В материалах автора, опубликованных на сайте «Саровский краевед» в мае-июне 2020 года, «Буксирный пароход Саровъ и пассажирское судоходство по Мокше» и «Судоходство по реке Мокше в РИ» упоминалась пристань в устье реки Сатис при впадении её в Мокшу. Но по конкретному её расположению и назначению остались вопросы. Попробуем прояснить ситуацию.

    Сначала для наглядности приведём фрагмент карты Тамбовской губернии из книги «Тамбовская губерния. Список населённых мест по сведениям 1862 года, т.42. СПб, 1866» – см. карту Темниковского и Елатомского уездов ниже.

    Начнём с того, было ли возможно судоходство по Сатису. В справочнике «Тамбовская губерния. Список населённых мест по сведениям 1862 года, т.42. СПб, 1866» есть такое утверждение: «Из числа рек и речек, протекающих в здешнем крае, только одна Ока судоходна во всё время навигации и две реки – Мокша и Цна – способны для судоходства в период весеннего половодья и осенней прибыли вод; … три речки – Вад, Парца и Сатис удобны для сплава плотов весною».

   И они не просто удобны, а интенсивно использовались. В «Военно-статистическом обозрении Российской Империи. Том 13, часть 4. Пензенская губерния. СПб. Департамент Генерального штаба. 1849» на стр.17 сообщается, что «… по берегам этих речек, в т.ч. Сатиста (явная опечатка, д.б. Сатиса – прим. авт.) заготовляется большое количество плотов, которые весною сплавляются в р.Мокшу».

    Но хотя река Сатис в обоих документах перечислена, упоминания о соответствующей пристани на ней при впадении в Мокшу нет. Либо в то время её ещё не было, либо её не считали за пристань.

    Из словаря: Пристань — место на берегу реки, водоёма, оборудованное для причала судов, лодок, а также небольшой порт на внутренних водных путях.

    Видимо, в устье Сатиса был просто сезонный пункт перевалки сплавного леса и плотов из него, функционирующий только во время весеннего и осеннего сплава, но никак не полноценная пристань с постоянно проживающим населением. Т.е. пристань – это всё же для судов, а не для плотов.

     В «Географическо-статистическом словаре Российской Империи Т.4, составил П.Семенов. СПб, 1873» приводятся такие сведения по р. Сатис (стр.497): «дл. теч. 62 вер., шир. незначительна, глуб. до 7 ф.; дно песчаное. По С. бывает незначительный сплав леса. Вдоль реки расположено 8 селений с 2,800 жителей». Обращает на себя внимание расхождение оценок объёма сплава плотов леса в последних двух источниках – специалистам Генштаба он кажется большим, а всемирно известному географу П.Семёнову (с 1906г. Семёнов-Тян-Шанский) – незначительным. Ответ, видимо, кроется в примечании к статье в словаре – список использованных источников, похоже, не самый “свежий”. Военные же по определению должны быть более недоверчивыми и проверять данные, например, с помощью расквартированных в округе войск, чего П.Семёнов был лишён.

     А вот другие его данные – о числе селений и жителей вдоль Сатиса – наоборот, представляется завышенными. На карте видно, что на самой реке Сатис нет столько более-менее значительных селений, кроме монастыря, где в то время было на порядок меньше людей, чем написано в Словаре. Ну, если только понимать написанное в нём “вдоль” Сатиса как “в бассейне” Сатиса – тогда в это число войдут, например, жители села Аламасово, Балыково и других окрестных сёл.

     Да и по длине Сатиса не все были согласны с этим Словарём. В книге В.Рагозина «Волга, том третий. От Оки до Камы. СПБ, 1881» на стр.337 – есть сведения о длине рек Сатис – 80 (62) версты (длина из разных источников) и её притоке Пуште – 30 вёрст (приведены фрагменты страницы).

    Что ж, приведём упомянутую в предисловии к таблице карту Стрельбицкого 1870 года. Составленные под его руководством в 1860-х – 70-х карты Европейской России считались самыми точными вплоть до конца Российской Империи, а многие из них использовались и до середины 1930-х годов просто с добавлением новых населённых пунктов. И только прокатившаяся в советское время волна переименований и тотальной перекройки административно-территориального деления сделала их окончательно неактуальными.

