Это дело (в народе «девятка») в своё время – ровно 60 лет назад – прогремело на весь Саров и обросло массой легенд. Да и сейчас периодически мелькает в воспоминаниях старожилов (см., например, материал «Л.С. Русин вспоминает. VIII Преступность и борьба с ней», опубликованный А.М.Подурцом на сайте «Саровский краевед» в апреле 2022 года). В нём приведены многочисленные слухи, возникшие после суда. А вот с фактами – сложнее, т.к. Лев Сергеевич не был непосредственным участником тех событий.
      У автора давно были некоторые сомнения в «масштабе» событий, связываемых в народе и, соответственно, в некоторых воспоминаниях старожилов с так называемой «девяткой» (видимо, по количеству её членов). Поэтому автор связался с непосредственным участником тех событий Владимиром Викторовичем Шутовым (р.1941). После разговоров с ним окончательно сложилось впечатление, что легендарная история «девятки» возникла хоть, конечно, не на пустом месте («дыма без огня не бывает»), но всё же во многом раздута «народным творчеством» в условиях острого дефицита информации в то время. Да, была тесная компания не обременённой высокими моральными принципами («с пониженной социальной ответственностью») рабочей молодёжи, которая собиралась «на хате» и развлекалась в соответствии со своим уровнем. Но, думаю, таких компаний было в то время достаточно, а сейчас ещё больше. И если бы не убийство, совершённое одной из её членов по так достоверно и не установленным мотивам, почти никто бы её тогда не знал, а сейчас бы и не вспоминал. А пока представляю свою попытку реконструкции тех событий, написанную в основном по итогам бесед автора с их невольным участником В.В.Шутовым (см. о нём в материалах «Уточнённый план Старофинского посёлка» и «Старофинский посёлок на фотографиях Шутовых», опубликованных автором на сайте «Саровский краевед» в сентябре-октябре 2022 года), с некоторыми своими пояснениями и дополнениями из других источников. Итак.
       Во конце августа 1962 года примерно в 21 час в беседке около лодочной станции напротив парка была убита 17-летняя девушка Вера Исаева (см. фото 1) – выпускница школы №1, жившая в Боровом посёлке. Обнаружила её тело рано утром уборщица (пришла прибраться, т.к. беседку постоянно посещали компании и сорили там) и вызвала милицию. На месте убийства нашли початую бутылку водки. Предполагаемую убийцу Татьяну Голованову быстро нашли (через день) – свидетельница видела, как девушки вместе шли вечером в сторону беседки. Голованова жила в коттедже посёлка ИТР недалеко от места убийства. С Исаевой она училась до того в школе №1, но была на год-два старше.

Фото 1.

      Через день по подозрению в соучастии в убийстве были задержаны ещё двое – Владимир Шутов со Старофинского посёлка и Алик Малыгин с Борового – одноклассники, тоже школы №1, но года на три старше – на них как на сообщников указала Голованова. Их посадили в разные камеры в подвале отдела милиции у колокольни. Сначала на долгих допросах на них давили, показывали фотографии трупа с множественными ранами и предлагали признаться во всём. Видимо, трудно было поверить, что убийца – молоденькая девчонка. Приехавший из Москвы следователь установил их алиби и через 3 дня задержания юношей выпустили – см. фото 2. Позже отец Головановой сказал Шутову, что её дочь показала на них потому, что хотела встретиться с Владимиром на очной ставке и что-то ему сказать. Возможно, это так – она была неглупым и довольно «развитым» человеком, так что должна была прекрасно понимать, что абсурдность этих обвинений быстро выяснится. Может, поэтому «для отвода глаз» и добавила А.Малыгина, которого знала просто как одноклассника Владимира, но отнюдь не как его близкого друга. Но следствие не устроило им очную ставку, ошибка? А ведь возможно, что на ней могли бы проясниться мотивы произошедшего или какие-то другие детали.

Фото 2. В.В.Шутов у своего дома в день выхода из КПЗ, конец августа 1962г.

