Первый почтовый штемпель ближнего Присаровья

Автор К. Е. Зайцев

  Для того чтобы понять о чём будет идти речь, в данной статье, необходимо пояснить слово «Присаровье».  Так как данный сайт отражает интересы, в первую очередь, краеведов и любителей истории Саровского края, то, понятно, что наши интересы касаются всего, что происходит или происходило вокруг Сарова.

В статье Ал. А. Демидова «Карты СССР с населенным пунктом Саров и Сарова», опубликованной на данном сайте:

(http://sarpust.ru/2017/08/karty-sssr-s-naselyonnym-punktom-sarov-i-sarova/)

предлагается «…обрисовать границы ПРИСАРОВЬЯ квадратом, на сторонах которого располагаются ключевые, значимые для Сарова города и населённые пункты. Итак: — на севере Арзамас, — на юге Темников, — на востоке Лукоянов, — на западе Вознесенское. Естественно все эти города мы включаем в ПРИСАРОВЬЕ для изучения».

Говоря проще, это круг, где центр г. Саров, с радиусом в 75 км.

             А теперь поговорим об истории почты в России

Первые упоминания о почте на Руси относится к Х веку, когда существовала «почтовая повинность, состоящая в даче княжескому гонцу коня и корма».

При Иване III была организована ямская гоньба, а в 1665 году открылась первая регулярная почта между Москвой и Ригой. При Петре I были учреждены почтамты в Москве, Риге, Петербурге.

6 мая 1840 года в Англии вышла первая в мире почтовая марка – «Чёрный пенни». В России марки появились в декабре 1857 года (в основном это Москва и Санкт-Петербург), а в губерниях с 1 января 1858 года.

Сразу с выходом почтовых марок встал вопрос: «А как их гасить?».

Согласно циркуляру Почтового департамента от 10 декабря 1857 г. «…гашение вновь вводимых в обращение почтовых марок предлагалось производить путем их крестообразного перечеркивания чёрными чернилами».  Однако, как показала практика, данный способ был крайне неудобный и давал возможность удалять чернила с марки в целях их повторного использования.

Приказом Почтового департамента от 26 февраля 1858 г. № 138  этот способ гашения был отменен и заменен гашением домарочными штемпелями клеймения. Эти штемпеля можно считать временными или переходными. Они не отражали всю полноту географии Российской империи и имелись только в  крупных городах.

Этот недостаток был устранен с использованием  номерных точечных штемпелей.  Они были введены в почтовое обращение Главным управлением почт Приказами № 147 от 21 мая 1858 г. и № 157 от 17 августа 1858 г.  и охватывали все почтовые предприятия, которые занимались почтовыми услугами от крупного почтамта столицы до маленькой почтовой станции в провинции.

Были разработана специальная нумерация и форма номерного точечного штемпеля для каждого населенного пункта.

Для столицы и губернских городов форма точечного штемпеля был круглой (см. Рис.1).

Рис.1

Их нумерация шла от 1 до 60. Не буду описывать все города, а только упомяну города, представляющие интерес для нас:

Нижний Новгород имел номер – 27, а Тамбов – 47.

Далее шли уездные города.

Форма точечного штемпеля была прямоугольной (см. Рис.2).

Рис.2

Размер штемпеля 25 х 16 мм.  Нумерация шла от 1до 608

Для Тамбовской губернии номера применялись от 468 до 479.

Нас интересует Темников — № 477 и Кадом — № 470

Для Нижегородской губернии использовались номера от 270 до 282.

Для нас представляют интерес: Арзамас — № 270 и Ардатов — № 271.

Для почтовых станций на трактах были введены штемпеля треугольной формы (Рис.3). Размер штемпеля 25 х 16 мм. Их нумерация была от № 1 до 622, а в 1859-60 г. их продлили до 1444 номера. Выглядели они так:

Рис.3

Для Тамбовской губернии номера почтовых станций были от 499 до 507. Станций, интересующих нас, и лежащие в пределах Присаровья, не имелось.

Для Нижегородской губернии номера почтовых станций были от 266 до 272.

Среди них нас очень интересует станция, которая находилась в селе Кременка, Ардатовского уезда и имеющая почтовый номер «267».

