Пару месяцев назад Ваш покорный слуга получил приглашение принять участие в конференции «Наследие В.Г. Короленко. Стратегии гуманизма», проводящейся в Нижнем Новгороде (приятный вывод: в Нижегородском университете читают сайт «Саровский краевед»). В последний момент, к сожалению, конференция была целиком и полностью переведена в онлайн-формат, тем не менее она состоялась. Это произошло 27 — 28 октября.

Вашему вниманию я хочу предложить текст прочитанного мной (в Зуме) доклада на краеведческой секции. По сути это краткая выжимка из материалов, посвященных В.Г. Короленко и опубликованных в разное время на нашем сайте (список публикаций — в конце текста). Нового в нём — более тщательно составленные карты маршрутов обоих путешествий, совершённых писателем.

Подурец А.М.

кандидат физико-математических наук

(РФЯЦ-ВНИИЭФ, г. Саров)

 

Владимир Галактионович Короленко посещал Саров и его окрестности дважды. Мы не можем должным образом дать оценку этих путешествий с точки зрения биографии писателя или его творчества, но сосредоточим свое внимание на их краеведческом значении.

Короленко путешествовал много. Тем не менее резонно задаться вопросом: почему Саров? Писателя интересовала народная жизнь, общение с представителями простых людей давало ему бесконечную пищу для размышлений и сюжетов. В каком-то смысле православные монастыри — это концентрация многих сторон русской действительности: характеров, судеб, веры и суеверий. Неудивительно, что его тянуло сюда, в, как он однажды выразился, «местность трёх монастырей» (Саровского, Дивеевского и Понетаевского), хранящих память одного из самых «народных» русских святых — преподобного старца Серафима.

Описание первого посещения в 1890 году есть в опубликованных записных книжках писателя [1]. Потом впечатления от этого путешествия были им использованы в литературных произведениях — в некоторых рассказах, а также в повести «Слепой музыкант» и малоизвестном неопубликованном при жизни Короленко отрывке «В Дивеево» [2].

Путевые записки о первом путешествии в Саров — довольно разнородный текст. Некоторые его части — это практические готовые литературные фрагменты, которые можно вставлять в рассказ или повесть. И рядом — просто записанные непонятно от кого услышанные забавные словечки, поговорки, чья-то прямая речь.

Расстояние от Нижнего Новгорода до Арзамаса Короленко преодолел на лошадях, а весь дальнейший путь до Сарова и обратно был им проделан пешком. 36-летний писатель находился тогда в хорошей физической форме, преодолевая, как он сам отмечал, до 30 вёрст за день. Весь пеший путь занял 6 дней, с 13 по 19 июня.

Путь от Арзамаса до Дивеева никак не отражён в записях (упомянут только один промежуточный пункт — Выездное), видимо, Короленко его проделал по хорошо известному почтовому тракту. Напротив, обратная дорога описана подробнее, и мы можем довольно точно восстановить путь писателя. Названия попадавшихся по дороге населённых пунктов, Короленко записывал, видимо, со слуха, потому часто в них встречаются неточности.

Приведём маршрут от Дивеева до Сарова и потом до Арзамаса.

Дивеево — Осиновка (у Короленко — Осиповка, хотя, возможно, это ошибка расшифровки почерка) — Яковлевка — Балыково (у К. — Барановка (?), но другого варианта населенного пункта тут нет, тем более что писатель указывает «барское заведение правее дороги», очевидно, Балыковский металлургический завод) — Саров — Кремёнки (у К. — Кремянки) — Кошелиха (ночёвка) — Хозино (у К. — Козиха) — Рогожка — Крутец — Понетаевка (у К. — Понетаево, ночёвка в монастыре) — Козловка — Кирманы (оба населенных пункта уже не существуют) — Паново — Цымбоярское (село называлось также Своробоярское, сейчас — Ленинское) — Юсупово (сейчас Исупово) — Новый Усад — Арзамас.

Пешеходная часть маршрута 1890 года

            Центральное место в записках, как и следует ожидать, занимают монастырские впечатления. Наиболее яркий посвященный Сарову эпизод описывает встречу с двумя слепыми звонарями на колокольне. Эпизод реалистичен, поскольку в Саровской пустыни действительно существовала известная из монастырских источников традиция делать звонарями слепцов.

В Понетаевском женском монастыре писателем было несколько раз подмечено извечное соперничество с Дивеевом (из которого Понетаевские сёстры ушли в начале 1860-х годов):

Посмотрите, как у нас хорошо. Пруды, зелень. Не правда ли, гораздо лучше, чем в Дивееве? — это были первые слова, которые я здесь услышал.

