Мы начинаем публикацию воспоминаний К.И. Панёвкина «Моя жизнь». Биографические данные о Константине Ивановиче можно найти на нашем сайте в материале, посвящённом его 100-летию. Там же можно прочитать и об истории написания этих воспоминаний.

Для удобства публикации и чтения воспоминания разделены на несколько частей.

К публикации материал подготовлен М.А. Власовой, Ал. А Демидовым, А.М. Подурцом и А.И. Рыжовым.

 

Моя жизнь

Панёвкин Константин Иванович родился 27 сентября 1913 года.

Окончил Московский энергетический институт. Участник Великой Отечественной войны. Инвалид Великой Отечественной войны. После войны окончил аспирантуру в МЭИ, защитил диссертацию и был направлен в Саровский ядерный центр, где работал старшим научным сотрудником и начальником отдела. Принимал участие в создании первой атомной бомбы. С 01.09.56 работал в течение 15 лет заведующим кафедрой электротехники и радиоэлектроники в филиале 4 МИФИ, затем в течение 15 лет — в качестве доцента этой же кафедры читал лекции по электротехнике и радиоэлектронике. С июня 1986 года — на пенсии. С 1998 года — слепой.

К.И. Панёвкин

Мои предки происходят из крестьян Тамбовской губернии Шацкого уезда. Мать моя, Меланья Ивановна, — рождения 1882 года. Отец, Иван Иванович, родился в 1884 году. Отец был на 2 года моложе матери. Жили они в селе Тарадея Шацкого уезда (на 10 км западнее Шацка).

Маломощное крестьянское хозяйство не давало возможности жить нормально, поэтому отец с 13 лет ходил на заработки на Дон, плотничал. К 22 годам отец освоил плотничье дело, и в 1906 году завербовался на строительство Владивостокского военного порта. Там он проработал всего 5 лет, заработал болезни, которые преследуют людей, занятых тяжёлым физическим трудом всю жизнь: ревматизм, чахотка, грыжа. Поэтому бросил эту работу, приехал в город Николаевск-на-Амуре, снял дом и вызвал, семью, то есть мать и 2 детей (дочь Анну Ивановну 1904 года рождения и сына Михаила Ивановича 1906 года рождения). В 1912 году родился третий ребёнок. – Лидия Ивановна.

И в 1913 году родился я.

Отец имел трёхклассное образование церковно-приходской школы. Мать была совершенно неграмотная, писать она совершенно не могла, но деньги могла считать без компьютера. Отец, совсем больной, первые годы торговал на барахолке подержанными вещами, одновременно хорошо пел и был регентом хора местной церкви. В общем, семья была патриотическая, однако ни в каких политических партиях отец; не состоял. Для характеристики патриотизма я приведу пример: мой старший, брат Михаил в возрасте 9 лет решил в 1915 году поехать на Германскую войну. С дружком Андрюшкой такого же возраста они последним пароходом выехали «зайцами», проехали 300 км. Отец дал телеграмму, и их разыскали в машинном отделении под котлами, обожжёнными и вернули в Николаевск.

Так как отец был регентом, я знал церковные службы.

После Октябрьской революции в Николаевске образовалась самодеятельность. В Народном доме, который заменял театр, ставили оперы, постановки. В основном в самодеятельности были украинцы. Ставили украинские постановки, в том числе «Запорожец за Дунаем» Гулак-Артемовского. Отец пел там партию Карася. Ставили «Ревизора» Гоголя.

После Октябрьской революции в городе организовалась рыболовецкая артель. Ловили рыбу на севере Сахалина, на полуострове Лангр, туда заходят лососевые по пути в Амур. А зимой пьянствовали. Отец там работал плотником, строил бараки. Сообщение по Амуру было только на лошадях. Перед покрытием Амура льдом артель возвращалась в город. Когда становился Амур, они ездили по льду; готовились к следующей путине (к походу), строились. В апреле возвращались в город и ждали вскрытия Амура.

После Октябрьской революции была мирная жизнь. Мать ходила стирать и мыть полы к богатым. Мать говорила: «Видишь, Костя, как живут люди. Учись.»

В сентябре 1918 года в нашем городе на кораблях высадился японский десант, целый батальон. А населения было всего тысяч 10. Советской Армии как организованной силы не было. Началась интервенция и Гражданская война. Японцы захватили все прачечные и магазины. Позже японцы высадились в Хабаровске, Владивостоке. Вместе с японцами в интервенции участвовали американские, английские и французские войска. Повсюду в низовьях Амура стали возникать партизанские отряды. В Хабаровске был создан главный штаб партизанского движения низовьев Амура. В партизанских рядах особенно отличался ивановский рабочий Яков Тряпицин. По политическим взглядам он принадлежал к партии анархистов — максималистов. Тем не менее он был назначен командующим партизанских отрядов, посланным для освобождения Николаевска-на-Амуре от японских интервентов. Начальником штаба был коммунист Наумов. Отряд вышел из Хабаровска числом около 1000 человек. Вместе с интервентами на Дальний Восток ринулись колчаковцы и белогвардейцы. Их штаб был в Мариинске, командовал ими полковник Виц, белогвардеец. Они вели работу против большевиков.

Тряпицын был очень храбрым человеком. Если бы он не был храбрым, то он и не был бы командиром. Когда партизанский отряд достиг Циммермановки, расположенной на правом берегу Амура, до Мариинска оставалось 200 км. Тряпицын сел в сани, взял с собой только ездовым партизана и приехал к Вицу в Мариинск. Вошёл в кабинет Вица, подошёл к столу, вынул из кобуры маузер, положил перед Вицем (а ведь он был в логове врага) и сказал ему: «Сдавайтесь! Вы окружены!» Виц отверг это предложение. Тряпицына не арестовали. Он вернулся в Циммермановку и через некоторое время пошёл с отрядом дальше вниз по Амуру. К Мариинску отряд подходил уже числом в 3000 человек. Целью отряда Тряпицына было выгнать японцев из Николаевска и пойти войной на Японию.

В это время наша семья жила в Николаевске-на-Амуре. Мы красную икру ели знаете как? Большой таз, полный красной икры и картошка. И мы деревянными ложками из таза ели икру, потому что есть было больше нечего, а отец зарабатывал только красной икрой и рыбой.

В январе 1920 года партизаны под руководством Тряпицына подошли к Николаевску и предъявили японцам ультиматум покинуть город. Одновременно в селении Личи (что в 6 км от Николаевска, выше по Амуру) был сформирован партизанский полк из местного населения. Так как Амур был скован льдом, японцы предложили перемирие до вскрытия Амура, после чего они обещали уйти из города. За 2 года, что японцы с белогвардейцами хозяйничали в городе, они построили четыре двухэтажных кирпичных казармы со всеми удобствами и даже построили крематорий, тогда как партизаны жили в обычных домах без удобств. До заключения перемирия с японцами в городе царил японский и белогвардейский террор (хотя белогвардейцев было мало). Подвергали пыткам сторонников Советской власти и замуровывали их в снегу, покрывающем лёд Амура, полуживыми, с тем, чтобы трупы потом Амур вынес в Тихий океан, и всё было шито-крыто. Они даже убили парламентёра Орлова и сопровождающих его партизан, и также закопали их всех в снегу на Амуре.

Перемирие с японцами всё же было заключено. Главные силы партизан заняли крепость Чнырах, село Красное, в 12 км от Николаевска ниже по Амуру. Эта крепость была построена во время русско-японской войны в 1905 году, перед ней ставилась задача — не пропустить японские военные корабли в Амур. В крепости было несколько артиллерийских орудий системы Виккерс и одна пушка гаубица калибра 6 дюймов, которая стреляла на большое расстояние.

Сразу после заключения перемирия мой старший брат Михаил убежал к партизанам в крепость Чнырах. К этому времени в деревню Личи, находившуюся в 6 км от Николаевска вверх по Амуру, прибыл партизанский отряд из посёлка Керби (650 км от Николаевска вверх по Амуру и его притоку – реке Амгунь). Река Амгунь впадает в Амур у поселка Тыр, находящегося в 100 км от Николаевска вверх по Амуру. Этим партизанским отрядом руководил коммунист Будрин. Штаб этого отряда располагался на западной окраине города в помещении реального училища (трехэтажное кирпичное здание). Город Николаевска-на-Амуре расположен на довольно высоком плоскогорье, возвышающемся над Амуром метров на 20. Внизу, вдоль берега Амура, находились базар, причалы для судов. Над базаром, на плоскогорье, находилось здание Городских Советов, бывшая Городская Управа дореволюционного Николаевска. Теперь в этом здании находился штаб Тряпицына. Перед зданием проходила Первая главная улица города Николаевска. Напротив штаба через улицу был магазин «Симада» и штаб японского батальона, которым командовал майор Исикава.

Японцы ходили на заседания штаба партизан, а партизаны ходили на заседания японского штаба. Обсуждались совместно многие вопросы. В городе было много гражданских японцев — парикмахеры, торговцы, прачки. В Николаевске были японские магазины, прачечные, парикмахерские. Штаб партизан находился в здании бывшего городского Совета, а японский штаб находился на той же улице, немного наискосок, в крупном японском магазине «Симада». Кроме того, было японское консульство и консул со своим аппаратом. Здание консульства находилось на крутом берегу Амура, в конце той же Первой улицы (вдоль Амура были 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я улицы; а поперечные улицы имели названия: Сенная, Гоголевская). На 2-ой улице против консульства, второй от угол от перекрестка, находился наш дом. Консульство было хорошо видно из нашего дома .

Известно, что по всему Дальнему Востоку: в Хабаровске, Владивостоке, Никольск-Уссурийске, Николаевске-на-Амуре — был запланирован японский переворот. Японцы хотели захватить власть, так как перемирие было неустойчиво.

В Николаевске-на-Амуре они вступили в ночь на 12 марта, причём, проявив своё коварство. Начальник японского гарнизона, майор Исикава и его помощники были на заседании партизанского штаба, ушли оттуда в 24 часа, а в 2 часа ночи начали обстрел партизанского штаба из магазина «Симада». Начальник партизанского штаба, единственный большевик Наумов выпрыгнул из окна прямо на японские штыки и погиб. Тряпицын был ранен в ногу, и вместе с Ниной Лебедевой-Кияшко они ускользнули задними ходами и соединились с партизанами. Между прочим, когда партизанская армия Тряпицьша заняла село Красное (это было в феврале 1920 года), старший брат Михаил; в ту пору ему было 13 лет, убежал к партизанам, подносил патроны.

Партизаны были возмущены обманом японцев, и все японцы, в том числе и посол, были уничтожены (от мала до велика, даже дети). Правда, это осуждал Хабаровский центр партизанского движения. Эти события вошли в историю как Николаевские дни. Однако, слова «Николаевские дни» в песне «По долинам и по взгорьям» были заменены на «Волочаевские» по предложению американского президента Вильсона в 1922 году на мирной конференции в Вашингтоне.

Шестидюймовые дальнобойные орудия в Чнырах обстреляли японские казармы в Николаевске. И оставшиеся в живых японцы были вынуждены сосредоточиться в консульстве на берегу Амура. Партизаны окружили консульство со стороны Амура и города и предложили консулу сдаться, но он отказался. Тогда партизаны привезли 3-х дюймовые пушки, поставили их напротив консульства на Первой улице, облили консульство керосином, и в дальнейшем оно загорелось при попадании снарядов. Консул отказался сдаться, и все японцы, их, оставалось десятков 5, ломая винтовки через колено, бросились в огонь.

