Последнее время часто обсуждается вопрос о роли ядерного центра в жизни и истории города. Вопрос достаточно бессмысленный, так как всем ясно, что город в нынешнем виде существует только потому, что тут работает ВНИИЭФ. Но тогда может встать другой вопрос: а что было бы если… если бы в качестве площадки для создания атомного оружия было выбрано другое место? Что бы сейчас могло быть на месте города Сарова? И вообще, был бы тут город? Или больше скромного посёлка тут не могло ничего появиться?

Для решения этой задачи уместнее всего обратиться к аналогиям.

Путь Сарова в XX веке был следующим: монастырь вне значительного населённого пункта (пустынь) — тюрьма (этому термину мы придадим более широкий смысл, включив в него колонии, коммуны для малолетних преступников и лагеря) — посёлок при заводе — город.

Насколько уникален этот путь? Были ли в России города, прошедшие по такой же исторической траектории, или хотя бы по её части? Между посёлком и городом мы сейчас поместим вопросительный знак, этакую точку бифуркации и попробуем выяснить, насколько вероятно вообще было такое преобразование.

Эволюция монастырьтюрьма в нашей истории встречается часто, это даже можно считать мейнстримом первых двух десятилетий советской власти. Примеров много, наиболее известный — Соловки, географически близкий — Оранки (напомним, что мы учитываем только монастыри вне городов). А вот преобразований монастырьзавод (минуя или не миную фазу тюрьмы) я практически не нашёл.

Переходов заводгород также немало, это путь обычный. Из близких к Сарову — Первомайск, Выкса, Кулебаки. Существенным отличием от нашего случая является у них то, что предприятия были основаны до советского времени, и к началу XX века населённые пункты фактически уже являлись городами в современном понимании этого слова. Следует только учитывать, что среди посёлков — заводов, основанных в XVIII — XIX веках гораздо больше таких, которые не перешли в категорию городов, а напротив, прекратили своё существование или так и остались посёлками, но уже без заводов.

Саровский завод, как нам представляется, не обладал градообразующим потенциалом. Его основой были монастырские мастерские и унаследовавшая им производственная база детской колонии, расширенная в середине 1930-х годов. Во время Великой отечественной войны каждый токарный станок был на счету, и даже скромные возможности саровского предприятия использовались в оборонных целях. После войны же завод подвис, настоящее дело для него придумано не было.

Единственный найденный мной пример полностью проделанного пути от монастыря к городу — это Дзержинский в Московской области. В расположенном там древнем Николо-Угрешском монастыре в 1920-е годы была организована детская коммуна им. Ф.Э. Дзержинского (отсюда современное название города). Любопытно, что именно там, а не с Сарове снимался фильм «Путёвка в жизнь». В 1938 году поселение получило статус посёлка (точное совпадение по дате с преобразованием в посёлок Сарова), а в 1956 году в посёлке появилось мощное предприятие — тепловая электростанция. Статус города Дзержинский получил в 1981 году, включив в свой состав несколько близлежащих сёл и деревень. Сейчас в городе проживает более 50 тысяч человек.

Всякое сравнение, как известно, хромает. Дзержинский — это город-спутник Москвы, ближнее Подмосковье. И именно близость столицы придала импульс развитию города.

Попробуем подвести итог. Если бы не ВНИИЭФ, у Сарова, по нашему мнению, был крайне малый шанс развиться до города. Скорее всего, это был бы посёлок с населением, не превышающим 5-10 тысяч. В посёлке находились бы небольшие предприятия местной промышленности — деревообрабатывающей и пищевой; возможно, тут разместили бы какой-нибудь небольшой механический или электрический заводик, как «Сапфир» в Вознесенске или филиал электролампового в Темникове, который бы к нынешнему времени благополучно загнулся. В посёлке могла бы находиться контора Мордовского государственного заповедника, который, сохранив свои первоначальные размеры, был бы вдвое больше. Поскольку узкоколейку до Шатков не стали бы перешивать на широкую колею, то к настоящему времени её бы уже давно разобрали, как все другие узкоколейные пути.

А жили бы мы с вами в Темниковском районе республики Мордовии, и Балыково было бы уже в соседней области. От этого бы жители Сарова не сильно пострадали, так как огороды у большинства из них были бы прямо около дома. Центром посёлка была бы автостанция, откуда два раза в день уходили бы автобусы сообщением Саров — Арзамас и Саров — Темников.

Не были бы взорваны соборы и сохранился бы средневековый земляной вал. И вообще, монастырь, который бы несомненно к настоящему времени возродился, играл бы в жизни посёлка гораздо большую роль, чем теперь. Как Санаксарский для Темникова и его окрестностей или как Дивеевский для всего юга Нижегородской области. И монахов в нём, пожалуй, было бы побольше. А мощи бы лежали у нас в Успенском соборе. Впрочем, если бы центром паломничества стал Саровский монастырь, то Дивеевский бы занимал, наверное, более скромное положение. Тут, однако, прогноз не так однозначен, — ведь Саров и Дивеево были бы в разных епархиях, и каждая из них постаралась бы приложить максимум усилий для привлечения к себе серафимовских паломников. Но и Санаксар вряд ли находился бы в нынешнем цветущем виде. Саранская епархия небольшая, и если первым её монастырём стал бы Саров, то из Санаксара не стали бы создавать центр паломничества и адмирала Ушакова не канонизировали.

По своему размеру Саров мог бы претендовать на роль районного центра, но беда в том, что района как такового у Сарова со стороны Мордовии нет — одни заповедные леса. То есть, географически и экономически Саров безусловно «тянет» к Нижегородчине, а по административной принадлежности подчинён Мордовии, в которую отошла северная часть бывшей Тамбовской губернии, и в этом одна из причин провинциальности Сарова и бесперспективности его как административного центра.

Из преимуществ, помимо сохранности исторических памятников, отметим, что в речке можно было бы купаться. А какой тут у нас был бы воздух! Впрочем, он и сейчас неплохой.

1 мая 1943 г.

Просмотров: 3 544

К этой записи 5 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Алексей Михайлович! К чему такие фантазии!? Кто-то задаёт такие вопросы «ЕСЛИ БЫ»?…

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Да, может быть не взорваны были бы главные Храмы Саровской Пустыни, но Первая в Мире церковь Серафима Саровского вряд ли сохранилась бы в таком первозданном виде… Монастырь до сих пор бы лежал в руинах, на восстановление которого не было бы денег…
    Пещерный комплекс подвергался бы ВАНДАЛИЗМУ до сего времени, там продолжали бы пропадать дети посёлка…

    Посмотрите на Саровку сегодня! Ужасное зрелище! Ужас был бы в квадрате! Хотя на Сатисе бы процветали бобры!!!

  • А мне очень интересно было прочитать. Этакая альтернативная история в рамках Сарова. Ещё интересно пофантазировать, где была бы я, если бы не было ВНИИЭФа. Возможно, была бы коренной петербурженкой. 🙂

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Есть ещё другой вариант: предки твоих родителей поехали бы не в Саров, а в другое место, отведённое под проектирование атомного оружия. И стала бы ты… сибирячкой. Или уралочкой (есть такое слово?).

      1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

        Если проводить такие параллели, то наши бы родители вообще могли бы не встретиться в рамках газодинамического подразделения, и нас бы с братом Андреем тогда бы не было… 🙁

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>