На начальном этапе строительства промышленных, жилых и всех прочих объектов ядерного центра (тогда носившего название КБ-11) основные работы осуществлялись заключёнными исправительно-трудового лагеря (ИТЛ). Лагерь был создан 4 мая 1946 года и за время своего существования сменил несколько названий:

Строительство 880 (Саровский ИТЛ) (с 1946 по 1949 гг.)

Строительство 505 (1949) (в течение 2 месяцев)

Строительство 585 (1949 — 1953)

Белогорский ИТЛ (Белогорлаг) (1953 — 1958).

Статистические данные по лагерям можно посмотреть здесь. Максимальная численность лагеря зафиксирована в январе 1948 года — 10296 заключённых, минимальная — 1021 чел. — в январе 1958 года накануне расформирования лагеря.

Таким образом, термины «стройуправление», «строительство» в Сарове 1940-х годов были синонимами слова «лагерь».

В производственном отношении стройуправление делилось на 3 подразделения, называвшихся «районами». 1-й район вёл строительство промышленных объектов, 2-й — жилищное строительство, 3-й район отвечал за строительство дорог. Разделены ли были эти «районы» географически, точно неизвестно. Возможно, что были, поскольку лагерные зоны, построенные в разных местах, также иногда местными жителями назывались «районами».

1-я лагерная зона располагалась в районе нынешней улицы Димитрова (район нынешних промзон). 2-я зона находилась там, где сейчас расположена войсковая часть.

По воспоминаниям старожилов, лагерная зона находилась также в районе современной улицы Силкина, в её конце, примерно где сейчас гаражи. После лагерных бараков там располагалось так называемое «охотничье стрельбище» с оборудованием для стендовой стрельбы.

По мере необходимости временные лагерные пункты создавались вблизи удалённых от посёлка объектов. Так при «объекте № 8» (видимо, нынешняя площадка у Варламовского пруда) существовала лагерная подкомандировка на 250 человек. В лагпункте на Протяжной жили 300 заключённых. Был лагпункт на Темниковской дороге.

По документам существовали лагерные пункты и в некоторых местах, входивших в сферу деятельности стройуправления, но расположенных «за зоной». Эти лагпункты носили названия Коврес, Бортное, Сатис, Попова дача, Берещино, Заварыкино, Шатки, Падчино (каменный карьер). К сожалению, мы не можем сейчас локализовать все эти лагпункты, многие топонимы уже не существуют. Можем лишь высказать предположение, что в некоторых из них заключённые занимались сельскохозяйственным производством (Коврес), в других — обслуживали и реконструировали железную дорогу (Берещино, Шатки).

Перед строительством стояла важная государственная задача, сроки пуска объектов были жёсткими. Ожидать трудового героизма от спецконтингента не приходилось, поэтому в Саровском лагере были внедрены некоторые виды экономического стимулирования труда.

В 1947 году было установлено дополнительное питание з/к, если производственные нормы выполнялись ими более чем на 110%.

 

В случае перевыполнения плана добавлялось к дневному рациону, граммы

продукт питания % выполнения плана
110 — 130 131 — 150 > 151
крупа 23 35 45
мясо — рыба 23 35 45
сахар 6 9 11

 

В 1949 году были увеличены на 25% нормы для всех работающих на строительстве. По величине этой прибавки сейчас можно вычислить и общую норму питания, что мы и проделали, см. последний столбец.

 

Продукт прибавка, г норма до повышения, г (вычислено)
хлеб 175 700
мука подболточная 2,5 10
крупа разная 27,5 110
макароны 2,5 10
мясо 5 20
рыба 15 60
жиры 3,25 13
сахар 4,25 17
соль 5 20
картофель и овощи 162,5 650

 

Если подсчитать калорийность рациона, то она составит около 2500 ккал (после прибавки — 3100 ккал). Было ли этого достаточно? Считается, что человеку, занимающимся не тяжелым физическим трудом, необходимо в сутки 3500 ккал. При тяжелой физической работе нужно уже 5000 ккал. Кроме того, в питании явно не доставало животного белка.

В том же 1949 году был разработан комплекс мероприятий «по улучшению физического состояния и трудового использования заключённых».

Согласно этому документу все з/к по физическим кондициям делились на три категории:

первая — годные;

вторая — получала скидку плана на лёгких работах 15%, на средних на 30%. Использовать заключенных 2-й категории на тяжёлых работах запрещалось.

третья категория — инвалиды.

Комплекс мероприятий призывал обеспечить работников строительства жилой нормой 2 м2 на человека, 9-часовым рабочим днём при 4-х выходных в месяц, 8-часовым непрерывным сном и 3-х разовым питанием. Кроме этого в ИТЛ организовывались пункты профилактического отдыха (ППО). Заключенные имели право (насчёт реальной возможности — непонятно) отдыхать в ППО не более одного раза в году в течение двух недель.

Сохранился распорядок ППО. Он следующий:

подъём в 7:30

завтрак с 8 до 9

обед с 13 до 14

полдник с 17 до 17:30

ужин с 20 до 21

сон с 22 часов.

Остальное время заключённым предписывались лечебные процедуры, прогулки и развлечения.

На 1-й район было выделено 20 мест в ППО, на 2-й — 55 мест, в том числе 10 мест на лагпункт Падчино. По этим нормам можно оценить соотношение численности занятых в производственном и гражданском строительстве.

Действовала в Саровском ИТЛ система зачётов. При высоком качестве работы заключённому могли зачесть один рабочий день за полтора — два.