Наш дом находился на 2-ой улице. Мы три дня сидели в подвале и не могли выходить на улицу из-за сильного пулемётного огня  Только на четвёртые сутки ночью мы вышли на 3-ю улицу, и по 3-ей пошли к зданию реального училища, а оно находилось на самом краю города. Мы добрались до реального училища, и с 3-го этажа видели, как японцы, ломая ружья, бросались в огонь с криком: «Банзай! (Ура!)» Мне было в эту пору 6 лет. Так закончилось это Николаевское событие.

После разгрома японцев и белогвардейцев в марте 1920 года изо льда Амура было выкопано 105 трупов, которые были похоронены в городском саду около памятника адмиралу Невельскому, открывшему судоходный выход в Татарский залив.

Весь город вышел хоронить погибших от рук японских интервентов. Весь город пел, и я пел: «Вы жертвою пали в борьбе роковой, в любви беззаветной к народу, вы отдали всё, что могли для него, за жизнь его, честь и свободу».

15 марта 1920 года из Хабаровска — партизанского центра Уссурийского края — по телеграфу в Николаевск был сделан запрос: «Что там у вас происходит?» Ответила Нина Лебедева: «Всё нормально, японский батальон полностью уничтожен, все гражданские японцы тоже уничтожены, так как каждый был солдатом».

Хабаровск: Как уничтожены? Позовите японского консула к аппарату!

Нина: Я бы рада пригласить его, но он вчера сгорел вместе со своим консульством.

Хабаровск: Как сгорел?

Нина: Очень просто. Партизаны подожгли консульство, здание было деревянное. И когда консульство было окружено, посол вместе с сопровождавшими его японцами, с криком «банзай!» бросились в пламя.

В этот же день, 15 марта наша семья вернулась в наш дом на 2-ой улице. В этот день домой пришёл брат Михаил. Я помню этот момент. Михаил показался мне гигантом, хотя ему было всего 13 лет, в длинной шинели до пола, папахе, и справа на поясе висел в оранжевой кобуре револьвер смит-вессон. Этот револьвер был в 1,5 раза длиннее и в 1,5 раза шире нагана, его прозвали «телячья нога», так как если на него посмотреть сзади, он был похож на заднюю ногу полугодовалого телёнка от хвоста до колена (бедро). Папаха Михаила была пробита пулей — несколько выше лба. Оказывается, он подносил патроны наступавшим партизанам, и одна пуля чуть его не укокошила.

Николаевские партизаны ждали вторую японскую интервенцию, когда вскроется Амур (снизу со стороны Сахалина и сверху со стороны Хабаровска). В Хабаровске японцы вместе с белогвардейцами 4 — 5 апреля 1920 года совершили переворот и захватили Владивосток, Никольск, Уссурийск, Хабаровск, Спасск и Амурскую военную речную флотилию. Понятно, почему партизаны ждали интервенцию после переворота в Хабаровске. В Хабаровске после переворота было заключено неустойчивое перемирие с японцами, это событие отражено в фильме «Волочаевские дни». В Благовещенске в этот период была установлена власть Советов, в большей степени она была представлена большевиками. В Николаевск из Благовещенска пришёл приказ об эвакуации населения Николаевска в Благовещенск, а он находился на расстоянии 2000 километров. Эвакуация проходила в пять этапов.

Первый этап: сосредоточить беженцев в районе Николаевска-на-Амуре — Керби — Весёлой горки. Второй этап, единой колонной двигаться в Амурскую область через Экимиан. Третий этап: продолжить передвижение по реке Селемдже до Норского склада (сейчас там БАМ). Четвёртый этап: от Норского склада на пароходе до станции Мазаново, которая находилась на транссибирской магистрали. Пятый этап: по ветке от станции Бочкарёво до Благовещенска. Этот путь был самым коротким, примерно 1700 км.

Партизаны (взрослые гражданские мужчины) должны были идти тайгой от Николаевска-на-Амуре до посёлка Керби (Теперь он переименован в посёлок имени лётчицы Полины Осипенко. В 1938 году лётчицы Гризодубова, Осипенко, Раскова совершили беспосадочный перелёт Москва — Дальний Восток, завершившийся вынужденной посадкой в посёлке Керби).

Женщины и дети должны были переправляться на трёх баржах и буксире на пароходе «Тарбаган», названном в честь пустынного зверька, разновидность суслика. Этот пароход был старым, двухколёсным: правое колесо гребло воду, а левое — вращалось по воздуху (он был наклонён), скорость была небольшая. Мы разместились в барже, где были нары в два ряда. Вмещалось во всех баржах около 1000 человек.

И была ещё третья группа, взрослые мужчины, среди них были мой отец и брат Мишка, они решили плыть лодками, с намерением догнать нас, пользуясь тем, что пароход медленно шёл. Моему старшему брату Михаилу в тот период было 13 лет, поэтому он должен был ехать с нами на барже, однако, он решил ехать с отцом на лодке. В это время по Амуру шёл ледоход, лодки с трудом пробирались между льдинами, всё больше отставая от парохода.

В то же время из Хабаровска вышла Амурская военная флотилия, захваченная японцами. Если бы лодочный караван успел дойти до мелководной реки Амгунь, партизаны стали бы недосягаемыми для Амурской флотилии и спокойно дошли до Керби. Hо у устья Амура караван был встречен японской флотилией и расстрелян из орудий. Ни одного свидетеля этого варварского события в живых не осталось. Все погибли, в том числе мой отец и старший брат Михаил, так что где их могилы, неизвестно.

Корабли Амурской флотилии не могли дойти до Керби, так как река Амгунь богата перекатами и мелями. Тяжёлые корабли не могли их преодолеть. Итак, в Керби и Весёлых горках собрались оставшиеся в живых Николаевские беженцы, среди них было много сторонников Тряпицына (Тряцицына там, ещё не было).

Сторонники Тряпицына решили расправиться со сторонниками Советской власти и подготовили даже яму — могилу на 60 человек. Но не успели этого сделать, потому что партизаны арестовали Тряпицына и Нину Лебедеву. (Они уже были мужем и женой, и вместе приехали в Керби на пароходе). Были арестованы и все остальные сторонники Тряпицына. В Керби был создан народный суд. В Народном доме Керби было созвано всеобщее собрание, которое судило их. Среди тряпицынцев было много бывших белогвардейцев — колчаковцев, а также разбойников, преступников, грабителей, воров. Например, у Биценко, командира одного из отрядов Тряпицына, были обнаружены белогвардейские погоны подполковника, вшитые в пояс брюк. Биценко был одним из тех, кто особенно бесчинствовал и отличался разбоем. Был ещё Турчанинов, который отличился зверствами.

Съезд шёл два дня. Мой дядя Иван Петрович Самошкин, который участвовал в этом съезде, рассказал нам, что на окне зала, где проходил съезд, как свидетельство злодеяний Турчанинова, находился труп ребёнка, разорванного на 2 части. Суд проходил следующим образом. Оглашали фамилию преступника, перечисляли его зверства и спрашивали народ, как с ним поступить. Народ кричал: «Смерть!» Так было осуждено 60 человек во главе с Тряпицыным и Лебедевой. Их расстреляли и похоронили в той яме, которую вырыли для захоронения сторонников Советской власти. На этом закончился тряпицынский террор.

Вернёмся к Николаевску. Город Николаевск был сожжён дотла партизанами. Осталось только несколько строений из кирпича, в том числе здание ремесленного училища, японские казармы и некоторые мелкие постройки. Как пишет Днепровский в своей книге «По долинам и по взгорьям», ночью кроваво — красное зарево пожара отражалось в водах Амура, и казалось, что это кровь России вытекает в Тихий океан.

После ликвидации Тряпицына и его группировки была создана единая группа около 6 тысяч человек, в которую вошли партизаны и мирные жители с детьми. Этой группе предстояло двигаться пешком в Амурскую область, где была установлена народная власть. Шли в основном пешком. Вещи везли на телегах, запряжённых лошадьми. От посёлка Керби до посёлка Экимчан в верховьях реки Селемджи дорога шла по отрогам Станового хребта. Обычно дорога шла над обрывом по краю горы. Слева — падь, пропасть, а справа — скалы и горы. Кругом лес, зверья видимо — невидимо. Не могу не привести такой случай. Я, шестилетний, и 65-летняя бабушка, Василиса Степановна Панёвкина, ехали на двуколке (двухколёсной тележке). В одном месте дорогу перегородило упавшее толстое дерево. Двуколка заехала одним колесом на то дерево и перевернулась вместе с нами. Бабушка покатилась по дороге и скатилась бы в пропасть, если бы в этот момент её не успел подхватить какой-то мужчина. С тех пор мы с бабушкой всю дорогу до Экимчана шли пешком, держась за руки. За день мы проходили 25 км. Так что на дорогу до Экимчана мы потратили более 2-х недель. Ночевали на дороге, использовали хижины золотоискателей. Старшая сестра Анна, в ту пору ей исполнилось 16 лет, гимназистка, со сверстниками выезжала вперёд и подготавливала привал, место для ночлега. Еда в основном состояла из солонины, которую подвозили в бочках из Благовещенска. Организацией этого перехода руководил Днепровский, представитель Благовещенского Совета. В Экимчане было предварительно заготовлено 300 плоскодонных лодок на 6 тысяч человек. Каждая лодка вмещала 20 человек. На лодках мы спускались по реке Селемджа до Норского склада, надо было проплыть около 300 км. Селемджа в этом месте очень бурная, но не очень глубокая. Вода кристально чистая, на дне видны камешки и ракушки. В настоящее время на этом месте стоит железнодорожная станция БАМа — Нор. В Норском складе мы пересели на небольшой пароходик, на котором прибыли на станцию Мазаново. Эта станция стоит на Транссибирской дорожной магистрали. От станции Бочкарёво идёт железнодорожная ветка на Благовещенск, это приблизительно 300 км.

В Благовещенск мы прибыли в августе 1920 года, то есть в пути провели 2,5 месяца — с 15 июня до конца августа. Жили мы, кто где. Наша семья, например, жила на окраине Благовещенска, в бывшем подвале пивоваренного завода.

Мы поспели к началу нового учебного года. Так что первого сентября я пошёл в первый класс, хотя мне не исполнилось ещё семь лет (день рождения 27 сентября). Я от страха обкакался, хотя сопровождала меня тётя Поля, сестра отца. Жили мы вчетвером очень плохо (я, мать, бабушка Василиса Степановна Панёвкина и сестра Лида, которая была старше меня на 1,5 года и училась во втором классе). Отец и Мишка погибли. Работы не было. Мать, Лида и бабушка побирались. Я по миру не ходил, сказал, что умру, но не буду ходить. Старшая сестра Анна, которой было уже 16 лет, с другими гимназистами организовывала коммуну. Аня жила в коммуне за городом на даче бывшего благовещенского магната (фамилии не помню), который с колчаковцами бежал в низовья Амура, а в 1930 году был арестован. У него был сын, Игорь Васильевич, который позже работал лаборантом в МВТУ и МЭИ на кафедре физики и носил ту же фамилию. Я узнал об этом в 1947 году, когда хотел оформить его к себе лаборантом в Саров, но его не пустили. Мы с Игорем Васильевичем работали с 1933 по 1947 год. Он работал ассистентом кафедры, показывал демонстрационные опыты по курсу физики.