                                           Село Кремёнки

Почтовая станция «КременкА»  (именно так указано название станции в почтовом документе, а не «КремёнкИ», как мы привыкли называть) находится на расстоянии 9 км по прямой или в 20 км по дороге от Сарова (см. Рис.4).

В начале статьи были указаны расстояния в Присаровье до ближайших городов. В этих городах имелись почтовые канторы, но самая близкая расположена в Темникове, до которых по прямой на карте 37 км, а по дороге и того более.

Рис. 4

Поэтому село Кремёнки  являлось самой близкой официальной почтовой станцией около монастыря Саровская пустынь (Впрочем,  как и Серафимо-Дивеевского монастыря). Поэтому именно эту почтовую станцию следует считать самой близкой почтовой станцией Присаровья.

История возникновения Кремёнок уходит к началу XVI века. Одна из наиболее известных страниц в истории села связана с восстанием Степана Разина. В село прибыл есаул Андрей Осипов с отрядом в 500 человек, к которому примкнули крестьяне Кремёнок и окрестных поселений.  Им навстречу вышли правительственные войска. 9 октября 1670 года  произошла битва, в которой восставшие потерпели поражение. Накануне битвы из родника, который находится в 600 метрах от села, говорят, текла не вода, а кровь. А накануне решающей битвы, 8 октября, на дне Явленного родника, что близ Посольской дороги, явился лик пресвятой Богородицы. Плакала Владычица по всем, кому суждено было погибнуть. После сражения не хватало воды в колодцах обмыть тела убиенных. С тех пор источник получил своё название «Явленный» и пользуется большой популярностью у паломников и туристов до нынешних времен.

Говорят, что водой из этого источника угощали самого императора Николая II, когда он ехал на Саровские торжества 1903 года и здесь останавливался. Насколько это правда или нет, трудно судить, но то, что дорога вела мимо этого села – это точно. Дорожный тракт Арзамас —  Саров – Тамбов оставался важной дорогой и в XX веке, не говоря уже о веке XIX, и шел он через село Кремёнки.  Кстати, название «село» говорит о том, что в данном населенном пункте имелась церковь. Сначала церковь была деревянная, а в 1880 году возвели каменную церковь,  в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Кремёнки стали центром Кременковского благочиния, куда входило 19 близлежащих церквей. Благочинным был священник этой церкви протоирей Александр Иоанович Приклонский, который оставил заметный след в церковной истории края, но это уже другая история.

По данным десятой ревизии в 1859 году в селе Кремёнках было 221 крестьянский двор, где проживало 1533 человека, из них 702 человека мужского пола.

По Всероссийской переписи 1897 года в Кремёнках проживало 1933 человека, из которых 872 мужского пола и 1061 женского из которых 538 детей до 9-летнего возраста. Т.е. за 40 лет проживания население села почти не изменилось и оставалось на одном уровне. Я говорю «почти», так как мне помниться (могу и ошибиться), что по ревизии 1859 года учитывалось только взрослое население, без учета детей. (Для другого сравнения – по Всероссийской переписи населения в 2010 году в Кремёнках проживало 588 человек.)

В середине XIX века в Нижегородской губернии было 10 трактов, по которым перевозили казенную и частную почту, грузы (тюки и пакеты) и осуществлялась перевозка людей.

Тракт Арзамас – Тамбов был самый короткий и по документам числился под № 8. В ведении Нижегородского почтового ведомства на этом тракте было всего 2 почтовые станции: Ореховец и Кремёнка.  Расстояние было следующее:

  • От Арзамаса до Ореховца – 20 верст.

(Верста́  — русская единица измерения расстояния, равная пятистам саженям или тысяче пятистам аршинам (что соответствует нынешним 1066,8 метра.)

  • От Ореховца до Кремёнок – 29 вёрст.
  • От Кремёнок до Постоялых дворов Тамбовской губернии – 24,5 версты.

По постоялым дворам, надо пояснить, – это были постоялые дворы НЕ Саровского монастыря, а Черноречинские постоялые дворы, которые находились по тракту за Саровской пустынью и были в ведении Тамбовского почтового ведомства.

