Вместо предисловия

     В 1984 году через год работы во ВНИИЭФ мне впервые выделили в профкоме путёвку в Дом отдыха «Судак», о котором я тогда почти ничего не знал. Когда я поделился этой новостью с товарищами по работе, то их первой реакцией была присказка: «Кто не ездил в Судачок – тот хреновый мужичок!» (точнее, почти такая – одно слово я вынужден заменить). Действительно, это был крупнейший дом отдыха в Крыму. А так как он принадлежал нашему министерству (Средмашу), то хоть раз в жизни в нём отдыхали почти все сотрудники нашего института. Мне он тоже пришёлся по душе, и я там побывал ещё 2 раза (каждый раз в разных корпусах) – в 1987 и в 1992 году – последнем году существования д/о «Судак» как собственности нашего министерства. В конце того года он был национализирован «самостийной и незалежной» и российским ВНИИЭФовцам путёвки туда больше не выделяли. Но “заценившие” его саровчане (в т.ч. и члены ДИО «Саровская пустынь») продолжают регулярно посещать Судак, но уже «дикарями».

.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

(использована информация с официального сайта ТОК «Судак» toksudak.crimea.com и
фото с сайта pastvu.com в обработке автора этой статьи).

До революции

    Как курорт Судак стал известным с конца XIX в. благодаря «прекрасному купанию, простору для гуляний и живописнейшим окрестностям». Центром курорта был берег, где от пристани Российского общества пароходства до горы Алчак расположились дачи и гостиницы. К примеру, пансион доктора Р.Фохта состоял из отдельных дачек и флигелей, с ваннами и кабинами для купания; комнаты стоили от 75 коп. до 2 руб. в сутки, стол 15-18 руб. в месяц.

В начале ХХ века в Судаке сложился собственный контингент отдыхающих, «почти сплошь интеллигентная публика: профессора, музыканты, художники, учителя и учительницы, врачи, адвокаты, литераторы и чиновники».

Между двумя войнами

     В 1923г. Санкур (санаторно-курортное управление) создает первый дом отдыха в старых помещичьих усадьбах и береговых дачах. В 1924 г. на территории нынешнего ТОК «Судак» в дачах Р. Фохта, П. Скопника, Капона, Киселева и др. был открыт дом отдыха слушателей Ленинградской военно-медицинской и военно-инженерной академий (позже – Ленинградского военного округа). В 1928-1937г.г. здравница находилась в ведомстве «КУБУЧа» (Комиссии по улучшению быта учащихся при Ленсовете). Со временем дому отдыха присвоили имя А.А.Спендиарова – известного армянского композитора.

В предвоенные годы дом отдыха принимал участников боёв у озера Хасан и на Халхин-Голе.

.

Дом отдыха «Судак»: Начало

     Во время Великой Отечественной войны в Судаке “хозяйничали” фашисты, почти все береговые постройки были разрушены.

В 1944 году Госплан СССР принял решение об организации дома отдыха в Судаке, который был признан «одним из первоочередных объектов курортного строительства на Восточном берегу Крыма». Началось строительство дома отдыха в прибрежной части Судакской долины. Сооружение первой очереди дома отдыха «Судак» Госплана СССР было завершено в сентябре 1948 года, введены в эксплуатацию спальный корпус №1 на 30 мест, административный корпус, используемый под спальный корпус на 20 мест; приемный корпус, дом директора (на 12 мест), кухня-столовая, баня-прачечная, кинобудка, контора, складские помещения, установлена металлическая изгородь, сделан водопровод, канализация и электроосвещение, произведено благоустройство дорог, лестницы, физкультурных площадок и др. У здравницы были собственные виноградники и рыбное хозяйство.

Отдыхающие должны были соблюдать «Правила внутреннего распорядка южного дома отдыха «Судак» Госплана СССР», в которых, в частности, говорилось: «Отдыхающим категорически запрещается оставлять при себе по прибытии в дом отдыха оружие. Всякого рода оружие необходимо немедленно сдать на хранение администрации дома отдыха. Отдыхающим запрещается:
• курение в спальных комнатах и столовой;
• ложиться на постели в верхней одежде и обуви;
• выносить из д/о постельные принадлежности и другой инвентарь;
• нарушать тишину в часы послеобеденного отдыха и после отхода ко сну;
• азартные игры на деньги;
• ночевки вне дома отдыха;
• употребление спиртных напитков и появление в доме отдыха в нетрезвом виде».

В январе 1950г. дом отдыха перешел в ведомство Всесоюзного Центрального совета профессиональных союзов. В 1954г. выстроены два двухэтажных корпуса. Дом отдыха уже смог принять 250 отдыхающих.