Школа, в которую я поступил, называлась «В память Отечественной войны». Находилась она на 6-ой улице Благовещенска. В Благовещенске мы прожили 2 года. Я был в школе, конечно, отличником. Мать ходила по миру. Осенью 1922 года мы вернулись в Николаевск, сразу же после того, как японцы покинули город. Последний военный японский корабль вышел из Владивостока 25 октября 1922 года. Так закончилась японская интервенция в низовьях Амура и на всём пространстве от Благовещенска до Камчатки. Была создана Дальневосточная республика, которая представляла собой буфер между Советской Россией и Японией. (Благовещенск, Хабаровск, Николаевск-на-Амуре). 30 декабря 1922 года Дальневосточная республика вошла в состав Советского Союза. Так началась новая жизнь. Сначала мы жили в подвале взорванного реального училища. Позже были построены большие землянки, рассчитанные на 5-6 семей, там мы провели осень 1922 года. С потолка падали клопы, а о вшах — и говорить нечего!

Когда в Николаевске были созданы органы Советской власти, в частности окружной отдел народного образования, мать была устроена сторожихой в школу девятилетку, в которой я учился, начиная с 3-го класса, и окончил в 1929 году.

В начале 1923 года, когда съехались оставшиеся в живых члены рыболовецкой артели «Зелёный Гай», артель самораспустилась, а имущество было поделено между членами артели. Нашей семье достался вельбот (это большая моторная шлюпка). Мы его продали за 750 рублей. Для сравнения — бостоновый костюм стоил 22 рубля.

Было создано Окроно (окружной отдел народного образования), и начальник его направил мою мать на работу сторожихой в школу девятилетку. Нам дали квартиру в полуподвальном помещении школы. Комната площадью примерно 20 м2 делилась тонкой перегородкой. В одной половине комнаты жили мать, сестра Лида и я, а во второй половине жил другой сторож со своей семьёй из трёх человек.

Несколько слов о школе. Директором школы был поклонник Льва Николаевича Толстого, некто Селецкий. Он преподавал литературу, вместо пиджака ходил в толстовке, перепоясанной поясом и носил песне. Это был старый интеллигент, преподавал литературу в классах второй ступени с пятого по девятый класс. Математику преподавал бывший полковник артиллерист Генерозов. Природоведение — Вишняков, огромного роста мужчина, женатый на маленькой якутке. Историю преподавал Мамонов, он всё время ходил в кожаной тужурке, боясь простуды. Кажется, бывший ссыльный. Химию преподавал Беляев, крупный мужчина. Все преподаватели были мужчины прогрессивных взглядов, атеисты, и никаких разговоров о боге не было.

Между прочим, мать у меня была очень набожная. Она после завтрака, обеда и на ночь вставала на колени и молилась. Я до девяти лет ходил в церковь и знал наизусть все молитвы и обедни. Последний раз я был в церкви на свой день рождения 27 сентября 1922 года (Воздвиженье). Перед тем как идти в церковь, мама говорила: «Костенька, пойдём, помолимся, и наш папа вернётся». Я усердно молился, весь лоб себе расшиб. Прошёл месяц, другой, и я поступил в бой-скауты (Была ДВР и буржуазные веяния). Ходил я на 2 — 3 сбора. Мне не понравилось. И через год, В 1923 году вступил в пионеры. В это время была уже установлена Советская власть. Торжественное обещание мы давали 27 января 1924 года в 12 часов ночи, когда в Москве хоронили Ленина (разница во времени 8 часов). Это торжественное обещание мне запомнилось, въелось в душу, и с той поры я — ленинец, и Ленину никогда не изменял, и считаю его великим человеком.

Когда мне исполнилось 14 лет, я вступил в комсомол. Когда мама поступила работать сторожихой, мне было 10 лет. Она была слаба здоровьем. Я помогал ей, колол дрова, связывал в вязанку, разносил по печам на 1-ый и 2-ой этажи, топил, смотрел за печами, закрывал заслонки, убирал классы, подметал пол, переворачивал парты вплоть до 1930 года, когда мама уехала. Мой трудовой стаж начался в 10 лет. Если его прибавить к основному стажу, то будет 65 лет. Учился я отлично. Раньше медалей не было. Поступающим в ВУЗ давал рекомендации школьный совет. Такую рекомендацию дали и мне. Меня в школе звали профессором. Пока печка топится, я читал школьные учебники. Брал книги из библиотеки. Очень много читал по химии, демонстрировал антирелигиозные опыты («плачущая икона», превращение воды в кровь). А Беляев это поощрял. Дома всегда пахло сернистым железом. Будучи учеником 8-го класса, я самостоятельно изучил серьёзную книгу для ВУЗов по электротехнике (авторы Угрюмов и Генсель). После 7-го класса я чинил проводку в школе. Вспоминается случай. В 1927 году в школе был организован вечер в честь Парижской коммуны. В актовом зале собралось полно народу. Очень была развита самодеятельность. Меня позвали — патрон испортился, нет света. Я взял перочинный нож и соединил два провода ножом. Тут же свет погас во всей школе. Но я не испугался и сказал, что сейчас позвоню на электростанцию и вызову монтёра. Лишь через 15 минут пришёл монтёр и устранил повреждения. Вечер продолжался.

У нас каждое воскресенье в актовом зале проходило какое-нибудь мероприятие: собрания, школьные сборы, торжественные заседания, посвященные праздничным событиям, дивертисменты, спектакли. Моя сестра Лида очень любила участвовать в спектаклях, играла в пьесах. Её звали артистка. Но училась она плохо, дважды была второгодницей, закончила школу на два года позже меня. В 8-ом классе мы учились вместе. Она даже не утруждалась переписать тот листок, который я ей написал, а просто подставляла свою фамилию. Как-то меня вызвал учитель математики Генерозов и сделал мне выговор, что это недопустимо, предупредил, что на школьный совет он не будет выносить, но чтобы это было последний раз.

В девятом классе, когда мне было 15 лет, в школьной библиотеке мне попалась брошюра Фридриха Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». Эта брошюра меня захватила совершенно, так как в ней изложены основы диалектического материализма. С той поры диалектический материализм стал моим вторым увлечением наряду с физикой. Окончил я школу десятилетку в 15,5 лет. Так как денег у меня не было, я решил поступить на работу, и поступил учеником в клуб Окроно, который имел кинозал с киноаппаратом и движком — динамо-машиной. В отдельном помещении находилась буферная, аккумуляторная батарея из 60 банок свинцовых аккумуляторов, наполненных раствором серной кислоты. Я заходил в эту комнату каждый день, проверял плотность сернокислого раствора, доливал банки раствором серной кислоты. И так на протяжении 1,5 лет. В январе 1930 года доктор Анваер, обнаружил у меня каверну в верхушке правого лёгкого (в Николаевске в амбулатории был рентгеновский аппарат) и предложил мне сменить работу. В феврале 1930 года я поступил электромонтёром на лесопильный завод. Я обслуживал электрические пилы. Три месяца я был учеником, а потом меня перевели в помощники киномеханика, а это почти техник. Я крутил бобину с плёнкой, так как мощность мотора была недостаточной, особенно, когда в большом зале проходило какое-то мероприятие, и расход электроэнергии был больше, а движок был слабенький, американский. В 1924 году в Николаевске был кинотеатр, который позже сгорел. Киномеханик открыл каретку, которая прижимала плёнку, от вольтовой дуги загорелась плёнка, и сгорел кинотеатр. У меня тоже был такой случай. Порвалась перфорация на плёнке, а я не заметил при проверке. Во время картины плёнка остановилась, но я не открыл дверцу кабины, кадр этот прогорел в коробке и потух. После этого я открыл дверцу, продёрнул плёнку, картина продолжалась. Зал ничего не заметил. За время работы в кинотеатре я получил большую практику. Дело в том, что киномеханики — большие специалисты, но были все алкоголиками, прогуливали неделями. Это обстоятельство дало мне возможность изучить практическую электротехнику.

Летом мне была выдана путёвка в туберкулёзный санаторий на 21-ой версте (21 км) под Владивостоком на берегу Амурского залива. В санатории мне исполнилось 17 лет. В санатории я пробыл 1,5 месяца и решил ехать в Москву учиться.

 

Часть I. Детские годы. 1913 — 1931 гг.

Часть II. Учёба в Москве. 1931 — 1941 гг.

Часть III. Война. 1941 — 1945 гг.

Часть IV. Работа в КБ-11 и МИФИ-4.

Просмотров: 1 448

К этой записи 56 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Марина!
    ПРОШУ! Сделай, чтобы портрет на «иконке» был ПОЛНОСТЬЮ показан!

    1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

      Спасибо, Марина!
      Ты — ЛУЧШАЯ! 🙂

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Эти воспоминания, которые диктовал СЛЕПОЙ К. И. Панёвкин ВЗОРВУТ официальную «белую и пушистую» ИСАП (Историю Советского Атомного Проекта)!!!

    Я горжусь, что ИМЕННО МНЕ — Демидову Алексею — предоставилась возможность на сайте «СК» довести с помощью друзей эти воспоминания до широкой общественности РОССИИ!

    1. Михаил Ляпустин:

      Уважаемый Алексей Александрович!
      Предвидение событий поддерживаю. Вы не находите, что один мини-взрыв уже состоялся, как тест для широкой аудитории, макетирование контента?
      Читать, Вы это прекрасно понимаете,
      будут ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ люди.
      А здесь, в узком кругу, так сказать, уже состоялось «лабораторное испытание» того фронта, который откроется на ТВД — «Театре Военных Действий».
      Говорю так, пройдя многопрофильную жизненную школу, если показать Вам Трудовую Книжку. В том числе (01.11.2003÷03.02.2012) среди кадровых офицеров-сапёров и преподавателей кафедры «Инженерных войск» на Факультете Военного образования (ФВО) Южно-Российского Государственного технического университета (ЮРГТУ), бывшего Новочеркасского политехнического института. Редактировал и разрабатывал методики по разным военным дисциплинам. Знаю, что такое инженерно-техническое обеспечение военных действий. Не буду говорить, как это Ивановича. Он-то не в бирюльки в РФЯЦ играл, пройдя с честью две войны, выдержав множество административных войн, участвуя в очень важных для ИСАП экспериментах и научных разработках бок о бок с теми специалистами, которые теперь признаны во всём мире и высоко ценятся. А его воспитание, признаю, во многом позволило мне не только в Сарове трудиться на ответственных участках серийного производства среди своих бывших студентов, а впоследствии даже под руководством некоторых из них. Позднее участвовал в лётных испытаниях под руководством научных работников ВИИЭФ. Это была для меня Вторая ступень его Школы. Третью ступень прошёл как разработчик одной из подсистем упомянутого в комментариях ТМК для подготовки советских\российских космонавтов. Саров и Звёздный Городок сводили меня к сотрудничеству с военпредами. Так что не просто краевед и экстрасенс перед Вами и светлой памятью о К.И. Панёвкине.
      Подробности Ваших Биографий знаю, конечно, не слишком подробно. Но и того мне достаточно, чтобы относиться с Уважением к Вам.