Далее тракт шёл на Шацк и Тамбов, но это уже другая губерния.

Начальником почтовой станции Кремёнки был Станционный смотритель он же Коллежский регистратор с годовым окладом в 215 рублей.  Это был низший гражданский чин 14-г класса в Табели о рангах в России XVIII – XIX веков. Ходил в зеленом кафтане. Формой титульного обращения к нему было «Ваше Благородие».  Однако, что это была за должность, хорошо описал А. С. Пушкин в своём произведении «Повести Белкина»: — «Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда. Какова должность сего диктатора, как называет его шутливо князь Вяземский? Не настоящая ли каторга? Покою ни днем, ни ночью. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут – а виноват смотритель. Входя в бедное его жилище, проезжающий смотрит на него как на врага; хорошо, если удастся ему скоро избавиться от непрошеного гостя; но если не случится лошадей?.. Боже! какие ругательства, какие угрозы посыплются на его голову! В дождь и слякоть принужден он бегать по дворам; в бурю, в крещенский мороз уходит он в сени, чтоб только на минуту отдохнуть от крика и толчков раздраженного постояльца. Приезжает генерал; дрожащий смотритель отдает ему две последние тройки, в том числе курьерскую. Генерал едет, не сказав ему спасибо. Чрез пять минут – колокольчик!.. и фельдъегерь бросает ему на стол свою подорожную!.. Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием».

По штатному расписанию Почтового ведомства за 1862 год за почтовой станцией Кремёнки числилось 2 ямщика и 4 лошади. К сожалению, сведений по штатному расписанию почтовых работников найти, пока не удалось. Но это были не все работники станции. Согласно «Положения об учреждении вольных почт в России от 1831 года» станционный смотритель мог нанимать и «держать у себя кузнецов и тележников, для починки экипажа и ухода за ними» (параграф 47). Кроме этого «предоставляется заводить при станциях гостиницы и содержать для продовольствия свиные и питейные припасы без всякого за то платежи в казну» (параграф 46), а также «продавать проезжающим всякие потребности для проезда».

Доподлинно, какой вид имела почтовая станция в Кремёнках, мы не знаем. Но можем предположить, что это была стандартная типовая почтовая станция. Тут надо уточнить, что все почтовые станции Российской империи разделялись по своему типу на классы. В крупных городах – 1 класса (читай – почтамты). В уездных городах – 2 класса, это, как правило, были каменные большие здания, одно или двухэтажные. На оживленных трактах  почтовые станции были одноэтажные небольшие каменные, но уже 3 класса. А на трактах менее оживленных – деревянные избы, которые относились к 3 классу. Иногда, в целях экономии, вместо их строительства, арендовали частные дома за счет казны.

Вот примерно такого вида были конно-почтовые станции того времени на небольших трактах (см. Рис. 5):

          

                                                         Рис. 5

Обязательным условием отличия станций от жилых дворов было наличие на здании вывески с названием станции и эмблемой ведомства – два скрещенных почтовых рожка (позже, после присоединения к ним телеграфного ведомства, к рожкам прибавились молнии). Кроме того, по указу 1817 года императора Александра I  «При въезде в каждое селение иметь столб с доской, показывающей, как селение сие называется, кому принадлежит и какое имеет число душ». А по трассе были установлены деревянные верстовые столбы с наклонными чёрно-белыми полосами, обеспечивающие лучшую их видимость (см. Рис. 6). О них Пушкин писал в своем известном стихотворении «Зимняя дорога»:

«Ни огня, ни черной хаты,

Глушь и снег навстречу мне,

Только версты полосаты,

Попадаются одне».

Если верстовой столб совпадал с местом нахождения почтовой станции, то он ставился и там.

