человеком и оставайтесь Им.

Фото 20 – А. К. Беленинова сегодня желает ВСЕМ ВЕТЕРАНАМ         ЗДОРОВЬЯ, ОПТИМИЗМА, БОДРОСТИ и ДУШЕВНОЙ СТОЙКОСТИ!

«Не проходите мимо горя чужого

Рядом оно или где-то в глуши,

Людям так хочется доброго слова

Доброго взгляда и доброй души».

Андрей Дементьев

Всем ветеранам желаю здоровья, оптимизма, бодрости и душевной стойкости. Молодежи – быть достойными патриотами своей Родины.

Моё кредо:

  1. Чистота и порядок – покой в душе.
  2. Пунктуальность.
  3. Не откладывать дела на потОм.
  4. Относиться к людям так, как хотелось бы, чтобы относились к тебе.

О себе. Легко ранима, эмоциональна. Самым большим счастьем считаю делать добро людям, в чем бы оно ни заключалось, в первую очередь в добром слове.

«И коль уж действительно хотите, чтоб звенела счастьем голова,

Ничего-то в сердце не таите, говорите, люди, говорите,

Самые хорошие слова».

Э. Асадов

«И чтобы после себя не корить,

Что сделал кому-то больно,

Лучше добрым на свете быть

Злого в Мире и так довольно».

Э. Асадов

Р. S.  Людей называла так, как они представлялись при знакомстве.

Всех поздравляю с наступающим праздником – ДНЁМ ПОБЕДЫ!

Здоровья, счастья, любви под мирным голубым небом!!!

А. Беленинова, 24.03.2015г.

Просмотров: 404

К этой записи 4 комментария

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Марина! Прошу, сделай, чтобы на иконке лицо Александры Кузьминичны было целиком! ТЫ МОЖЕШЬ!

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Когда в ИФВ в машбюро я распечатывал этот ОЧЕРК, наша сотрудница, не читая спросила, увидев только фото: «Эта женщина — УЧИТЕЛЬНИЦА?» Я обомлел: «А, как Вы догадались?» — «От неё идёт «внутренний свет!» «И такая внешняя стать!»…

  • Спасибо Александре Кузьминичне за этот пронзительный, а главное, честный рассказ. Ещё раз для себя убедился, что в определённых жизненных ситуациях конкретного человека, очень многое, а иногда и всё, зависит от другого конкретного человека, его человечных или бесчеловечных качеств.

    1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

      Жизнь НАШЕЙ СТРАНЫ — РОССИИ состоит из ЖИЗНЕЙ таких НАСТОЯЩИХ ЛЮДЕЙ, как Александра Кузьминична!

      СПАСИБО ей ОГРОМНОЕ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>