Охранниками в лагере служили зачастую бывшие заключённые, «из лагконтингентов». Есть данные по численности охраны жилых лагерных зон. Зону 1-го района охраняли 36 человек, 2-го — 32, 3-го — 28.

Несмотря на многочисленную охрану, были случаи побегов.

Так, 8 февраля 1947 года «через проволочное заграждение основного забора зоны» совершили побег двое заключённых — Зайцев В.В. 1929 года рождения, осуждённый по статье 162 сроком на 2 года и Соколов Н.В., того же года рождения, осуждённый по той же статье на 3 года. Побег был подготовлен заранее, заключённые достали кусачки, чтобы разрезать проволочное ограждение. Беглецы воспользовались непогодой (пурга), надели на себя халаты из белой ткани (на это пошли матрацы), «приблизились к зоне, прорубили проволоку и совершили побег». Поймали ли беглецов, в документе не указано. В качестве причины, способствовавшей побегу, отмечено, что вопреки приказу НКВД, однодельцы Зайцев и Соколов содержались вместе в одной бригаде, что считалось недопустимым.

В январе 1947 года совершили побег 6 заключённых. Их конвоировали в автомашине, но они умудрились напасть на конвоиров, обезоружить их, забрав автомат, и скрыться.

На этот раз бежавших заключённых нашли, при задержании двое из них были убиты. Читаем далее в приказе: «За активное содействие и сообщение о месте нахождения группы бандитов гражданку Акашеву Марфу Егоровну премировать шерстяным отрезом на платье, дочь [её] Татьяну — отрезом шёлка на платье, а сына Ивана и Бугоркова Петра Ивановича — отрезом на костюм. Причинённый убыток бандитами гражданке Акашевой, выразившейся в изъятии у неё мяса 16 кг, масла топлёного 1,5 кг, сала животного 1 кг, рыбы 3 кг и сгущенного молока 1 банка — возвратить».

Перед каждым праздником в стройуправлении выпускался приказ об усилении охраны и изоляции заключённых. (Мне кажется, что, судя по опыту проезда через КПП, эта традиция жива в Сарове по сей день).

В 1991 году в одном из выпусков газеты «Городской курьер» было напечатано письмо читателя Ю. Шарова, в котором он рассказывал о своём опыте работы с заключенными на стройке нашего города. Его «коллеги» были осуждены в основном по 58-й (политической) статье УК РСФСР, в связи с чем Ю. Шаров предлагал в память об этих безымянных, но многочисленных строителях Сарова назвать одну из улиц города «Улица Пятьдесят восьмая».

Судя по документам, действительно, количество осуждённых по 58-й статье в Саровском ИТЛ было много, но до определённого момента. Многие «политические» были впоследствии этапированы из Сарова. В частности, большие этапы, составленные в основном из заключённых, отбывающих наказание по 58-й статье, были отправлены в Караганду и Братск. Почему так было сделано? Может быть, условия в Сарове были сочтены для «политических» чересчур мягкими?

Просмотров: 736

К этой записи 12 комментариев

  • Лев:

    В 1989г. (начало перестройки) в московском доме молодёжи я был на выставке (экспозиции?) о лагерях СССР. На огромной карте (во всю стену) одним из крупных (но не самых) был обозначен наш под названием ДУБРОВЛАГ . Это же название мне встретилось один раз у Солженицина в » Архипелаге…» И всё, странно даже, умели секретить! Л.К.

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Дубравлаг в Сарове не был. Так назывались мордовские лагеря (Явас, Зубова Поляна и др.). Дубравлаг был преобразован из Темлага.

      1. Цитата: «… в районе современной улицы Силкина, в её конце …» — там не конец, а начало. «Охотничье стрельбище» — не слышал. Мы называли это место «Солдатским полем». И ещё, по-моему, грамотнее будет – «Дубравлага в Сарове не было».

        1. Было там охотничье стрельбище и стреляли не только по тарелочкам и не только охотники, просто «душу отвести». Это около Ключевой, где сегодня гаражи.

  • Один из Нас:

    спасибо. понравилось, хотя и мало.

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Чем богаты…

  • Алексей:

    Л.М.Тимонин, быв. нач. отделения 03 рассказывал, что учась в Саратовском университете один студент на Новый год рассказал анекдот. Во втором семестре он на учебе не появился. Тимонин после окончания попал в Саров и встретил однокашника на стрелке речек Сатис и Саровка. Бал разговор. Ты 5 лет учился, а я сидел здесь. Его тогда освободили, но из города еще не выпускали.

    А.Федоров

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Значит, политические тут сидели. Вопрос в том, какой их был процент.

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Алексей Викторович!
    Неужели Вы сподобились, наконец, зайти к нам на сайт!? 🙂
    Что-то сильно меняется в нашем мире… 🙂

  • Елена:

    Скажите, а есть списки людей, в частности женщин? которые находились в лагере при строительстве и остались в городе? Давно ищу одну женщину по просьбе ее родственников

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Списки есть. Есть учётные карточки. Они хранятся в закрытом архиве ВНИИЭФ.

      1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

        Архив закрытый, но гриф с этих учётных карточек, думаю, снят.

        Родственники по специальному обращению могут получить копии этих карточек… (Я так думаю, по аналогии с личными делами сотрудников Объекта КБ-11, что уже делается!)

        Процедуру «получения информации» надо прояснить у начальника Архива РФЯЦ-ВНИИЭФ…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>