     В следующем томе «Географическо-статистического словаря Российской Империи Т.5, составил П.Семенов. СПб, 1885» на стр.26 сведения по р. Сатис всё те же, но добавлены сведения по его притоку – Пуште: «Из притоков Мокши значительны справа: Сатис (дл. 62 в.) с Пуштою (дл. 40в.), сплавная». Т.е. по сравнению с предыдущим источником длина Пушты “увеличилась” аж на 10 вёрст.

     И наконец-то появилось упоминание о пристани Сатисская, на которой грузилось леса на 3,800 р., т.е. в два раза больше, чем на Вадской пристани. Что интересно, утверждается, что она существовала ещё в 1868 году и ещё раз подтверждается, что «Сатис и Вад удобны для сплава» – см. стр.98. Тут же даётся оценка распространения леса в Темниковском уезде и цель его заготовки. «Леса растут преимущественно по берегам р.Мокши и простираются от Краснослободского у. до границ Владимирской губ.; значительная часть их находится в ведении морского министерства, которое заготовляет здесь лес для постройки кораблей» (это опять в “копилку” связи Сарова с флотом).

     А кто же занимался рубкой леса? Вот что написано по этому поводу в «Сборнике статистических сведений по Тамбовской губернии, том 4 Темниковский уезд, 1883» с.179: «Крестьяне Бабеевской и Стрелецкой волости работают в большой Пуштинской казенной даче и в даче Саровского монастыря. Тоже, главным образом, в даче Саровского монастыря работают лесорубы Жегаловской волости».

     Но вот сплавом занимались в основном, видимо, крестьяне из близлежащих к устью Сатиса сёл – Сумарева (Суморьево) и Нарышкина. По Сатису в основном шёл молевой сплав, а в его устье отдельные стволы собирались работниками в плоты для дальнейшего сплава по Мокше. В книге под редакцией В.П.Семенова и общим руководством П.П.Семенова «Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Том 1. Московская промышленная область. СПб, 1899». На стр.437 читаем «за р.Сатисом находятся ещё два значительных посёлка: с.Нарышкино и Илевский зав. Нарышкино имеет до 1.800 жит. Жители его, кроме хлебопашества, занимаются пчеловодством (последнее несколько неожиданно – значит, пчеловодство здесь было довольно распространено – прим. авт.), а также рубкой леса и его сплавом по р. Сатису». Скорее всего, через сезонную лесную пристань Сатисскую. Т.к. полноценная пристань в близлежащем Сумарево (Суморьево) по данным справочников того времени использовалась в основном для перевалки чугуна и железа, видимо из близлежащего Илевского завода, выплавляющего в год около 1.5 млн. пудов металла.

    В книге под редакцией В.П.Семенова и общим руководством П.П.Семенова «Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Том 2. Среднерусская черноземная область. СПб, 1902» также встречается пристань при впадении Сатиса в Мокшу, и она опять имеет собственное название «Сатисская, находящаяся при устье значительной р.Сатиса и грузящая до 700 тыс. пуд. лесных материалов». Т.е. больше, чем пристань Суморева и даже довольно крупная пристань Красный Яр, упоминаемая во всех справочниках того времени по Мокше.

    Упоминание о ближайшей к монастырю Саровская Пустынь пристани встречается в книге «Материалы для описания Русских рек. Выпуск V. Ока и Московско-Нижегородский водный путь. СПб, 1903», где на стр.288 есть карта Темниковского уезда.

    А на стр.124-125 приведены данные о пристанях на реке Мокше. Правда, здесь интересующая нас пристань не называется Сатисской, но её название «Устье р.Сатиса» говорит само за себя. Интересны сведения о значительном количестве отправленных за сезон плотов и (внимание!) судов – 739. Ранее во всех встреченных источниках фигурировал только лес. Причём объявленная ценность плотов в 2.5 раза меньше общей объявленной ценности. Вряд ли это говорит о большом числе судов, скорее на судах возили просто более дорогой товар. Но источник не менее интересен ещё одним – ранее не встречаемым упоминанием существования пристани в устье р. Пушты со 124 отправленными за сезон плотами. Похоже, лесной (и не только) бизнес в Присаровье шёл в гору.

     Действительно, в «Перечне внутренних водных путей Европейской России, СПб, 1907» на стр.80 появляется уже две пристани «Устье р. Сатиса» и «Сатисская», причём, обе на правом берегу Мокши (буква “(п)” при названии пристани). И судя по одинаковому расстоянию от устья Мокши (162 версты) – в одном месте. Опечатка? Или действительно пристани разделили на две – для плотов и для судов? Трудно сказать.