      1. Михаил Ляпустин:

        Уважаемый Алексей Александрович!
        Школа, которую прошёл в редакциях саровских радиогазет (городская молодёжная, общезаводская – им и названия придумал сам, их подхватили. Знаю, что заводская и теперь его носит) сработала на подсознательном уровне. Готовил статьи для разных научных изданий, практически не получая замечаний от профессиональных редакторов. Поэтому случайно за-метил, что сайт проглотил несколько важных для контекста слов, и превратил мой контент в нелепицу. Имеется в виду фраза:
        «Не буду говорить, как это Ивановича». Я отправлял иное, а именно:
        «Не буду говорить, как это соотносится с научно-практической деятельностью Константина Ивановича». Искажена также аббревиатура «ВНИИЭФ», что вообще уводит читателя из моей саровской биографии. Я же привык стремиться к максимально возможному сжатию информации.
        Можно сделать вывод, что даже свои тексты (а, значит, и чужие) надо тут проверять, чтобы самому потом не объясняться. Ничего себе! Немудрено тогда встретить на сайте неких «краказябров». Перечитывать вынужден все комментарии свои. Чего следует ожидать от других публикаций у вас? Безответственности на этапах выпуска в свет? Нет уж, увольте в желании сотрудничать! И данный текст не прошёл с первого раза на сайт. Исчез просто.

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    «Мне и рубля не накопили строчки!
    Краснодеревщики не слали мебель на дом…
    И кроме свежевымытой сорочки,
    скажу по совести — Мне НИЧЕГО не надо»!
    Владимир Маяковский
    Вступление к поэме «Во Весь Голос»!

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Я был свидетелем, как мой Отец — Доктор наук — один из создателей современных термоядерных зарядов, сегодня охраняющих мирную жизнь России, трепетно и уважительно относился к Константину Ивановичу Панёвкину!

    http://sarpust.ru/2013/01/shestnadtsaty-j-v-sem-e-a-d-demidov-iz-pleyady-sozdatelej-yadernogo-shhita-rodiny/#comments

    При встрече с К. И. Панёвкиным на Проспекте Мира в Сарове (тогда Арзамасе -16) 80-х годов прошлого века, Отец неизменно раскланивался, приветствуя К. И., интересовался его здоровьем и желал ему долгие лета…
    Я как-то спросил Отца, кто это? Отец ответил, что это исключительно ЧЕСТНЫЙ и УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК, который стоял у ИСТОКОВ нашего Ядерного Центра и очень много сделал для его становления!

  • Михаил Ляпустин:

    Алексей Александрович! Доброе утро!
    Искреннее спасибо за Такую память о Константине Ивановиче. Мне (сразу после окончания НПИ – Новочеркасского политехнического института) довелось в 1960-63 гг. под его руководством работать старшим преподавателем электротехники в Мифи-4. Читал курсы «Общая электротехника» и «Микромашины». Поэтому характеристику, данную Вашим отцом Панёвкину, как и стиль его «научно-производственного» поведения (показанный в материале), могу подтвердить полностью. С ним было мне, молодому специалисту, очень легко трудиться рядом, всегда получал его точный совет по возникавшему сложному вопросу. Характер его в мемуарах представлен весьма выпукло и честно, без экивоков, двусмысленностей и увёрток в угоду «кому-то». Ведь тут – просто воспоминания, субъективные впечатления «непростого» участника событий,
    а не справка историка или отчёт краеведа. Думаю, согласилась бы со мною и Тутуджан Анаида Карапетовна – с ней мы работали в МИФИ-4.

    И добавлю. Летом 2016 г. по документам из семейного архива я готовил (по просьбе кафедры истории Московской ГосАкадемии Ветеринарной Медицины и биотехнологии, т.е. МГАВМиБ – МВА им. К.И. Скрябина) юбилейную статью о её выпускниках 1937 г. – моих родителях. Статья опубликована в 2016 году (ж. «Ветеринария, Зоотехния и Биотехнология», № 8, г. Москва и в ж. «Наука», № 4, КИнЭУ, г. Костанай, Казахстан). Упомянул там и о Сарове. При подготовке обнаружил и указал в тексте поразившую меня деталь. Алексей Константинович, мой отец, был утверждён 25.03.1940 г. в числе аспирантов как Сталинский стипендиат в одном и том же Постановлении Академии Наук и Совнаркома СССР, что и тёзка Скрябина К.И. Панёвкин (Вестник АН СССР, № 6).
    И ещё деталь – некролог Е.К. Завойского, среди других, подписал сын К.И. Скрябина, тоже академик.
    С уважением к Вашим поискам и находкам,
    М.А. Ляпустин, Новочеркасск

    1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

      Уважаемый Михаил! К сожалению не знаю Вашего отчества!
      Спасибо Вам за высокую оценку нашего коллективного труда!
      На нашем сайте есть материал — отчёт о ВЕЧЕРЕ к 100-летию К. И. Панёвкина!

      http://sarpust.ru/2013/10/panyovkin-konstantin-ivanovich/

      Тогда мы обратились ко всем УЧАСТНИКАМ мероприятия написать «по паре страниц» воспоминаний о Константине Ивановиче для БУДУЩЕЙ КНИГИ о нём!

      Может у Вас сохранились какие-либо фото о периоде Вашей работе на нашем Объекте! Будем Вам премного благодарны за участие в создании КНИГИ о К. И. Панёвкине с его ВОСПОМИНАНИЯМИ.
      Мой электронный адрес:

      AlAlDem@yandex.ru

      Пишите, будем на связи!
      С Уважением, Алексей Демидов, Саров, 19.12.2017 г.

      1. Михаил Ляпустин:

        Если говорить про книгу с воспоминаниями
        о К.И. Панёвкине, тональность комментариев могу смягчить за счёт изъятия эмоций личного плана.
        Они, эмоции, вспыхивали по мере анализа совокупности реакций на мой контент, не стану теперь скрывать. Позиции прояснились к 23.12.2017.
        Я ведь теперь «кавказский» человек, хоть и уральско-московско-саровского разлива(отец из Каслей).
        Не получилось бы этого в «кулуарах» e-mail’овскиx!
        Не обезсудьте.
        Доволен, что ни в чью сторону реверансов ни у кого
        не состоялось.
        С уважением к Вашей выдержке
        и к позиции патриота Сарова,
        Михаил Ляпустин

        1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

          Уважаемый Михаил Алексеевич! Доброе утро!
          Очень рад, что Вы решили «говорить про книгу с воспоминаниями о К.И. Панёвкине»! Значит будет положительный эффект!
          Появилась одна, на мой взгляд, очень позитивная идея!
          Я в общественном историческом объединении «Саровская Пустынь» с 2011 года, когда Администрация Города ликвидировала Музей «Саровская Пустынь». Мне (и не только мне) интересна «История Краеведения Сарова», как таковая. Может Вы сделаете такой материал — «История Краеведения Сарова — мой взгляд»?
          Далее — больше! Вы по праву являетесь Учеником К. И. Панёвкина, который совершил Гражданский подвиг, диктуя свои ВОСПОМИНАНИЯ, будучи совершенно слепым.

          Напишите свои ВОСПОМИНАНИЯ о своей ЖИЗНИ и ДЕЯТЕЛЬНОСТИ с иллюстрациями, коих должно быть у Вас большое количество!
          Уверен, Ваши ВОСПОМИНАНИЯ будут интересны и востребованы для молодого поколения нашей Родины, а не только для краеведов и Ваших родственников.
          Дайте ссылки на свои публикации в Интернете, которые Вы упоминаете в своих комментариях!
          С Уважением, Алексей Демидов, 23.12.2017 г., 9:50.

          1. Михаил Ляпустин:

            Уважаемый Алексей Александрович, добрый вечер!
            Об Уважении уже говорил Вам. И не отступаюсь.
            По роду сенсорных увлечений время от времени сверяю ощущения в сетевых гороскопах. Изредка они совпадают с интуитивом. Поэтому сегодняшний прогноз решил-таки послушать и прервать молчание, в которое погрузился на той ноте, которая в определениях «Не по теме, Ату его в рубрику
            Не могу молчать» прозвучала в отзывах дружного трио «Д-П-Г» 22 числа. На Большой земле, как в мою саровскую бытность определялась вся остальная территория Союза, несколько затруднительно сканировать, что творится вне сайта «СК». Особенно, если пришлось не впервые встретить клинический случай «краеведческой амнезии». Даже пометил себе в памяти: «Туда мне ходить особого желания поубавилось, и значительно».
            Я очень хорошо Ваши чувства понимаю относительно записи воспоминаний ослепшего (но далеко не слепого) Константина Ивановича. Значит, у него всё прожитое возникло перед внутренним взором, когда беседовал об истории своей, о родных, о стране, в которой жил. Собственное восприятие добросовестного очевидца передавать потомкам не менее ответственно, чем написание документа.
            Даже при совпадении с информацией от других современников. Его же перепроверять будут те,
            кто не переживал ситуацию, а лишь где-то что-то слышал, читал. О личной ответственности уже сказано в комментариях. Потрясение, подобное Вашему, но ещё и в научном плане, испытывал и я, когда пришёл на лекцию Саровского Великого Слепого. Он, по записям на доске 2х3 м, заполненной только формулами (жена подготовила), без единой погрешности в ссылках, с длинной указкой в руках, прочитал свою лекцию сотрудникам МИФИ-4 и всем, кто знал о ней загодя. Много позже весь город, знаю, гудел соболезнованиями этой чете, потерявшей сына в процессе подготовки его к вузовским экзаменам. Простите, это снова не по теме, однако, и отвлекает сосредоточенное на краеведении внимание. Ведь социум – это из другой области. Как и психология попутных ощущений.
            Позиция администрации «СК» мне теперь предельно ясна. Погружать в Такую атмосферу фотоархив свой, воспоминания не намерен. Весь период работы у К.И. Панёвкина был комсоргом МИФИ-4, затем в том же качестве был в СКБ «Авангарда». Трактовать
            по-своему будет в «СК», вижу, отнюдь не молодое поколение, и далеко не в духе воспоминаний, я же «из другой реальности» выходец. Из тех, кого зовут сейчас «Дети войны».
            Насколько мне известно, размещению в Сети удостоился (из упомянутых публикаций о родителях) только журнал «Наука» – он посвящён между-народной научно-практической конференции. Ссылку поищу и дам.
            Первую редакцию статьи (её и казахстанскую полностью согласовали со-авторы, а впоследствии секретариат МВА ни слова не изменил в моей вер-сии) могу переслать лишь по почте в виде издательского макета, полученного из Академии. Писал её по настоятельной просьбе кандидата исторических наук, регулярно с ним обмениваясь корректурами. Кафедра истории ВетАкадемии меня предупреждала, что предполагает материал этот поместить в юбилейную книгу, которую готовят в МВА. Т.е. это не записи для родственников. Давать статью, не попавшую в Сеть и выпущенную (100 экз) в Академии только для Учёного Совета И гостей Академии, не вижу смысла для «СК». Саров там упоминается только как одно из мест моей работы.
            В остальном ничего не обещаю, т.к. предельно занят материалом о деде Константине, который просят уже давно в «Каслинском альманахе» мест-ные краеведы, историко-художественный музей и местный храм. Особенно после моего посещения и пересылки тезисов.
            Именно к Вам остаюсь с уважением.