            Впечатления наблюдательного писателя о монастырях и паломничестве вышли противоречивыми, как противоречивы все сложные явления. С одной стороны, есть примеры искренней веры, облагораживающей человека, с другой — глупые суеверия и внешнее благочестие при полном отсутствии стремления к самосовершенствованию. У самого Короленко, человека склонного к критическому мышлению, отношение к церковным вопросам было, видимо, сложное. Человеком он был безусловно верующим, тем не менее многое в православии он наблюдал как бы со стороны. В очерке «В Дивеево» есть такие слова:

Да, я не стану вдаваться в подробности, так как чувствую, что для этого нужен стиль, которым я не обладаю, — нужна манера, которая так ясно сквозит на этих образах, с их невероятно круглыми камнями, наивно расставленными елями с их шаблонной простотой и вместе с их детской поэзией… Нужно, одним словом, то, чего нет не только у меня, но и у многих из тех, которые берутся все это описывать, якобы веруя и якобы благоговея…

Очевидно, посещение Сарова оставило у Короленко глубокое впечатление, и в 1903 году он захотел повторить его, чему было, как нам кажется, две основные причины. Во-первых, ожидавшееся скопление многотысячной массы народа на торжествах по канонизации Серафима Саровского само по себе привлекало писателя, стремившегося находится в гуще событий, которые он считал важными (Короленко писал об оценке количестве людей на торжествах в полмиллиона). И, во-вторых, Владимир Галактионович хотел скрыться от чествований, готовившихся многочисленными почитателями к его 50-летнему юбилею, который должен был состояться 15 июля.

Впечатления от посещения Сарова, Дивеева и Понетаевки в июле 1903 года Короленко изложил в письмах, которые он писал и отправлял своим родственникам во время путешествия. Письма эти впервые были опубликованы в 1932 году [3] и с тех пор переиздавались лишь частично. Таким образом, второе путешествие Короленко в Саров оказалось описанным намного подробнее первого.

Главным адресатом писем была жена Короленко Евдокия Семеновна, находившаяся в это время в Румынии в местечке Сланик, недалеко от Плоешти, в гостях у своего брата, жившего в эмиграции. Исключение составляет письмо от 10 июля, адресованное дочерям Софье и Наталье туда же в Румынию и первое письмо, написанное 24 июня Сергею Андреевичу Малышеву, мужу сестры Евдокии Семёновны, который составил компанию писателю в этом путешествии. Малышев жил в своём имении Дубровка Сердобского уезда Саратовской губернии, и В.Г. Короленко заезжал за ним по дороге из Полтавы, где он жил в то время.

Первоначально Короленко собирался идти в Саров с юга, через Краснослободск и Темников. Причём он хотел идти просёлками, вероятно, пешком так было удобнее. Потом, видимо, обсудив маршрут со своим попутчиком, он его изменил. Но опять-таки, путь был проложен не по основной дороге в Саров от Арзамаса, а по менее загруженной — от Шатков. Впрочем, это могло быть связано с непременным желанием писателя зайти в Понетаевку, посещение которой в 1890 году произвело на него приятное впечатление.

Интересна инструкция по походному снаряжению, посланная Короленко своему спутнику:

Нужно для дороги: а) по котомке. Котомку нужно сделать из толстой парусины и клеенки (последняя конечно сверху). Закрываться должна клапаном. В том месте, где пришиваются ремни, нужно подложить изнутри еще парусину втрое или вчетверо, чтобы от тяжести не вырвало то место, где будет пришито. Швы нужно сделать толстыми нитками, чтобы держали хорошо. Моя котомка, уже испытанная, имеет 10 вершков длины, 7 в. ширины и 2 в. глубины.

б) По виксатиновому (клеёнка — А.П.) плащу, — непременно, потому что ночевать вероятно придется все время на открытом воздухе.

в) Длинные сапоги и по паре каких-нибудь туфель, на случай хорошей погоды и жары, когда в сапогах тяжело.

Это главное. Остальное пустяки.

            14 июля 1903 года Короленко и Малышев сошли с поезда на станции Шатки и отправились в путь. Вот их маршрут.

Шатки — Хирино — Вонячка (сейчас село называется Елховка) — Понетаевка (ночёвка в монастыре) — Успенское — Дерновка (у Короленко — Зерновка, тут ночевали) — Глухово — Пуза (сейчас Суворово) — Елизарьево (у К. — Елизарово) — Дивеево.