       Голованова то отрицала вину, то признавалась и даже указала место около своего коттеджа, где было зарыто орудие убийства – нож, который её знакомые парни изготовили на заводе по её просьбе якобы для самозащиты, т.к. иногда приходилось возвращаться домой с работы поздно вечером. Но найденный нож был довольно большим и с широким лезвием, такой не очень-то похож на оружие самозащиты из женской сумочки. На суде этот вопрос подробно не рассматривался, но по сведениям других старожилов (например, Л.С.Русина) вскоре после этого были осуждены двое юношей (один из них – Юрий Г…ков) связанных по слухам с «девяткой». Судя по сроку, который они получили (3 года), это вполне могла быть статья за незаконное изготовление холодного оружия.
      Убитую Веру Владимир, конечно, знал, т.к. они учились в одной школе, но не более (слишком большая разница в возрасте – 4 года). Кроме того знал, что с ней встречается знакомый ему по работе В.З…тнин, который незадолго до убийства уехал в Москву поступать в институт. Это к слухам о ревности Головановой по отношению к Исаевой.
     С Татьяной – другое дело. С ней они дружили ещё со школы, и всё было вполне серьёзно. Потом Владимир поступил в вечерний институт и на работу в 4-й сектор, а Татьяна на завод, куда её устроил после окончания школы отец – один из руководителей среднего звена на заводе (скорее всего на 2-м или 3-м, т.к. Татьяна добиралась на работу на автобусе). С тех пор времени на частые встречи уже не было, и Шутов стал замечать, что у Татьяны появилась как бы отдельная личная жизнь, с какими-то недомолвками и странностями поведения. За 2-3 месяца до описываемых событий был эпизод, вроде не имеющий отношения к «девятке», но который косвенно подтвердил его наихудшие подозрения. Как-то поздно вечером Шутов подошёл к коттеджу Татьяны и увидел, что недалеко от него остановилась автомашина ЗИМ. Из неё вышла его подруга и зашла в свой дом. Водитель лет за 30 тоже вышел из машины, осмотрел заднее сиденье, выбросил бутылку из-под водки и уехал. Надо сказать, что большой чёрный автомобиль ЗИМ был редким, и принадлежал, в основном, госорганизациям. В Сарове несколько таких были в гараже ВНИИЭФ для обслуживания руководства и один в гараже строительства. Но этот, по мнению Шутова, был личным – незадолго до этого он слышал, что два брата (Ефимовы, один – В.П. 1928 г.р., начальник 8-го цеха на заводе №1 – прим. автора) купили списанный ЗИМ. Был такой же ЗИМ  в личной собственности и ещё у кого-то, но, вроде, уже позже. Когда Владимир вызвал Татьяну из дома и спросил, что всё это значит, девушка сильно смутилась и ничего не ответила, после чего их отношения прекратились.
      Видимо, именно на заводе Татьяна познакомилась с работающими там членами так называемой «девятки» и оказалась в их компании, которая похоже в основном базировалась в Старофинском посёлке недалеко от дома Шутовых – наискосок, в доме у перекрёстка ул.Маленкова (позднее – Парковой) и 3-го проезда. В этом доме жили брат и сестра В…ковы – Эдуард (~1941г.р.) и выпускница 12-й школы Виолетта (1944г.р.). «Хулиганистый» Эдуард по воспоминаниям некоторых и до этого имел нелады с законом, а через несколько лет был осуждён и в Саров не вернулся. В то же время, он запомнился местным ребятишкам тем, что сделал им санки, на которых они катались вниз по 3-му проезду (который шёл под уклон). (Впрочем, Саровские старожилы братья Русины слышали и ещё про один возможный адрес сборов «девятки» – дом Брагиных через квартал ближе к реке – на углу ул.Маленкова и Паркового проезда).
       В его компанию («девятку»?) входило человек 6 парней примерно 20-летнего возраста, обычно ходивших по городу вместе «некой стаей», в которой явно верховодил чуть более старший Эдуард. Периодически из «нехорошего» дома слышался шум и очень громкая музыка, на что жаловались соседи. Что там происходило, можно только предполагать, но по словам моего дяди, В.М.Ганькина, однажды поздно вечером его знакомый, проходя мимо одного из домов в том районе, услышал громкую музыку из приоткрытого окна. Через неплотно прикрытые занавески он увидел девушку, танцующую … в неглиже. К его сожалению, занавеску тут же задёрнули. Да и В.Шутов рассказал, что как-то поздно вечером из своего дома (его окна выходили на ту сторону, где стоял тот самый дом) слышал в той стороне улицы удаляющиеся звуки горького женского плача, а мужской голос что-то бубнил, её успокаивая. Кто это был, видно не было (не Исаева ли?).