Дом отдыха для атомщиков

     С 1955г. по 1992г. дом отдыха входил в систему Министерства среднего машиностроения СССР. Высокая степень засекреченности, существовавшая в атомном ведомстве, распространялось и на курортную сферу. (Видимо эти соображения повлияли на выбор места отдыха атомщиков – не столь оживлённое, как ЮБК – прим. автора). Первые семь лет здравница имела официальный статус «Почтового ящика». Персоналу настоятельно рекомендовалось не общаться с отдыхающими, ничем у них не интересоваться, не прислушиваться к их разговорам. В д/о «Судак» отдыхали жители закрытых городов: Свердловска-44, Арзамаса-16, Челябинска, Красноярска-26 и 45, Томска-7; а также предприятий Бишкека, Читы, Краснокаменска, Каракума, Ленинграда, Москвы, Электростали и др.

В здравнице активно разворачивалось строительство, поднимались новые корпуса, летняя столовая, центральная котельная. В начале 1970-х годов сданы в эксплуатацию клуб на 600 мест; корпус №2 с переходом в столовую на 740 мест; плавательный бассейн с подогревом морской воды и спортивными залами, спортплощадки и теннисные корты. Построены солярии, два павильона у моря, проведена реконструкция набережной.

.

ЕЩЁ РАЗ ПРО КУБУЧ (1928-1937)

     Вы спросите: «А при чём тут Я.Б.Зельдович», имя которого вынесено в заголовок этого материала? А вот при чём. На сайте ТОК «Судак» сообщается, что в КУБУЧе отдыхали писатели А.Толстой и В.Шишков, создавший в Судаке повесть «Странники». И всё. Но недавно мне в руки попалась книга «Знакомый незнакомый Зельдович (в воспоминаниях друзей, коллег, учеников)» (М.: Наука, 1993). Как известно, академик, трижды Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и 4-х Государственных премий Яков Борисович Зельдович получил практически все эти регалии (за исключением 1-й Госпремии) за время работы во ВНИИЭФ (1948-65гг.). Из статьи О.М.Тодеса (физик-теоретик, профессор, доктор ф.-м.н.) в этой книге с удивлением узнаю, что один из героев «Атомного проекта» поучаствовал и в “освоении” Судака, причём задолго до Средмаша (Минатома). А судя по фото, приведённым ниже, санаторий КУБУЧ, где отдыхал 18-летний будущий академик, располагался именно на том месте, где после войны появился дом отдыха «Судак» Средмаша. Такая вот “загогулина” истории.

Ниже привожу обширную (она того стоит) выдержку из вышеупомянутой статьи О.М.Тодеса:
«Летом то ли 1932, то ли 1933г. мы получили через Физико-технический институт путевки и отправились компанией из четырех человек – Сережа Измайлов, Варя Константинова (тоже моя бывшая сокурсница), Яша Зельдович и я – в санаторий КУБУЧа (Комиссия по улучшению быта ученых (тут ошибка – д.б. “учащихся” – прим. автора)) в Судаке. Держась отдельно от населявшей санаторий студенческой молодежи, мы устраивали по вечерам научные семинары на открытом воздухе. Выполнив небольшой теоретический расчет, мы с Сережей написали и послали в редакцию статью с указанием даты и места выполнения (Судак, санаторий для нервнобольных); редакция эту приписку опустила. А вот одну экспериментальную работу мы выполнили совместно – вчетвером.

Речь шла о проверке так называемой теории «девятого вала», который будто бы всегда наиболее интенсивен. Перпендикулярно берегу моря мы положили отметки из одного, двух, трех и более камней и в течение пары вечерних часов последовательно отмечали, до какой отметки дошла волна. Из этих наблюдений были сделаны выборки через каждые девять волн и определены средние дальности для каждой девятки. Если теория «девятого вала» была бы правильной, одна из этих выборок должна была оказаться существенно большей всех остальных. Наш опыт, однако, дал практическое совпадение средних по каждой из сделанных выборок, и мы сочли теорию «девятого вала» полностью опровергнутой, но не подобрали научного журнала, в котором можно было бы опубликовать результат нашего эксперимента.

Не ведая еще, что сбудется в дальнейшем, Яша и я затеяли в Судаке рискованную игру – женить друг на друге старших из нашей четверки, Варю и Сергея. Для этого при совместных прогулках Яша специально высказывал какую-нибудь ересь, которую Сережа, не выдержав, опровергал, а я подталкивал Варю со словами: «Смотри, какой Сережа умный». На краю санатория стоял небольшой киоск, в котором молодая татарка по имени Фадме продавала крем-соду и другие безалкогольные напитки. Однажды вечером мы, по инициативе Яши, взяли штурмом этот киоск, закрыли его раньше времени и утащили Фадме с собой в кино. Во время сеанса я сидел в середине, справа от меня Яша и Фадме, а слева Сережа и Варя. Яша демонстративно активно ухаживал за Фадме, а я подталкивал Сережу и говорил: «Смотри, что делается справа, и повторяй на левом фланге». Несмотря на все перечисленные ухищрения из нашего сватовства ничего не вышло, а спустя пару лет на Варе женился сам Яша!