                                                            Рис. 6

Первейшая задача работников почтовой станции являлась работа с почтой. Надо было принимать почту по тракту и отправлять её дальше. Если почта накапливалась на данной станции, то она добавлялась к прибывшей. Здесь опять требуется уточнение. Дело в том, что лошади и ямщики могли ездить только до соседней станции и не далее. Если, к примеру, отправили почтовую карету до Ореховца, то там перегружали всю поклажу в другую карету и другой ямщик вез этот груз в Арзамас. А ямщик из Кремёнок, вместе с лошадью, после отдыха,  с новым грузом возвращался в Кремёнки. Говоря современным языком, работал как «челнок» — туда-обратно. За каждую поездку полагалось 20 коп. прибавки в сутки. За шесть лишних часов в пути прибавки не полагалось. Таким образом, за 30 часов работы к грошовому заработку приходились те же 20 коп. прибавки. В дороге изнашивалась одежда. Кроме того, нужно было обладать железным здоровьем, чтобы сидеть на открытой повозке осенью и весной под проливным дождем иногда в течение двух суток. «Чай стоит 5 копеек, хлеб — 4 копейки фунт, остается 11 копеек на обед. Мудрено каши отведать на эти жалкие гроши… Неужели Главное управление не сознает, что за 20 копеек в течение суток прокормиться невозможно», — писал в 1912 г. «Почтово-телеграфный вестник».

                                      

Почтовая карточка Франции с красноречивым текстом «Почта в России»

Расписание почтовых отправлений в 1862 году на данном тракте было более чем щадящим. Отправление из Арзамаса на Шацк (далее на Тамбов) осуществлялось один раз в неделю – «Во вторник по полуночи в 10 часов». А прием почты из Шацка в Арзамасе ожидалась в понедельник с 3 до 7 часов «по полуночи».  Как мы видим отправление почты осуществлялось в строго определенное время, а вот прием почты был приблизительным, т. к. это зависело и от времени года, и от погоды, да и от ямщиков и наличия лошадей на станциях. Скорость передвижения почтовой кареты строго регламентировалось. Так в летнее и зимнее время следовало ехать со скоростью около 10 вёрст в час, а весной и осенью около 8 вёрст в час.

Если сделать примерный расчет времени по скорости передвижения, то получалось, что приём почты в Кремёнках из Арзамаса осуществлялся в промежутке между 15:30 до 16:30 в летнее и зимнее время (и позже на 1 час в другое время года).  А вот из Шацка почта приходила в полночь около 22-24 часов, а то и позже.

Грузоподъемность почтовой кареты была тоже разной – зимой загружали по 25-30 пудов груза, а летом – 20 пудов.

Много ли перевозили почты в то время?  По данным 1862 года по всей Нижегородской губернии было перевезено:

— Казенных пакетов (простых, страховых, денежных писем и тюков): Получено – 253 800 штук.  Отправлено – 269 400 штук.

— Частных писем: Получено – 265 100 шт. Отправлено – 311 900 шт.

Эти данные касаются всей Нижегородской губернии, поэтому трудно сказать, какой оборот был у тракта, проходящий у станции Кремёнки, но свою лепту в перевозки почты и груза они тоже вносили.

Это то, что касалось обязательной работы почты. Но кроме почты почтовые станции осуществляли пассажирские перевозки. Именно они были головной болью почтового смотрителя, но и являлись … источником дополнительного дохода. Про отношение пассажиров к станционным смотрителям А. С. Пушкин уже высказался, лучше не скажешь. Добавлю только исторические факты. Из воспоминания англичанина Джеймса Александера: — «Один молодой офицер рассказывал, что, когда он спешил в свой полк, ямщик не хотел поторопить лошадей; офицер поругался с извозчиком и ударил его, тот бросил лошадей и убежал. Офицер доехал до следующей почтовой станции, но ему не разрешили ехать дальше, пока не появится ямщик, а он пришел лишь через два дня. Таким образом, офицер опоздал на два дня, да к тому же еще и заплатил штраф».