     Ну и цитата из «Нового энциклопедического словаря, 26 том. Петроград, 1915» (“Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон”). В нём статус Сатисской пристани ещё более повышен (см. стр.911) – на Мокше «Главные пристани Сатисская и Красный Яр; грузят хлеб и лесной материал». Обратим внимание, хлеб – уже на первом месте! Или это касается только Красного Яра?

      Особняком по названию пристани в устье р.Сатис стоят сведения из второго раздела книги «Известия Тамбовской Ученой Архивной Комиссии, выпуск 50. Тамбов, 1905г.», где в статье «Историко-археологическая карта Тамбовской губернии (карта и текст)» на стр.60а приведена карта – см. её фрагмент. (Ранее эта карта была опубликована в аналогичной статье того же автора в книге «Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год. Тамбов, 1903»).

     Здесь не просто указано местоположение пристани в устье Сатиса на карте, но и приведено совершенно другое её название – «Рыбная Ватажка». И если с её расположением особых вопросов нет, то новое название вызывает большой интерес – ранее оно нигде не встречалось.

     Для справки: Ватага – артель рыбаков; место, пристанище рыбаков, для неводного залова, со всем устройством для ловли этой. На ватаге бывают землянки, избы для житья, подвалы (вавилоны) с ледниками, пристань, помост на сваях под крышей (плот) и пр.

     Дело в том, что систематический рыбный промысел и регулярный молевой сплав леса не очень-то совместимы. Промышленное рыболовство осуществляется, как правило, сетями. Любое плывущее бревно, а тем более плот, снесёт сеть вместе с уловом. Конечно, как упоминалось выше, сплав осуществлялся в основном по «большой воде» – т.е. весной и отчасти осенью. Летом можно было и порыбачить. Да вот только на сплавных реках обычно много топляка и карчей, что ограничивает рыболовство сетями. Но, в принципе, возможно. Особенно, если ведётся в объёмах местного потребления, а не в больших объёмах на вывоз.
     Но, возможно, дело тут в другом. Это название может отражать историческое название вековой давности, когда сплав был не столь интенсивен. Обратим внимание на источник, где она была опубликована – «Известия Тамбовской Ученой Архивной Комиссии…». А название статьи, в которой она приведена, «Историко-археологическая карта Тамбовской губернии (карта и текст)». Перед автором этой статьи и комиссией в целом вряд ли стояла задача отобразить самые последние картографические данные, скорее – наоборот.

    Ну и, конечно, обращает внимание то, что на этой карте изображено, что Пушта впадает в Мокшу, а не в Сатис! Возможно, так и было где-то в веке 17-18, но уж точно не в 19-м веке. В общем, похоже, что не стоит воспринимать эту карту как истину в последней инстанции.

     Казалось бы, на этом можно было, как говорится, с «лёгкой совестью» закончить первую часть статьи. Определено наиболее употребляемое название пристани – «Сатисская», её основное назначение – перевалка леса и местоположение на правом берегу реки Мокши перед впадением в неё реки Сатис. Но! Но тут попадается довольно серьёзный документ, в котором сведения по разбираемому вопросу не очень-то вписываются во всё вышесказанное про расположение пристани. По крайней мере, на первый взгляд. Впрочем, это больше тема для второй части материала «Пристань в устье реки Сатис в РИ. Ч.2 Владение Саровской Пустыни?».

©2020, В.Н.Ганькин
При написании материала использованы документы с сайта НЭБ – Национальной электронной библиотеки и карты из авторского «Обзора карт Присаровья монастырского периода» с сайта «Саровский краевед».

Приложение.

Карта Темниковского уезда Тамбовской губернии из «Адрес-календаря и справочной книжки Тамбовской губернии, Тамбов, 1914г.».

 

К этой записи 2 комментария

  • А. М. Подурец А. М. Подурец:

    Всё-таки монастырская пристань (пустынка, двор) находилась не перед впадением Сатиса в Мокшу, а после впадения, на правом берегу Сатиса. Более подробные карты я привел в заметке «Нижний Сатис (Сатиссакий двор) в 1814 году», там, кстати, есть фрагмент карты 1862 года, где и рыбная ватажка обозначена не на левом берегу Сатиса, как на карте из ИТУАК, а на правом. И про загадочные «мордовские могилы» на этой карте тоже есть.

    1. Валерий Валерий:

      Вопрос принадлежности и количества пристаней в устье Сатиса будет темой 2-й части материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>