В санатории, конечно, поддерживался «сухой закон», но на пляже, на границе с соседним санаторием Московского военно¬го округа, располагался маленький аптекарский киоск, в котором, когда приходила знакомая компания, закрывались наружные двери и из-под прилавка вынимались бутылки с вином. Однако за хорошими массандровскими винами надо было ходить в Судак. Во время одного из таких посещений мы наткнулись на продававшееся на вынос, но без тары, очень хорошее вино и, учитывая близость отъезда, захотели его приобрести. Совсем рядом с магазином обнаружилась аптека, на витрине которой стояли большие черные литровые бутылки с «Ессентуками № 13». Мы купили такую бутыль и стали ее опорожнять, с отвращением поглощая исключительно соленую и противную минеральную воду, пока Яшу не осенило – ведь рядом канавка (арык), в которую можно ее вылить, что мы и сделали с огромным удовольствием. Заполнив освободившуюся бутыль разливным портвейном, мы, гордые своей сообразительностью, возвращались в санаторий, и, повстречав врача санатория, продемонстрировали ей черную бутыль с наклейкой «Ессентуки». Поскольку врач была моей одноклассницей, перед отъездом я признался ей о содержимом черной бутыли, и она очень огорчалась, что не сообразила нас проверить.

Как-то на пляже Яша захотел продемонстрировать трюк типа упражнений ГТО – плавание с гранатой в руке. За неимением гранаты он схватил первую попавшуюся под руку вещь – мою туфлю и, проплыв с ней в поднятой руке, бросил туфлю на берег. Но дело в том, что когда мы раздевались, я, сняв ручные часы, положил их как раз в эту туфлю, и при Яшином броске часы выпали в море. Мы их потом долго искали и все же выловили со дна морского, где они продолжали ходить, а последствия от купания часов я почувствовал примерно через год, когда они остановились. Осмотревший их часовщик с изумлением поведал мне, что весь механизм почему-то заржавлен.

События этого санаторного лета были отражены в коллективно составленной на мотив светловской «Гренады» стихотворной поэме, начинавшейся строчками:

Мы ехали поездом, мчались в горах,
Язык свой нахальный держали в руках…

и вместо «Гренада, Гренада» следовал припев:

Крем-сода,
Крым, Сокол,
Генуя моя.

  Слева от санатория высилась гора Сокол, а справа, на обрыве, стояла старинная Генуэзская крепость».
     (Тут О.М.Тодеса, видимо, подводит память – оба упомянутых объекта находятся в одном – западном направлении от санатория – прим. автора.)

Много лет спустя мы встретились в одном санатории в Ливадии. Я мог констатировать, что у Яши с Варей не иссяк стиль активного отдыха с большими физическими и интеллектуальными нагрузками».

Ну и напоследок, немного «клубнички». Обратите внимание на последнее фото – с лёгкой руки поэта М.Волошина нудизм в те годы процветал не только в столь любимом им соседнем Коктебеле, но и в Судаке! По крайней мере, в КУБУЧе среди “учащихся”.

 

О Судаке можно говорить бесконечно. Нельзя, например, не упомянуть о близлежащем (5 км) посёлке «Новый Свет», знаменитым заводом шампанских вин князя Голицына, «Шаляпинским» гротом, живописными бухтами, посещенными царём Николаем II, и съёмками чуть ли не полсотни кинофильмов в его окрестностях (в т.ч. такими шедеврами в своих жанрах, как «3+2» и «Пираты XX-го века»). Но об этом как-нибудь в следующий раз.

©2017. В.Н.Ганькин

К этой записи 2 комментария

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Валера! Просто замечательный материал!!!
    Только сейчас внимательно прочитал…

    Именно с Судака началось в 1965 году наше с братом Андреем в пятилетнем возрасте знакомство с Крымом!

    Отец снимал на камеру «Кварц» (8 мм) наше пребывание там…

    Надо бы оцифровать и выложить для иллюстрации отдельные виды…

  • Алексей, ещё раз тебе говорю: «Снимают не на камеру, а СНИМАЮТ КАМЕРОЙ! Заруби себе это на носу на всю оставшуюся жизнь!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>