Проезд для частных пассажиров был платный. За каждый прогон между станциями платили по 12 копеек за 10 верст. Кроме того, доход складывался от продажи еды и вина на почтовых станциях, размещения путников на ночлег. Продавали овес для лошадей, оказывали услуги кузнецы (подковывать было необходимо чуть ли не после каждого прогона), коновалы, цирюльники. В 1856 году подковать новой подковой на станке стоило 17 копеек, перековать старую — 5 копеек за копыто. Ковка на руках (более тонкая работа) стоила соответственно 28 и 12 копеек с копыта. Требовалась постоянно и оковка колес, починка ступиц и другая кузнецкая работа. Так что работы на почтовой станции хватало. Не обходилось и без коррупции. Была даже негласная такса: – чтобы получить своевременно лошадей надо дать 40 копеек ямщику и 80 копеек смотрителю.  Кроме того, ямщикам с проезжающих особая плата причиталась – на водку (!). По ненастью да бездорожью — больше, по хорошему да накатанному пути — меньше. «… Кибитка моя давно уже без лошадей стояла,— писал Радищев, путешествуя по России,  — привезший меня извозчик извлек меня из задумчивости. — Барин — батюшка, на водку! Сбор сей, хотя и не законный, но охотно всякий его платит, дабы не ехать по указу. Двадцать копеек послужили мне в пользу».

Другой особенностью почтовой перевозки являлось наличие у возницы лошадей – колокольчиков.  Колокольчик выполнял несколько функций. Во-первых, сигнальную — хорошие образцы было слышно за две версты, тем самым заранее подавался сигнал на станцию, что пора готовить подставу (сменных лошадей). В ненастную погоду их звон предупреждал путников, служил ориентиром, что было особенно важно в снежные бураны. Вторая функция была развлекательной. Поддужные колокольчики вешали по три рядом и настраивали в терцию и квинту (малиновый звон). Они заменяли современные аудиосистемы в автомобиле, равно как и пение ямщиков, чьи песни составляли особый жанр с богатейшим репертуаром. В Нижегородской губернии особой славой пользовались колокольчики, изготовленные в селе Пурех под Нижним Новгородом. Колокольчики покрывали узорами, наносили имя изготовителя и год, а также надписи от банальной «Дар Валдая» до поучительных «Езжай — поспешай, звони — утешай», «Звону много — веселей дорога». Поскольку первыми изготовлять ямщицкие колокола начали мастера Валдая, то конкуренты часто их подделывали, помечая свою продукцию как сделанную на Валдае. Впрочем, к концу XIX  столетия этот промысел почти прекратился —  железная дорога разорила валдайцев. Пурех же оставался крупным центром литья вплоть до революции, в его окрестностях насчитывалось до 15 заводиков. Кроме того, неотъемлемой принадлежностью тройки была и расписная дуга (к ней крепился колокольчик), производившаяся артельным способом в центральных губерниях, через которые проходили тракты.
Поскольку широкое распространение поддужных колокольчиков стало сбивать с толку станционных служителей, принимавших всех их обладателей за курьеров, правительство в 1836 году запретило их использование частным лицам.

                                        Почта в Кремёнках

В моей коллекции имеется уникальное письмо (см. Рис.7). Рассмотрим его:

                                                 Рис. 7

Конверт синего цвета размером 140 х 110 мм, не самодельный, а выпущенный официально, вероятно почтовой службой.

На нем наклеена марка № 5 Российской империи, второго стандартного выпуска «10 коп. за лотъ» 1858 года, с зубцами (см. Рис.8).

Вот эта марка в чистом виде:

    

Рис. 8

 Марка погашена треугольным номерным точечным штемпелем № 267

(см. Рис. 9).

Показываю «очищенный» (реставрированный) оттиск штемпеля:

 

 

Рис. 9

Этот оттиск штемпеля и является первым официальным почтовым оттиском штемпеля  Присаровья, который, как следует из документов, стал применяться с августа 1858 года, а на практике, смею предположить, гораздо позже.

Если номерные штемпеля в губернских и уездных городах были изъяты и не использовались с февраля 1863 года, то на почтовых станциях они применялись до 1876 года.

Письмо адресовано в Москву «Hr Hoyer.  Его Высокоблагородию Августу Васильевичу Гойеръ.  В Москвѣ На страстномъ бульварѣ въ домѣ Доктора Редлихъ».

Доктор Редлих личность известная.