            PS. Что-то в пятый раз сайтом удаляется текст, который смею исправлять (разрывы слов, перестановки фраз), находясь на сайте. Прежде думалось даже, но молчал, что это в духе недовольных мною. Ан нет.
            Михаил Ляпустин

  • Михаил:

    Добрый день, Алексей!Толку-то в отправке моих обширных иллюстраций по Объекту, если опубликованы книги. А с моим отчеством как быть? Таким и отношение к моей информации ожидается?! Очень сожалею, но тест на корректность, спонтанно возникший, дал отрицательный результат. Более 14 часов мой отзыв на сайте висел с грифом «Ожидает проверки» (неприемлемая уставка времени реагирования). Игнорируется имя отца визави (показатель поверхностного восприятия контента). Коммуникация (как и выпуск значимой продукции) даже одну серьёзную ошибку оценивают необходимостью длительных испытаний, если не полным снятием вопроса. По крайней мере, на этом основаны успехи, которыми сейчас пользуются не только ваши специалисты. Так воспитали меня работа с К.И. Панёвкиным, 16 лет пребывания на Объекте с участием в госкомиссиях на полигонах, у изготовителей электрорадиоэлементов. Вспоминаю книгу американского автора с заголовком: «Теперь об этом можно говорить». И сожалею, оценивая ситуацию: «в доступе отказано». Та страна и с нашими космонавтами подобным образом поступала, вроде бы показывая работу своего Центра.
    Вынужден Вас разочаровать с перепиской.

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Уважаемый Михаил Алексеевич!
      Этот сайт модерируется только в вечернее время после работы, и если Вы послали свой комментарий в 7 утра, то он был прочитан админом только тогда, когда он пришёл со службы. Я не уговариваю, просто поясняю.

      1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

        Дорогой Михаил Алексеевич! Приветствую!
        Не надо писать на наш сайт «СК», который «модерируется»!
        Пишите мне на электронную почту, которая СВОБОДНА от всяких модуляций и модераций :):

        AlAlDem@yandex.ru

        Я её читаю ДАЖЕ НОЧЬЮ, и стараюсь отвечать на ВСЕ письма, коих ВЕЛИКОЕ МНОЖЕСТВО…
        Единственно,с 8-00 до 17 — 00, — я на ОСНОВНОЙ РАБОТЕ, где выход в ИНТЕРНЕТ, мягко говоря, затруднён… 🙂
        С Уважением, Алексей Демидов, Саров, 20.12.2017, 20:50

        1. Михаил Ляпустин:

          P.S/ Весь «каскад» этот появился после известия (21.12.2017 в 17:47) от В.Н. Ганькина: «Предлагаю посмотреть здесь материал о моём дяде, которого вы довольно хорошо (http://sarpust.ru/2015/06/pervy-j-kraeved-sarova/) знали; после чтения этого файла, где сказано: «Мы плавно подошли к главному делу его жизни – краеведению… Это осталось на всю жизнь и поначалу было главным стимулом в поездках по округе… В клубе он стал появляться с конца 1988 года, когда познакомился с организатором исторического клуба А.Агаповым через местного экстрасенса М.Ляпустина, а в сентябре 1989 года (когда Исторический клуб получил прописку в ДУ) сагитировал зайти туда и меня». По тому же основанию возник обмен (22.12.2017 в 05:52 и в 06:19) с Ал.А. Демидовым. Здесь уточнил именно Валерий сроки знакомства, считая меня жителем города. Из него я уехал, забрав архивы, в Новочер-касск в 1976 г. по неотложным семейным обстоятельствам. Надо было спасать мою овдовевшую тёщу, очень больную. С племянником В.М. Ганькина в метре друг от друга впервые в конце ноября 2013 г. мы встретились, когда 10 минут сидели на Маслихе у постели тяжело больного дяди. И столько же с ним ехали, но так и не познакомились, хотя он искал меня по поручению А.А. Агапова. Об этом эпизоде в Администрации города я рассказал после оформления моего гостевого месячного жилья.
          Такие вот дела и слова по их поводу.

          1. Валерий Валерий:

            Странное ощущение, что мы живём с вами в разных реальностях. И что я чем-то вас обидел, даже не будучи знаком с вами (по вашим словам). Смею напомнить, что вы были у нас дома на Ленина,6 задолго до 2013 года (лет за 7-8) и даже занимались диагностикой (по просьбе моего дяди) моей жены и сына. И благодаря этому, сын своевременно обратился к врачу и кое-что подправил в своём здоровье. Так что мы благодарны вам, что в этом обидного?! А по поводу 1988г. — при подготовке материала о дяде, я спросил Агапова, как они познакомились, и он сказал мне, что через вас. Даже если Агапов неверно вспомнил (сколько лет прошло), что в этом обидного? Для этого я и привёл ссылку на материал о дяде, чтобы услышать ваше мнение. Изложите свою версию, и я подправлю материал. Вот и вся недолга! По поводу вашего места жительства в 1980-годах я вообще ничего не писал (хотя знал) — зачем мне это в материале о дяде?! А то, что вы «местный» краевед — вы и сами пишете! Что здесь не так? Кстати, и дядя при жизни отзывался о вас очень уважительно. Или вас смутил заголовок «Первый краевед…»? Так дядя появился в Сарове лет на 15 раньше вас и по его словам, всегда интересовался краеведением. И у меня нет оснований ему не верить. Короче, я вообще не понимаю причин ваших «нападок» на меня. И общаться дальше в таком ключе нет смысла.
            Уважавший вас ранее, племянник своего дяди.

          2. Михаил Ляпустин:

            Разрешите сделать несколько уточнений.
            — Точку зрения (см. 23.12) числю так, что вроде выглядывают из-за угла, через щель, а может даже со шкафа. Когда как удобнее смотрящему. Правда, щель м.б. и в прицеле. Даже при толерантном подходе к жизни;
            — Мнение оппонента, считаю, сродни мнительности. Можно заглянуть в любимую Википедию, либо в другое толерантное собрание интересов;
            — Позицией оппонента считаю продуманное, выстраданное отношение, состояние базовых оценок, своеобразный фильтр (не путать только с цветными очками, в т.ч. по «цвету» исповедуемой политики, конфессии). Это к вопросу о том, что я не поклонник «систематизации». Но когда речь идёт о «системности», без позиции делать нечего. Говорю, пройдя школу «электронного моделирования» в приложении к тренировкам оператора сложных человеко-машинных систем. Когда сопрягаются,
            как в государственной экономике, т.е. взаимно балансируются, не только разнообразные ресурсы, но и технологии применения, временнЫе уставки.
            А вот насчёт «уважения к памяти К.И.Панёвкина», во-первых, как Вы разделите нашу полемику «один к трём» на «Здесь читать, а Сюда селёдку
            заворачивать». И, во-вторых, как надо понимать не «память К.И. Панёвкина» (о ней он своей диктовкой сказал), а собственно Ваш «пост» от 24.11 к Части II фундаментальной книги моего наставника. Там его Вы позиционируете человеком далеко не с Заглавной буквы. Да ещё и вводите сомнительного толка альтернативу типа «следующих траншей этой беллетристики». ТраншЕи-то роют кривыми не зря. Где уж тут разобраться по слова-рям? АккуратнЕй к своей фразе относиться надо! Потому и брал я в кавычки «племянника». Если что-то не нравится, особенно, когда мемуары дикто-вались, прошли редактора, прежде всего надо с редактором сверять контекст автора. Может именно так услышалось. А то получается, как в анекдоте:
            «Подумаешь Карузо – ничего особенного. Мне его песню мой друг напел». Вот здесь я и «не могу молчать» – Панёвкин К.И. ответить не может. И за Вашего дядю неловко. В Древней Руси обиходным было понятие «коса времён» (отслеживание мысли не только по логiке её связей, но и по хронологии), а буквица «i» своей точкой обозначала вИдение смысла в 10 лучах. Это как в аналого-цифровой технике вычислений.
            А если оппонент ещё и Близнец по знаку!!!
            И психолингвист…
            Всего Вам хорошего.

          3. Валерий Валерий:

            Извините, что не поставил ударение в слове «трАншей», а это слово (транш) имеет несколько другое значение, чем траншЕй.
            ТРАНШ (фр. tranche — ломоть, кусок, долька).
            Траншем называется часть ценных бумаг данного выпуска, размещаемая в рамках объёма данного выпуска — Википедия.
            Во избежание следующего трАнша (порции) учёбы от вас, сообщаю, что слово было употреблено в ироническом контексте.
            P.S. Из вашего отношения к моему предложению понятно как сильно вы уважаете память К.И.Панёвкина.

          4. Михаил Ляпустин:

            К посту В.Н. Ганькина в этой части Книги
            (от 26.12 в 18:29).
            По характеру «уважения к памяти К.И.Панёвкина, который к дяде особого отношения не имел» остаётся добавить, что именно НИКАКОГО не имел он отношения. Это если уж расставлять всё по своим местам.
            А вот к посту во 2-й части Книги (от 24.11 в 18:29), об который я «порезал себе ухо», пожалуй пойдём. В.М. Ганькин и Ваше родство тут абсолютно не причём, смею заверить. Передёргивание фактов тоже умею различать на фоне «уводящей» предвзятости. Это у Вас всегда такая путаница?
            Можете не отвечать, это не интересует меня.
            Искреннее Спасибо всем, кто читал нашу пикировку.
            До дискуссии она не дотянула, не тот предмет. Смысл заключался в показе и защите духовности. Здесь как раз всё состоялось нормально.
            По крайней мере, мой дед был бы доволен. Ведь его специальностью до 1917 г. была защита православной духовности с кафедры величествен-ного каменного Храма во имя «Вознесения Господня» в южно-уральском рабочем посёлке мастеров художественного чугунного литья, в Каслях.
            Чту его заветы, как и традиции Константина Ивановича Панёвкина.
            И всё равно остаюсь Вашим доброжелателем,
            зная итоги коллекционирования.

    2. Валерий Валерий:

      Здравствуйте, Михаил Алексеевич! Приветствую вас на нашем краеведческом сайте.
      Предлагаю посмотреть здесь материал о моём дяде, которого вы довольно хорошо знали: http://sarpust.ru/2015/06/pervy-j-kraeved-sarova/. Может у вас будут какие-то дополнения к этому материалу – оставляйте свои комменты либо там, либо на мою эл.почту – valery.sarov@mail.ru.
      P.S. Привет вам от моих домашних, у которых остались незабываемые впечатления от встречи с вашими полезными способностями.
      P.S. P.S. Не обижайтесь на сроки прохождения ваших комментов на нашем сайте – мы все этим занимаемся во время, свободное от домашних хлопот и основной работы. Которая (работа) у нас, к счастью для нас, да и для всей страны есть. А её специфика, известная вам, мягко говоря, не «поощряет» использование Интернета в рабочее время в личных целях.