Пешеходная часть маршрута 1903 года

            Уже утром третьего дня пути Короленко начал жаловаться на мозоли, натёртые старыми сапогами. В Дивееве стало понятно, что двигаться пешком нельзя, поэтому последнюю часть пути от Дивеева до Сарова пришлось преодолевать на нанятой крестьянской телеге, также как и весь обратный путь до Арзамаса. Пешего, как в 1890 году, похода не получилось.

Письма полны подробностей о подготовке к торжествам по канонизации Серафима Саровского. По пути Короленко неоднократно сталкивался как с государственными служащими, так и с группами крестьян, выполнявших функции охраны порядка, своеобразной «народной дружины». Оказавшись в самой гуще толпы паломников, писатель не упускал возможности подметить и подслушать что-нибудь любопытное.

Например, ещё в 1890 году Короленко узнал о желании Дивеевского монастыря присоединить к себе приходскую сельскую церковь. В 1903 году им опять записано, что «война» (выражение самого Короленко) за задние церкви продолжалась. Отметим, что описанная Короленко тяжба закончилась в конце ХХ века полной победой монастыря, сейчас Казанская церковь принадлежит ему.

Впечатления Короленко о торжествах 1903-го года ценны для нас своей нестандартностью. Публиковавшиеся и публикуемые в наше время многочисленные воспоминания очевидцев тех событий в основном принадлежат священникам, архиереям или «духовным писателям». Взгляд Короленко — интеллигента и гуманиста, хоть и верующего, сильно отличается. И понятно, почему записки Короленко не включены в многочисленные сборники по этой теме. Тут и ироничное отношения к таким «столпам церкви» как Иоанн Кронштадский, и подчеркивание, порой нарочитое, недостатков в организации, как на общегосударственном уровне, так и на уровне местного начальства.

Короленко не попал на территорию монастыря, и поэтому его записки не содержат непосредственных сведений о проведении торжеств и устройстве обители. Его больше интересовали народные типы и байки, которых так много в его сочинениях.

В заключение хочется протянуть ниточку от событий того времени к современности.

В Сарове в настоящее время идёт обсуждение вопроса, как назвать новую городскую набережную. Набережная эта появилась несколько лет назад, она пройдёт по правому берегу реки Сатис, там даже уже живут люди, но названия она до сих пор не имеет. Поступило предложение назвать её именем В.Г. Короленко. В пользу такого названия можно привести аргумент, что набережная — это именно то место, где заночевал писатель 18 июля 1903 года, под вековыми соснами и открытым небом среди простых паломников. Вот как он это описал в своём письме:

… я снял сапоги и сижу с сумками под огромной елью, на опушке Саровского бора. Прямо передо мной — часовенка, дальше монастырь с его церквами и колокольнями, кругом — народ, расположившийся как и мы — на земле под соснами. Телеги, лошади, узлы, люди … Картина замечательно — оригинальная: сосновый бор, сосны огромные, прямые, как свечи, между стволами — фигуры в разнообразных костюмах и позах, многие молятся на колокольни монастыря, кругом охваченного лесом.

У жителей Сарова, мне кажется, есть редкая возможность присвоить городскому объекту название не абстрактное, а имеющее отношение к конкретному историческому событию. Будет обидно, если мы этим шансом не воспользуемся.

 

  1. В.Г. Короленко. Записные книжки (1880 — 1900). М.: Гослитиздат, 1935.
  2. В. Короленко. Полное собрание сочинений. т. XVI. Харьков: Государственное издательство Украины, 1923.
  3. В.Г. Короленко. Избранные письма. Т. I. М.: Мир, 1932.

 

Предыдущие публикации по теме:

В.Г. Короленко. Письма о путешествии в Саров в 1903 году.

В.Г. Короленко. В Дивеево.

Набережная Короленко в Сарове. Почему бы и нет?

Просмотров: 439

К этой записи 1 комментарий

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    1. Мы уже писали, что интересны для филателистов не сами письма Короленко, а конверты со штемпелями, прошедшие почту Присаровья в 1903 году…
    Сохранились ли эти конверты в Музее Короленко!? Можно ли их найти и обнародовать!?

    2. Набережная Императора Николая Второго куда более серьёзно звучит для Сарова, чем Набережная Короленко… Мы уже писали об этом… Тем более, что канонизацию Серафима Саровского с Сарове инициировал ИМЕННО Император…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>