Адольф Фёдорович Редлих — российский доктор медицины немецкого происхождения. Медицинское образование Редлих получил в Московском университете, в котором, по окончании курса наук в 1846 году, был удостоен степени лекаря с отличием. После обучения за границей он выдержал экзамены и защитил диссертацию на степень доктора медицины и в 1852 году поступил на должность оператора при больнице и странноприимном доме графа Шереметева в Москве, которую и занимал до 1867 года. В это же время состоял консультантом и оператором в больнице для чернорабочих в Москве. В качестве члена-учредителя Хирургического Общества в Москве, Редлих много работал над его уставом. Имел много печатных трудов в медицинских журналах. Умер в 1874 году в Германии.

В дом этого человека и было отправлено данное письмо.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Редлих,_Адольф_Фёдорович

http://www.strastnoy.com/?page_id=327

Посмотрим оборотную сторону этого письма (см. Рис.10):

Рис.10

Здесь не так много информации, но есть очень существенная и полезная приписка – дата и место отправления! (см. Рис.11)

Рис.11

Вот она:      «Ст. Кременки 25 марта 1860»

Дата, указанная отправителем, делает это письмо уникальным, ввиду раннего его отправления.  Эта одна из причин редкости данного письма.  Есть и вторая причина его редкости – место отправления. Должен сказать, что письма почтовых станций, с точечным гашением встречаются крайне редко. В настоящее время, сохранилось большое количество писем с точечным гашением из Москвы и Санкт-Петербурга, из губернских городов и реже городов уездных. А вот письма с почтовых станций встречаются весьма редко. Более того, известна классификация всех точечных штемпелей почтовых отделений Российской империи (благодаря сохранившимся документам Почтового ведомства), но некоторых почтовых контор не найдено ни одного почтового отправления.  И это более чем за 150 лет поиска!

Точечный штемпель станции Кремёнки тоже относится к числу редких, и автору данной статьи неизвестно наличие других писем, отправленных из данного места.

На обратной стороне конверта имеется сургучная печать с личным вензелем владельца (см. Рис.12).

                                

Рис.12

Это распространенная практика того времени. После вложения письменного сообщения, письмо заклеивалось, и накладывался сургуч с оттиском личной печатки. Мы видим оттиск, в виде прямоугольника, в котором находятся буквы «JMG» под короной.  (Я их так расшифровал  –  может и ошибаюсь.)

Есть ещё небольшая «загогулина» справа от печатки на конверте в виде буквы «П» – можно предположить, что это подпись отправителя, его автограф.

Это простое, на первый взгляд, письмо, написанное случайным пассажиром, вероятно во время смены лошадей, стало доказательством работы первой в Присаровье почтовой станции, которая исправно выполняла свои прямые функции по отправке почты и перевозке грузов и пассажиров.

ИСТОЧНИКИ

Использованные материалы взяты из открытых источников:

— Как возникли фамилии у жителей Кременок?  Авторы: Ю. Кривцова, Е. Саламатина. Руководитель: А. М. Подурец:

http://sarpust.ru/2013/12/kogda-voznikli-familii-u-zhitelej-kremyonok/

— Родник «Явленный», святой источник Явления Пресвятой Богородицы у села Кремёнки:

http://svyato.info/7035-rodnik-svjatojj-javlennyjj-istochnik.html

— Почтово-телеграфная служба в Российской империи: — http://dalmate.ru/muzej/item/312.html

— Верстовые столбы:

https://sergeytsvetkov.livejournal.com/77821.html

— А. С. Пушкин «Станционный смотритель. Повести Белкина»:

https://ru-oldrussia.livejournal.com/139598.html

— А. С. Пушкин «Зимняя дорога».

— Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья:

https://coollib.com/b/287000/read

— Гужевой транспорт России:

http://smolbattle.ru/threads/Гужевой-транспорт-Российской-империи.63203/

— История развития почты:

http://post-marka.ru/stati/sluzhba-pochtalona-v-tsarskoy-rossii.php

— Музей ямщика:

http://музей-ямщика.рф/2005/01/02/картинные-книги-ямская-гоньба/

 

Константин Зайцев, ноябрь 2019 г.

Просмотров: 201

К этой записи 11 комментариев

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Потрясающая статья!

    Константин Зайцев был и остаётся ВЕДУЩИМ филателистом ПРИСАРОВЬЯ!!!

    Нам до него «тянуться и тянуться»!

    КОСТЯ — ВЫ БОЛЬШОЙ МОЛОДЕЦ!