       Вполне вероятно, что Татьяна вовлекла Веру в эту компанию, но, когда та поняла, куда она попала (что там с ней произошло можно только догадываться…), могла сказать Татьяне, что молчать не будет и всё расскажет, кому следует, чем себя и приговорила. Татьяна, видимо, рассказала парням, а те ей заявили, что раз она привела Веру, то и сама должна «решить вопрос», а иначе… Может быть, угрожали не только в отношении её, но и её семьи, так что она могла быть в безвыходном положении. Такова версия В.Шутова, и хотя он не считает её единственно возможной, но никакого другого серьёзного мотива для убийства ему не видится. В народе гуляет и другая версия – мол, девушки не отличались примерным поведением, Исаева была красивее и имела больший успех у мужчин их круга, что не нравилось Головановой. Может, и так, но не маловато ли для мотива? Тогда бы убийства девушек друг другом случались «чуть» чаще. Впрочем, самим девушкам виднее.
       Вскоре (осенью) состоялся суд, причём скорый (несколько дней) и показательный. Он проходил в ДК «Авангард» – недалеко от места убийства, с громкой трансляцией на площадь перед ДК, где толпился народ. Шутов и Малыгин были вызваны в суд в качестве свидетелей и постоянно там присутствовали. Впрочем, выступать там им не потребовалось, их показания были просто зачитаны. На суде Голованова несколько раз меняла показания – то признавала вину, то нет. Московский адвокат Кроник пытался убедить суд, что доказательств вины Татьяны недостаточно. Суд решил иначе – 15 лет заключения. В следующем году был ещё апелляционный суд – уже в Москве, куда опять вызывали Шутова и Малыгина. Там девушке подтвердили срок и отправили в колонию. После отсидки Голованова в Саров не вернулась, но поддерживала отношения с кем-то из знакомых по Сарову женщин. Поэтому известно, что в мордовской колонии она родила девочку и освободилась досрочно. Затем вышла замуж, родила ещё девочку и сначала жила на юге России (вроде в Астрахани), а потом переехала в её центральную часть.
       Теперь о словах Л.Русина о «странных» смертях близких, последовавших после убийства. Действительно, родители Веры прожили после такого горя недолго. Судя по надписям на их памятниках на городском кладбище (их могилы находятся рядом с могилой дочери), мать умерла в том же 1962-м году, а отец – в 1964-м. Вряд ли это можно признать очень уж странным. Когда умерли родители Татьяны – не известно, но эта трагедия тоже явно не прибавила им жизни. Тем более что её старший брат, учившийся в Москве, года за два до случившегося разбился там на мотоцикле.
       Что интересно, никакой «девятки» на судах не упоминалось, и вообще это название В.Шутов впервые услышал только спустя довольно продолжительное время после суда, уже в Москве, от приехавших из Сарова друзей. А по городу стали ползти слухи – один круче другого. Мол «девятка» – это притон типа «малины», причём с купанием в «ванне с шампанским» – ну как же без этого! (Через десяток лет похожий слух про «ванну с шампанским» ходил о директрисе «горкомовского» магазина, только цели у той были вроде чисто косметологические – прим. автора). И что его посещали известные в городе люди, вплоть до директора завода и одного любвеобильного академика. Впрочем, с трудом можно представить людей такого «калибра» в одной компании с простыми рабочими. Если бы они искали любовных утех, то нашли бы их без особых проблем в несколько другом – уж более интеллигентном окружении. Да и гипотетическое место их визитов слухи связывают совершенно с другим адресом – на пр.Мира. Получается, у «девятки» был «филиал»? Или же это совсем другая кампания и совсем другая история, просто совпавшая по времени с «девяткой»? На суде ничего похожего даже не упоминалось, да и ни в одних мемуарах Саровских старожилов никакой такой конкретики не приводится. Скорее всего, всё это просто слухи, во многом порождённые тем, что остались тёмные пятна, которые на суде не были прояснены (например, были ли у убийцы соучастники), и, главное, так достоверно и не установленным мотивом убийства. Кстати, по сведениям Р.И.Островской местный судья Владимирский вскоре после суда был переведён в Ростов-на-Дону. Случайность или «от греха подальше»?

     Вот такая «картина маслом» получается. Впрочем, для большей ясности было бы неплохо выслушать и других очевидцев, а лучше – участников тех событий, если они остались (что маловероятно), а ещё лучше – посмотреть материалы того уголовного дела (если это возможно).

©2022 В.Н.Ганькин, ИО «Саровская пустынь».
valery.sarov@mail.ru

К этой записи 2 комментария

  • Валерий Валерий:

    Вторая редакция. Со слов Раисы Ивановны Островской уточнена дата убийства — 20-е числа августа и указана фамилия судьи — Владимирский.
    Уточнены некоторые детали о владельцах ЗИМов в Сарове.
    Сделаны мелкие редакторские правки.

  • Валерий Валерий:

    Третья редакция.
    В первой половине добавлена ссылка на ещё одну статью про Старофинский посёлок и жизнь семьи Шутовых в ней.
    Во второй половине текста добавил немного найденных сведений о Ефимове и со слов Русиных добавил сведения о других возможных адресах сбора «девятки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>