      1. Михаил Ляпустин:

        Добрый вечер, Валерий!
        Насчёт обоюдного знакомства:
        «вы были у нас дома на Ленина,6 задолго до 2013 года (лет за 7-8)…» — В Сарове по приглашению Владимира бывал я трижды (2001, 2003, 2013). Указанная диагностика Вашего сына состоялась в 2003 г., и я сегодня действительно рад, что помог. «Жизнь в другой реальности» касается 2013 г., времени «койкосидения», когда Вы не узнали меня (такое ничем не задевает). Странным было иное. Ваш дядя, недели за 2 до его перевозки в больницу мною (?), известил, что есть поручение Вам поиска меня. Потому что уже в 1-е дни посещения записаны (В.Зотовой для объединения «СК» и радио «Авангард») мои краткие воспоминания по краеведению. Инициатива исходила из Горадминистрации, где оформлялся приезд. Это несложно Вам найти. Практически ежедневно посещая Владимира, поддерживая морально, я не очень стремился к искомой встрече. Теперь очевидно – «притворился невидимкой». Потому что за полчаса нашего контакта (в палате, на лестнице Терапии, по дороге до Вашей парковки, в машине) Вы ни одним словом не проявили желание узнать, кто же посещал тогда Вашего дядю. Подобная самоуглублённость – не редка, о том сказал я по поводу «незнакомства». Обижаться ли на это? Нелепо. Озвучена констатация факта. Да, после того эпизода уехал я из Города дней через 10. Агапов тоже не нашёл меня, зная, что я «где-то рядом». Тоже «другая реальность»?
        Осенью 1988 г. был какой-то попутный, что Ваш дядя согласовал со мною, заезд Агапова и Подурца в Новочеркасск. Вот это действительно 2-я реальность. Потому как напрочь оба запамятовали. Зато увлекли знанием исходных данных моих целый коллектив «СП».
        А в моей поездке 2003 г. Агапов привёл целую группу поддержки для «опасной» (судя по 2001 г.) встречи со мной. Вашему дяде не захотелось быть её свидетелем. Собрались в тесной подвальной комнатке бывшего вытрезвителя у башни (симптоматично!?). Групповой опрос больше походил на допрос, но закончился друж-ным нанесением автографов на подаренный мне плакат. Такова история.
        Насчёт фразы «вы «местный» краевед». В тексте о Вашем дяде говорится иное. Что тут непонятного теперь для корректировки этого Материала, который в ОСТАЛЬНОМ понравился мне? Суммой комментариев я всё сказал. Интерес к новой для него структуре знаний о крае, изложенной в цеховой лекции, и привёл дядю ко мне.
        Но границами у него были поиски подтверждения легенд о кладах, что поначалу меня чуть не оттолкнуло. Поездками по окрестностям (грибы, книги) тогда интересовались многие жители. Вопросы аудитории во многом основаны были на этом, а тут ещё и клады!
        Меркантильностью никогда не увлекался. И причём здесь «вЕдение края», поиск артефактов бытовой и культурной истории населения?
        Вы меня «принудили» к откровенности, чем я реально доволен. Потому что собрание Ваше, построенное в ключе профессиональной фалеристики, да ещё и сугубо тематическое – это Нечто, как выражают люди свои ощущения! Коллекционированием (марки, значки, открытки, нумизматика, книги) увлекали меня с детства. И вылилось это в краеведение уже в Сарове, где по условиям 1960-х документально знать об истории никто не имел возможности. В том числе по линии городского музея, где краеведение сводилось к природо-ведению самого общего плана. С моим отъездом это повторили – «приметы местности» надёжно изъяты, в т.ч. с участием тестя Агапова, как узнал позднее. Остались разговоры, это сказали гости 1988-го.
        Позднее, уже в 2010-х, мне стало понятно и другое. Оказалось, мой дед уже полвека чтился как краевед Каслей, города, выросшего между Снежинском и Озёр-ском из посёлка чугунолитейщиков. Писал и обеспечил передачу потомкам дореволюционной «Летописи» селения и его центрального храма. Так узнал, что родовую традицию возрождаю, занявшись краеведением.
        Такова «моя версия» собственной жизни, уж не обезсудьте. Именно работа в Сарове приучила меня к возможности проверки изложения мысли.
        извините, что кратко не получилось.

        1. Михаил Ляпустин:

          По Вашему примеру ставлю на текст всех своих комментариев авторский знак, т.е. копирайт @, что не исключает администрация «СК». А то как знать, их использование может оказаться разным.

          1. Валерий Валерий:

            ???
            Никогда не ставил на своих комментариях к каким-то материалам знак копирайт — приведите пример, если несложно. Ставлю его только на своих самостоятельных материалах

        2. А. М. Подурец А. М. Подурец:

          Михаил Алексеевич,
          Вы меня продолжаете с кем-то путать. Не был я у вас в Новочеркасске. НЕ-БЫЛ.

        3. Валерий Валерий:

          Сначала не хотел более полемизировать с вами, но несколько более сдержанный тон вашего последнего коммента позволяет мне вам ответить.
          Рад, что вы вспомнили ваш визит к нам, а то я уже начал подумывать не приснилось ли это всей нашей семье – троим сразу?!
          Не понятно, почему вы решили, что в 2013г. я вас не узнал? Потому что не бросился вас обнимать? Так мы не настолько знакомы были. Ведь даже и вы первоначально сообщили на нашем сайте, что мы не были знакомы до 2013 года, пока я не напомнил о вашем визите к нам. Кстати, и до этого визита мы пару раз виделись с вами в обществе моего дяди, правда мельком. Вы это похоже подзабыли, а вот я вас помню.
          Теперь насчёт вашей теории заговора — впрочем, ей свойственно придерживаться многим, выросшим в эпоху тотального централизованного контроля. После этого трудно привыкнуть к мысли, что может быть как-то иначе. Тем не менее, как очевидец, информирую, что Историческое объединение Саровская пустынь создавалось исключительно на добровольной основе – на основе общности интересов и без ожидания личной выгоды, поэтому его председатель А.Агапов не мог никому диктовать, что им делать и против кого (как и мы ему). И в частности, он не «поручал» мне вас найти, а только интересовался, как можно с вами связаться, зная, что мой дядя поддерживает контакт с вами. О чём я дяде и сообщил.
          По поводу статьи о моём дяде – рад, что она в ОСТАЛЬНОМ вам понравилась. Из всех ваших довольно обширных рассуждений по поводу того, что всё же вам не понравилось в ней, я не без труда (но мне кажется, что правильно), сделал вывод, что вы предлагаете добавить при упоминании в ней о вас ещё одно слово – краевед. Это вполне соответствует моим сведениям о вас, поэтому я это сегодня и сделал – подправил слова в своей статье на «местный экстрасенс и КРАЕВЕД М.А.Ляпустин» (можете убедиться в этом на сайте). Замечу, что я, давая вам ссылку на эту статью, думал, что вы просто оставите свои соответствующие предложения в комментах к ней. Правда, это не было бы так эффектно.
          В любом случае, всегда интересно выслушать альтернативную точку зрения, только бы ещё без отрицания права другим иметь свою.

          1. Валерий Валерий:

            P.S. Перед отправкой этого коммента перечитал его, подумал, что получилось несколько резковато и хотел смягчить тон. Но ошибся и случайно нажал «Отправить».
            Так что отправил неподправленный вариант. Впрочем, зато получилось искренне — уж не обессудьте.

          2. Валерий Валерий:

            P.S. P.S. Спасибо за высокую оценку моих Каталогов по фалеристике. Два года пытаюсь издать их в издательстве ВНИИЭФ (которому посвящено большинство из них), но там, по-видимому, другое мнение об их нужности

  • Михаил Ляпустин:

    Добрый день, Алексей Михайлович!
    Ну, слава Творцу! Хоть слабенькое, но появилось пояснение. Иначе пришлось бы думать – вы все дружно выехали куда подальше. Судя по времени Вашей реакции – 17:30 можно считать моментом включения «шахматных часов» для партии, которую Вы разыгрываете, заменив моего прежнего визави.
    Но тогда арифметика почему-то выдала модератору аж 4 часа на проверку легитимности моего письма (7.30+14=21.30).
    Да визави потратил после разрешительной команды ещё 2 часа на то, чтобы «не осилить» мои 20 строк (это об отчестве). С Вашим пониманием времени (я не уговариваю) Вы мне отказывали однажды в публикации об архивах монастыря.
    До боли знакомое повеяло: дух Отца-Основателя «Саровской пустыни-СП», где в словах любезность, на душе скабрезность. Помню, как «мыслию по древу» растекались 2 молодых искателя ключей доступа к источникам Сарово-Градо-Сатисской документации. Видит Бог, не хотел этого писать. Так что извините. Не Вы ли с А.А. Агаповым были в конце 1980-х здесь, у меня, где сейчас всколыхнули «пласты»? Получив исчерпывающие данные, пачку фотокопий, селения и структуру дальнейших поисков, оба постепенно стёрли, подправили носители своей био-логической памяти. Подумаешь, какой-то удалённый краевед есть. Ни словом в публикациях не заикнулись, откуда всё пошло. А потом и вовсе скромно стали «перво-открывателями». Значит, по сути беззастенчиво присвоили мой 13-летний труд краеведа и городского лектора (в 1963-76 регулярно жителей извещал, их детей, работников 1 и 2 производств о краеведческих раритетах). Вас-то среди них ещё не было. Но в Сеть 2002 года подробные данные о моей находке монастырского архива попали. Это после вашей «исторической конференции», когда мы с Вами встретились вторично, а пана Толю никто и нигде так и не мог найти. Вижу, напрасно Вы сейчас «встряли». Даже до извинений Вы и сподвижники по СП не дотягиваете
    в самой своей сути? Гордость не велит? Десятилетия показали. Не та духовность у блюстителей духовно-научной нравственности «нынче» в моде. Может и мой комментарий смело удалите, отмодерируете? Тогда подвигнете его к размещению на других ресурсах. Сеть большая. В ней – несколько моих произведений о Сарове уже давно читаются. Придётся публиковать и подробности с коллекцией старинных карт, и что-нибудь ещё по вашим архивам и спаррингу.
    Пока что остаюсь Вашим доброжелателем.
    Михаил Ляпустин

    1. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Михаил Алексеевич!
      Я никогда не бывал у Вас в Новочеркасске и никогда не получал от Вас никаких материалов. Поэтому мне не за что перед Вами извиняться.
      О Ваших претензиях я слышу впервые и, честно говоря, не знаю их причин. В Сарове, мне кажется, мы действительно встречались — нас, если не ошибаюсь, знакомил В.М.Ганькин.
      Пока тоже остаюсь Вашим доброжелателем.
      С уважением, Алексей Подурец

      1. Михаил Ляпустин:

        Добрый день участникам высказываний!
        Расставляю что надо «над i». Зря дал В.Н. Ганькин ссылку на свой материал о дяде, существенно сократив мне поиск подобных данных. Прикрыть бы получше посылы свои от «постороннего» взгляда заинтересованной аудитории? Никак нет, фальсификацию событий!
        А воинственная его неосведомлённость о том, где и когда я занялся экстрасенсорным приложением знаний чего стоит! Для справки: в 1989 г. его мне показал генерал авиации И.Н. Почкаев, беседуя в Звёздном Городке (ЦПК). Системное восприятие в ОКТБ «Орбита» прививал мне В.Е. Шукшунов, известный теперь в бывшем МИФИ-4, когда я разрабатывал и внедрял (1976\~85) одну из подсистем тренажёрно-моделирующего комплекса (ТМК) для человеко-машинной подготовки космонавтов. Теперь вижу: именно потому и призывали меня тут пользоваться для высказываний по истории краеведения через личный адрес e-mail, что Валерий знал, «чьё мясо кошка съела», а чьё «под хвостом» держит. Психологический инструментарий у человека таков, что чужое видится преимущественно сквозь фильтры личного. И никуда нам «не деться от этого», как поют.
        Подозревая мемуары в траншейной (или траншевой? – снова двоякость) утилизации чужих воспоминаний, т.е. внедряя читателям абсурдную мысль о Токамаках, нетрудно и К.И. Панёвкину приписать меркантильную мотивацию. Двойные стандарты свои высветил «племянник первого краеведа» уже далеко не сегодня. А в статусе именно «одного из первых» как раз Д.А. Балашов – наиболее обоснованная фигура. Такое кредо городские исследователи ещё не разрушили. При всех неоспоримых заслугах, В.М. Ганькин краеведение подхватил исключительно в моИх поисках где-то в 1965\7 годах. Выходит, «все эти разборки» не в конкретный брошены огород, а системно подготовлены? Из единого стиля всех моих оппонентов это великолепно видно. Я же ещё и психолингвист, а не «просто Белинский» (инициал Валерия прошу не путать с Виссарионом). Пришло время осознать, что политическая ангажированность налицо. Встреча моя, по письменной просьбе В.М. Ганькина, с А.А. Агаповым и М.А. Подурцом была в Новочеркасске. Не мудрено, что это забыто, из каких бы источников знать номера архивных дел Саранского госархива, которые найдены в ноябре 1963 и куда стали ездить в 1980-х уже группой, когда привлекли В.М. Ганькина?