    Спасибо Вам огромное!!!

    1. Константин:

      Алексей Александрович, Спасибо за публикацию.
      Всегда стараюсь, чтобы статьи были содержательными. Поэтому «медленно» их и пишу. Для меня это «вторичное» дело. Просто хотелось похвалиться конвертом. Он действительно УНИКАЛЬНЫЙ. Попытки найти второй конверт с отправлением из Кременок, пока не увенчались успехом. Нет ни в коллекциях именитых филателистов, ни в продаже. Возникает вопрос: А есть ли ВТОРОЙ такой конверт ? Может быть эта статья поможет «закрепить успех» и мы увидим его собрата…

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Алексей Михайлович!

    Прошу поместить название статьи Константина Зайцева на страничку «ФИЛАТЕЛИЯ»!

  • Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

    Костя! Послал Вам заказное письмо с нашего семинара «ФИЗИКА ВЗРЫВА-2019»!

    Прошу сообщить о получении! 🙂

    1. Константин:

      СПАСИБО !

  • Валерий Валерий:

    Хорошая статья, много интересного. Конверт, конечно, уникальный!
    Но вот со ссылками на документы не совсем понятно. Например, написано «Черноречинские постоялые дворы, которые находились по тракту за Саровской пустынью и были в ведении Тамбовского почтового ведомства». Вполне возможно, но этот двор всё-таки был на землях Саровского монастыря — как это «стыкуется»? Хотелось бы всё-таки ссылку на документ.
    И надо подправить текст в строке перед разделом «Почта в Кремёнках» — там какой-то сбой произошёл.

    1. Ал. А. Демидов Ал. А. Демидов:

      Подправлено!

    2. Константин:

      По поводу Черноречинских постоялых дворов. Я не знаю на каких землях они находились — этот ньюанс не входило в Тему статьи. Мы говорим о Почтовых станциях. Если мне не изменяет память, на Черноречинских постоялых дворах БЫЛА почтовая станция. Это можно проверить по почтовым документам. А в Саровском монастыре не было. Тут есть два объяснения: 1) Саровский монастырь, на тот момент, был не столь большим по численности проживания мирских людей. 2) Расстояние по тракту было слишком близким к Кременкам и не имела смысла делать ещё одну станцию на столь близком расстоянии. Но думаю, что истина кроется в обоих этих предположениях вместе взятых. И близко, и не многолюдно…

      1. Валерий Валерий:

        Костя, разве ты не читал мой материал полуторагодовалой давности на этом сайте «Почтовое отделение Саровского монастыря. Старые вопросы и новые находки»? http://sarpust.ru/2018/04/pochtovoe-otdelenie-sarovskogo-monastyrya-starye-voprosy-i-novye-nahodki/. Там есть кое-что про «постоялый Чернорецкий» двор.
        А в комментах к нему Подурец писал, что «Почтовая станция в пределах Саровской пустыни была в Озерках (Озерская станция)»

      2. Валерий Валерий:

        А твоя ссылка на статью «Почтово-телеграфная служба в Российской империи» очень интересная — вкратце дано всё необходимое по теме. Правда, она почему-то не подписана.

  • Валерий Валерий:

    По поводу времени существования в Кремёнках почтовой станции в упомянутом выше моём материале «Почтовое отделение Саровского монастыря. Старые вопросы и новые находки» приведены документы, из которых следует, что в 1808г. её там ещё не было (хотя в «Карманном почтовом атласе» того же 1808г. Кремёнки обозначены — см. мой «Обзор карт Присаровья монастырского периода» http://sarpust.ru/2018/01/obzor-kart-prisarovya-monastyrskogo-perioda-pervaya-redaktsiya/), в 1859г. — была, а в 1886г. опять не было (зато появилась в Вертьяново — видимо, перенесли из Кремёнок поближе к Дивееву). Так что эта станция существовала в «марочный» период недолго, что делает твой конверт ещё более ценным.
    P.S. На многочисленных картах, упомянутых в упомянутом «Обзоре…» Кремёнки появляются с 1790г. и везде пишется именно во множественном числе «Кременки», а не «Кременка».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>