        1. Михаил Ляпустин:

          Цитирую: «Никогда не получал от Вас никаких материалов». А зачем же писал в 2002 г.
          А.М. Подурец при подготовке материалов
          «IV исторической конференции» Сарова, что его e-mail о просрочке подачи моего исходника у него на компьютере не читается?
          На этом, пожалуй, и поставим точку в дискуссиях.
          А то утомили они «СК» до того, что желание появилось переместить их подальше.
          Остаюсь в благожелательном расположении к прежним своим посетителям.

          1. Михаил Ляпустин:

            Подлинно эффективные и конструктивные контакты возможны лишь при восстановлении памяти о прежних реалиях. И соответствующих шагах.
            А Ваши поиски, находки мне очень импонируют, это так и есть.
            Их действительно уважаю.
            Михаил Ляпустин

  • Ткачёв К. И.:

    Цитата: «Летом мне была выдана путёвка в туберкулёзный санаторий … В санатории мне исполнилось 17 лет. В санатории я пробыл 1,5 месяца …».
    Интересно, а при царе-батюшке, смог бы Константин Иванович крестьянский сын, попасть в такой санаторий? А какие возможности сейчас у крестьянских сынов в плане санаториев? Короче говоря, от чего ушли, к тому и вернулись.

    1. Валерий Валерий:

      В 1937-38 годах были безвинно репрессированы около 2 МИЛЛИОНОВ человек. Почти все они были позже реабилитированы. Правда, вот такая «мелочь» для некоторых — почти 500 тысяч из них погибло (в том числе, от туберкулёза — правда в других «санаториях») и никогда не вернулись в свои (в том числе в крестьянские) семьи! «Интересно, а при царе-батюшке, смогли бы они (в том числе и крестьянские сыны), попасть в такие «санатории»»? «А какие возможности сейчас у крестьянских сынов в плане (сталинских) «санаториев»»? Впрочем, это риторический вопрос для человека, который поддерживает известный фашистский лозунг «цель — оправдывает средства».

      1. Ткачёв К. И.:

        Все 2 млн. безвинных? Не худо бы сейчас кое-какую мразь из верхних, средних и нижних эшелонов отправить в соответствующие «санатории». Вот, только, лет через 70 — 80 их по хрущёвски реабилитируют и объявят безвинными.

        1. Валерий Валерий:

          Понятно, т.е. ты вопреки всем фактам, официальным! данным и исследованиям историков-архивистов (в т.ч. академиков) не веришь в их невиновность. Ты считаешь, что КПСС так просто было признать свои ошибки (а точнее, преступления) в 1950-х годах? А ты умнее их всех? Или же же ты годами лазил в архивах и собирал сведения о них? Тогда будь добр, представь обществу результаты своих научных «исследований»! А, у тебя их нет? Тогда лучше помалкивать о своих симпатиях тиранам и их человеконенавистническим методам!
          P.S. А представляешь, твои родители попали бы под эти репрессии по чьему-нибудь ложному доносу? Не было бы не только тебя и, соответственно, всей нашей дискуссии. Но и твоих детей! И твоих внуков! Или это тоже — мелочь, «издержки производства»?! Расскажи это им всем, что ты готов пожертвовать ими ради какой-нибудь идеи. Вот они «обрадуются»!

          1. Ткачёв К. И.:

            О-о-чень убедительно, особенно про то, что «не было бы … тебя …».
            Ты что, не понял моего вопроса? «2 млн. безвинных?» – т. е. поголовно?, все до одного? Я не имею ввиду безоговорочного отрицания посадок безвинных, они были во все времена, в том числе и в наше. Я против такой огульности. Кстати, а кто эти «историки-архивисты»? У тебя есть фамилии? И ты можешь «представить обществу результаты своих научных исследований» по ХРУЩЁВСКОЙ реабилитации, который пыжился изо всех сил, чтобы представить себя обществу белым и пушистым, и по указаниям которого в архивах уничтожались изобличающие его, документы?
            Я знаю, что ты всеми фибрами ненавидишь, как ты её называешь, «совковую» власть, и ни смотря, ни на что, останешься при своём мнении. Хотя высшее образование смог бы получить при царе-батюшке, оставшись в детстве без отца? А ещё я знаю, что тебе мила нынешняя власть и, тем не менее, всё-таки, как же с сегодняшней мразью во всех эшелонах или она (эта мразь) тебе тоже мила?

        2. Валерий Валерий:

          Не приписывай мне СВОИ слова и убеждения! Я НИКОГДА такого не говорил. Это у тебя всё выкрашено только чёрно-белым цветом — раньше всё было хорошо, а сейчас — всё плохо. Я, наоборот, всегда говорил, что и тогда, и сейчас было и так, и так. А вот что действительно я говорил, что по ИНТЕГРАЛЬНОЙ (посмотри словарь) оценке при всех наших сегодняшних проблемах сейчас всё-же лучше! Если для тебя это одно и тоже — это только ТВОИ проблемы! Не позорься принародно! Логика никогда не была твоим «коньком»!
          Насчёт получения высшего образования в царское время — да, было бы сложно. Но и при сталинском режиме это было непросто. Открою тебе большую тайну (советская пропаганда это замалчивало) — до так нелюбимого тобой (да и мной тоже) Хрущёва высшее образование было ПЛАТНЫМ! Открою тебе ещё большую тайну — и образование в 9-10 классах было ПЛАТНЫМ! Хотя плата была и не очень высокой — но БЫЛА!

        3. Валерий Валерий:

          А теперь по репрессиям — см. например Википедию https://ru.wikipedia.org/wiki/Сталинские_репрессии.
          Согласно справке (ещё 1954! года – прим. автора), подписанной Генеральным прокурором СССР Р. Руденко, министром внутренних дел СССР С. Кругловым и министром юстиции СССР К.Горшениным, всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием (а это всё неконституционные, т.е. незаконные органы – прим. автора), Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642 980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек, к ссылке и высылке — 765 180 человек.
          Всего в 1918—1953 гг., по данным анализа статистики областных управлений КГБ СССР, проведённого в 1988 г., органами ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ были арестованы 4 308 487 человек, из них 835 194 расстреляны
          Репрессиям подвергались и члены семей осуждённых, которые могли проходить по документам не как осуждённые за «контрреволюционные преступления», а как «социально опасные» или «социально вредные элементы» (в эту категорию включались и некоторые другие лица, репрессированные по политическим мотивам). Кроме того, официальная статистика подобных репрессий принципиально неполна, поскольку были массовые казни, которые не включались ни в какую статистику, например Катынский расстрел (21 857 человек).
          Всего жертвами террора за советский период, по данным международной организации «Мемориал», стало от 11—12 до 38—39 млн человек. Из них:
          • 4,5 — 4,8 млн человек были осуждены по политическим мотивам, из них расстреляны примерно 1,1 млн, остальные попали в ГУЛАГ;
          • не менее 6,5 млн подверглись депортации (с 1920 года, когда были депортированы 9 тысяч семей пяти казачьих станиц (45 тысяч человек), до депортации 1951—1952 годов);
          • примерно 4 млн были лишены избирательных прав по Конституции 1918 года (более миллиона) и постановлению 1925 года (по которому в эту категорию включались члены семей);
          • примерно 400—500 тысяч было репрессировано на основе разных указов и постановлений;
          • 6—7 млн погибли от голода 1932—1933 годов;
          • 17 961 тыс. человек стали жертвами так называемых трудовых указов (изданы 26 июня 1940 года, отменены в 1956 году). («колоски» и опоздания на работу – прим. автора).
          • Итого от 39 361 тыс. до 40 761 тыс. репрессированных.
          А что в царской России? С 1825 по 1905 годы по политическим преступлениям было вынесено 625 смертных приговоров, из которых только 191 был приведён в исполнение, а в революционные годы — с 1905 по 1910 год — было вынесено 5735 смертных приговоров по политическим преступлениям, включая приговоры военно-полевых судов, из которых приведён в исполнение 3741 приговор.
          (Арифметику не подзабыл – тогда сравни масштабы! Или слабо?! Ведь ты, видимо, считаешь, что если факты не подходят к твоим сталинским убеждениям – то тем хуже для этих фактов! – прим. автора)
          Интересно, есть УМ, ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ у того, кто всё это не только одобряет, но и фактически призывает сейчас возродить всё это?!

          1. Ткачёв К. И.:

            Не надо мне приписывать не существующих у меня убеждений – «у тебя всё выкрашено только чёрно-белым цветом — раньше всё было хорошо, а сейчас — всё плохо». Не всё хорошо и не всё плохо. Вынуждаешь меня говорить словами Ильфа и Петрова о происхождении граждан. В очередной раз спрашиваю: «Так все до одного безвинные или всё-таки хоть кто-то да нашёлся виновный?». Молодец, что не поленился провести свои «научные исследования», хотя из них ответа на этот вопрос не вытекает. Ты, как образованный человек, должен понимать, на чью мельницу льют воду разные там, тем более, международные, «Мемориалы», у которых репрессировали то ли 11, то ли 39 млн. человек, а если смотреть ниже – то ли 40761 тыс. Так, сколько же всё-таки? Если эти ревнители справедливости такие правдивые и скрупулёзные, то почему такой разброс? Ты позоришь меня отсутствием логики, а где же тогда твоя «железная» логика? Ты любишь официальные данные. Так вот в войну погибло 27 млн. человек. И ты знаешь, что в России редкая семья без своего павшего героя. А тут свыше 40-ка млн. репрессированных, и где же они? Их в каждой семье должно быть не по одному.
            Всё выше сказанное мной, ЕЩЁ РАЗ ПОВТОРЯЮ, не означает полного отсутствия репрессий (как ты считаешь). Да, они были. Но, твой огульный подход к этому вопросу здесь не уместен. И не надо взывать к моему уму, чести и совести – здесь ты переборщил не только с пафосом, а ещё и с моим отношением к этому. Я тебе про мразей во власти, а ты мне приписал поголовные репрессии.
            По поводу платного образования. «Большой тайны» мне открывать не надо, я её знаю. И что? С твоих слов – вот ведь какая эта «совковая» власть, и образование при них было платным! А ты сравни ту плату с нынешней, по отношению к зарплате простых граждан и везде ли была эта плата? Моя мама, шестая в семье, из деревни поступила в 53-м в институт, без какой бы то ни было платы, и все пять лет учёбы жила в общежитии бесплатно, и не брала у родителей ни копейки. И её старшие сёстры с братом не остались без образования.
            Наш с тобой спор ничего не даст и не решит – друг друга мы всё равно не переубедим.

          2. Валерий Валерий:

            Опять ты искажаешь мои слова, да и начал просто подтасовывать факты. Видимо, других способов доказать другим, да и самому себе, свою правоту не осталось! После прочтения твоего последнего коммента возникло стойкое «дежавю». Но никак не мог понять, где же с чем-то подобным встречался. Потом перечитал и другие твои комменты и тут меня «озарило». Ты уж извини, но вспомнился давний американский фильм (впрочем, их нынешних я практически и не смотрю) «Тупой, ещё тупее». А по-русски это звучит чуть лучше – «Я ему про Фому, а он мне про Ерёму». Не думал, что тебе придётся всё «разжёвывать»! Неужели я стал бы сам! приводить различные цифры репрессированных, если бы спор шёл о точных цифрах?! Я специально! привёл различные оценки, чтобы ты понял, что этим занимались совершенно разные люди (с разными методиками подсчёта), но ВСЕ они признают просто ЧУДОВИЩНЫЙ масштаб репрессий – миллионы человек! Понимаешь, миллионы!!! А для тебя важны не искалеченные человеческие судьбы, а лишь разница в цифрах – 11 или 39 млн. Смерть одного человека – трагедия, за это судят. А для таких, как ты, это просто статистика и тебя волнует просто несовпадение цифр разных исследователей! И эту смерть миллионов невинных ты готов не просто оправдать, а вознести тирана! И почему? А потому, что «цель оправдывает средства»! Чем ты тогда отличаешься от другого любителя этого лозунга – недоучившегося художника, потом ефрейтора. Да, два тирана воевали друг против друга, но принцип исповедовали один и тот же. Только один убивал евреев, цыган и славян ради величия своей нации, а другой под прикрытием коммунистических идей репрессировал представителей любого народа (да и целые народы) ради упоения собственной властью. И слава богу, что в войну его интересы совпали с интересами всего нашего героического народа, который ценой огромных потерь заплатил за «ошибки» недоучившегося семинариста, взомнившего себя генералиссимусом (Суворов в гробу, наверное, перевернулся). А вот в психологии он был действительно гений – злой гений. И сумел запудрить мозги миллионам таких, как ты. Другой такой грузинский «гений» даёт сейчас концерт на Украине, запудривая мозги отчаявшимся от экспорта «либеральных» реформ украинцам и подтверждая старую истину – всё повторяется потом в виде фарса.
            P.S. А насчёт мразей во власти – этим сейчас начали заниматься соответствующие органы (не слышал?). Только на основе закона, а не массовых репрессий, как хотелось бы таким, как ты, любителям простых решений — типа одного литературного героя, предлагавшего не думать, а «взять всё и поделить».

          3. Ткачёв К. И.:

            Ну, о-о-чень красноречиво! Я уже было подумал, что с обеих сторон все аргументы исчерпаны и пора переходить каждому к своему делу, но не тут-то было. Ты всё не унимаешься. Прямо из меня какого-то монстра сделал. Мне теперь только не хватает коротких усиков под носом, да косого чуба. Наверное, придётся загримироваться, а то люди на улице узнавать перестанут. Ну, всё, теперь можешь лечь спать с чувством выполненного долга. А ответа мне осталось ждать не долго.

          4. Валерий Валерий:

            Не преувеличивай мои скромные способности, ты сам себя «сделал». Я просто обратил внимание на то, что ты оправдываешь осуждённые всеми «людьми доброй воли» необоснованные сталинские репрессии якобы благой целью. То есть, что если идея хорошая — то за неё и убить невинных хоть и не хорошо, но всё же допускается. Мол «лес рубят — щепки летят». Но люди — не щепки и мне ближе (хотя и не до конца) утверждение Достоевского, что «гармония мира не стоит слезинки замученного ребёнка». А сколько их тогда было пролито!
            А в чём с тобой согласен, это что хватит дискутировать и пора переходить каждому к своему делу — в наши года многим уже трудно воспринимать логику и корректировать годами сложившиеся убеждения

          5. Ткачёв К. И.:

            Ну, прямо, беда мне с тобой! Где и когда я «оправдывал осуждённые всеми «людьми доброй воли» необоснованные сталинские репрессии…»? По-моему это плод твоего больного воображения. Вспомни начало нашего разговора – вроде бы я там никого не репрессировал, а затронул сугубо мирную тему. Но ты, будучи всегда в своём «амплуа», не приемлешь одностороннего взгляда на какую бы то ни было тему. Т-а-а-к, если он затронул тему санатория, то ОБЯЗАН говорить и про сталинские «санатории», а то, ишь, оправдывает миллионные репрессии. Валера, так и быть, уговорил, не стану расстреливать тебя и твою родню, живите долго и счастливо!

          6. Валерий Валерий:

            А с тобой беда криво! То предлагаешь закончить дискуссию, то опять её начинаешь — что-то, видимо, тебя всё-таки гложет. И это внушает некоторый оптимизм.
            И спасибо за твоё «великодушие» к моей семье — век не забуду! Ещё бы признал того, кто был идеологом и организовал незаконные репрессии, преступником. Но это вряд ли! Это же твой кумир. Ты же, похоже, считаешь, что не народ выиграл войну, а он. И про цели какие-то хорошие говорил. А, значит, можно простить убийство миллионов невиновных людей.
            А насчёт твоего якобы «непонимания» причины моего ответа на твой первоначальный коммент — ты же не просто констатировал факт, а сам задал провокационный вопрос: «Интересно, а при царе-батюшке, смог бы Константин Иванович крестьянский сын, попасть в такой санаторий? А какие возможности сейчас у крестьянских сынов в плане санаториев?» Вот я и стал на него отвечать и сравнивать. Что ты хотел, то и получил! Какие могут быть претензии?!

          7. Ткачёв К. И.:

            Цитата: «Что ты хотел, то и получил!». Видит Бог, я этого не хотел!

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Алексей Михайлович!
    А не «переместить» ли нам «все эти разборки» на страничку «НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ»?!
    ПОДУМАЙ!
    Мне эти «разборки» в материале К. И. Панёвкина ТОЧНО НЕ НУЖНЫ! 🙁

    1. Михаил Ляпустин:

      Доброе утро, Алексей Александрович!
      Очень сожалею и сочувствую, но удаление теперь даст обратный эффект. «Все эти разборки» прошли в ракурсе взглядов Константина Ивановича Панёвкина. Их-то усвоил за 5 семестров под его руководством я крепко. Модерация таких «модуляций», которых и не терпел мой наставник, будучи поборником принципиальности, теперь лишь добавит интерес успевших текст прочитать.
      А их около 130 человек, вшестеро больше, чем по остальным частям книги. Да и читали ответы не только после рабочего дня – это было хорошо видно, мониторил, могу прислать статистику. Признаться, вовсе не ожидал того, что получилось. Отдельное спасибо участникам комментариев по теме духовности. Очень помогли.
      И краеведение тех лет благоприятствовало (если честен был с людьми) получению объективной картины жизни. При критическом отношении к социуму, естественно.
      Михаил Ляпустин

  • Михаил Ляпустин:

    Ведь я в реальном времени учился у К.И. Панёвкина быть специалистом, а не «оценщиком» из другой психологической эпохи. Это и на производстве давало добротный результат.

  • Валерий Валерий:

    Алексей Михайлович! А не переместить ли действительно все «разборки» — и мои с Костей, и ваши с Михаилом Алексеевичем (кроме его первого коммента — он по теме материала) на страничку «Не могу молчать». Это технически возможно?

    1. Валерий Валерий:

      Поясню для всех — исключительно потому, они не относятся к теме данного материала и отвлекают от его обсуждения. Для таких «разборок» и была создана страница «Не могу молчать».

    2. А. М. Подурец А. М. Подурец:

      Я посмотрел — это, по-видимому, возможно, но трудозатратно. Надо скопировать, потом разместить под собственным именем, потом поменять авторство. Ну его…
      Проще грохнуть. Но пока не хочется.

      1. Михаил Ляпустин:

        Спасибо за великодушие! Ведь «все эти разборки» проведены мной «по-панёвкински», т.е. как иллюстрация воспитанного им стиля мышления, усвоенного при многодневном общении с ним, руководителем молодого специалиста, преподававшего технические знания работникам первого и второго заводов. И это можно маркировать понятиями «не в тему», отвле-кают?
        Причём здесь рубрика «Не могу молчать»? Значит, в ней досужие разго-воры?
        И что, лучше на других сетевых ресурсах мне опубликоваться?
        Этот – лично ваш, коммерческий? Причём здесь память о К.И. Панёвкине?
        Но ведь акценты придётся переставлять, усиливать.
        Не доводите до греха.
        Да, К.И. Панёвкин резок не был. Но тут ситуация иная сложилась. И время пришло иное…
        Не уговариваю, а поясняю, как и Вы.

        1. Михаил Ляпустин:

          Алексей Михайлович!
          И ещё спасибо за подсказку, а то я так раньше и делал. Не зная…
          Но, всё попортил искренний племянник «первого»
          краеведа В.М. Ганькина.
          А то я уж было пошевелил память коробок с десятками метров фотоплёнки, отснятой в поездках с ним
          не по теме этой книги о богатой и светлой биографии Константина Ивановича Панёвкина.
          В наше время цифровые камеры почему-то
          не применялись.
          Почти все маршруты Володя потом и показывал группе энтузиастов, о чём извещал меня. Поскольку мы довольно скоро после знакомства стали друзьями.
          По ним-то я и верстал планы поездок, повторенных
          им через 27-30 лет для группы «СП». У дяди «своего племянника» была отличная память всегда. Изредка он скупо делился личными огорчениями. Но Мой фотоархив сохранил только планы «трекера» краеведческих поездок. Иногда успевал и «проводнику» отпеЧАТать
          что-то. Поначалу эти кадры не очень увлекали Володю. Они были отнюдь не по его профилю, не кладоискательские.
          Частью своих материалов по его просьбе я и передал паре саровских гостей, но не жалею, как патриот Сарова. «Теория заговора» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Теория_заговора)
          появилась в ЧАТах (дающих современному интеллекту пищу, мотивы) позднее, когда уже крыть было нечем в нечестной игре с умами людей. Отданные, как выяснил много позднее, в чуждые руки мои планы
          не только в их публикации воплотились. Я же твёрдо лишён был до 2000-х всякой возможности выхода в печать и откровенную переписку. Намётки мои
          довольно глубоко реализованы теперь во благо жителей Города, желающих и сегодня познавать историю уникального края.
          Это прекрасно!
          Вот за это – искреннее спасибо. Память имеет свойство любопытно-стабильное свойство, возвращаться

          1. Валерий Валерий:

            Понимаю, что вы не поклонник систематизации, но всё же предлагаю разговор о моём дяде — «первом» (кавычки ваши) краеведе — на пост (статью), посвящённый ему. Поверьте, никакого «заговора» в этом нет, вас и там заметят и ответят, в т.ч. и я. А на этой странице из уважения к памяти К.И.Панёвкина, который к моему дяде особого отношения не имел, дискуссию о В.М.Ганькине (пишу фамилию, т.к. вам почему-то режет ухо упоминание нашего родства) предлагаю закончить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>