Когда мы планировали автомобильную экскурсию по Воронежской области, я даже не подумал, что результатом этой поездки может стать очередной «ответный визит». Выпустил из вида, что мы едем «в гости» к людям, когда-то побывавшим в Сарове.

Напомню, прежде всего, сам себе, что первая такая заметка появилась после посещения усадьбы князя Чолокаева, одного из организаторов Саровских торжеств 1903 года со стороны тамбовского дворянства. Потом последовала поездка в имение фон дер Лауница, бывшего в 1903 году Тамбовским губернатором. И вот совсем недавно мы оказались в Рамони, которой владели Ольденбургские, а Пётр Александрович принц Ольденбургский с супругой великой княгиней Ольгой были среди членов царской фамилии, посетивших Саров в те торжественные дни. И это стало хорошим поводом продолжить начатую тему. Отличием стало только то, что Чолокаев и Лауниц в 1903 году были принимающей стороной, а принц Ольденбургский и Ольга Александровна — гостями.

Немецкий дворянский род Ольденбургских с начала XVIII века тесно связан династическими узами с домом Романовых (которые и сами по крови к этому времени уже стали немцами). Нас больше других будет интересовать один представитель этого рода — уже упомянутый принц Пётр Александрович Ольденбургский (1868 — 1924).

Пётр Александрович Ольденбургский

            Имение в Рамони приобрела в 1878 году мать Петра Александровича Евгения Максимилиановна (1845 — 1925), жена принца Александра Петровича Ольденбургского. В Рамони имелось: а) действующий сахарный завод и б) несколько тысяч десятин леса. Обоими этими достоинствами предприимчивая Евгения Максимилиановна с успехом воспользовалась.

Евгения Максимилиановна Ольденбургская

            Вскоре после покупки она занялась модернизацией сахарного завода, перевела его на паровую тягу, а в 1901 году открыла шоколадно-кондитерскую фабрику. Конфекты, пастила и т.д. из Рамони приобрели чуть ли не европейскую известность. Но в 1905 году фабрика сгорела. Были ли причиной этому революционные события, до сих пор неизвестно, но в прежний порядок хозяева производство привести не смогли, и пришлось из-за долгов передать фабрику в удельное ведомство. А в 1911 году уцелевшее оборудование купили предприниматели из Воронежа, при этом ещё долго Воронежская кондитерская фабрика продолжла выпускать продукцию с брендом «Рамонь».

Выращивалась в Рамони и сама сахарная свёкла, хозяйство Ольденбургских осваивало передовые сельскохозяйственные технологии. На его основе при советской власти организовали опытную станцию, которая в 1959 году была преобразована в существующий поныне ВНИИСС – ВНИИ сахарной свёклы и сахара.

Что же касается тысяч гектаров леса, то, как известно, одним из главных развлечений аристократов всегда являлась охота. Для этого дела Евгения Максимилиановна завезла в рамонские леса благородных европейских оленей. При советской власти был организован Воронежский государственный заповедник, и потомки тех оленей стали одной из главных его достопримечательностей.

Для любителей филокартии скажу, что принцесса Ольденбургская одной из первых в России начала выпускать почтовые открытки с картинками и видами, в том числе видами Рамони.

Такие разнообразные и важные следы оставили в Рамони её прежние владельцы. Хотя главным видимым «следом», наверное, надо считать сохранившийся там их усадебный дом с другими постройками, который принято называть «дворцом».

Строительство дворца в Рамони шло в 1883 – 1887 годы. (Я, честно говоря, не совсем разобрался в семейных взаимоотношениях Евгении Максимилиановны, которая считается хозяйкой Рамони, с её мужем, известным деятелем того времени, генералом, сенатором и членом Государственного совета Александром Петровичем Ольденбургским (1844 – 1932). О них как-то все сведения идут по отдельности: если про Рамонь – то там фигурирует принцесса, если про государственные дела в Санкт-Петербурге – то больше принц).

И.Е. Репин. Портрет А.П. Ольденбургского. Эскиз к картине «Торжественное заседание Государственного совета»

Главное здание дворца

Ворота с башней и часами (фото А.Е. Ковалёва)

Свитский корпус, в котором останавливались лица, сопровождавшие приезжавших в Рамонь гостей

            По легенде, немецкая авиация в войну не бомбила Рамонь — они знали, кому она когда-то принадлежала. В советское время в этих зданиях чего только не было, но сейчас состояние построек приличное, несмотря на то, что реставрация дворца, начатая ещё в 1970-х годах, так и не завершена. Сейчас для посещения открыт только цокольный этаж дворца, в котором действует музейная экспозиция. Открыт для посещения и свитский корпус, в котором можно посмотреть выставку, посвященную истории рода Ольденбургских и их родственников Романовых.

Экскурсия по цокольному этажу дворца

Вид дворца с восточной стороны

            Сверху, от дворца хозяйке было удобно наблюдать за работой сахарного завода, руины которого видны внизу.

            С западной стороны от дворца разбит красивый парк.

            В 1901 году Петр Александрович, единственный сын Александра Петровича и Евгении Максимилиановны Ольденбургских, женился в возрасте 33 года на великой княжне Ольге Александровне, сестре Николая II, которой тогда было 19. Любопытно, что Петр и Ольга приходились одновременно друг другу и троюродными, и четвероюродными братом и сестрой. Так затейливо переплелись династические связи Романовых. Брак не был заключен по любви и не оказался счастливым, тем более, что ходили слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации Петра Ольденбургского. Детей в этом браке не было. Главной целью Ольги, согласившейся на этот брак, считается желание уйти от опеки матери и начать самостоятельную жизнь.

Супруги Ольга и Пётр

            Петр вырос в Рамони и любил её. Однако после свадьбы для молодых Ольденбургских было приобретено и отстроено новое имение по соседству, названное в честь молодой супруги Ольгино, от которого сейчас, кажется, ничего не осталось.

Дом в Ольгине

            Летом 1903 года молодые супруги Петр и Ольга выехали в составе делегации царской фамилии из Петербурга в Саров для участия в торжествах по канонизации Серафима Саровского.

В 7 с ½ тронулись в путь на богомолье в Саровскую пустынь. Едем с Мама, Ольгой и Петей. — Это запись в дневнике Николая II от 15 июля.

По приезде в Саров Ольга и Петр поселились вместе с великой княгиней Марией Фёдоровной (матерью Николая II и Ольги) в Архиерейском доме.

18 июля царь в дневнике записал следующее:

В самый жар д. Сергей, Николаша, Петюша, Юрий и Я отправились пешком в пустынки вдоль Саровки. Мама с Аликс и другие поехали в экипажах. Дорога, идущая лесом замечательно красива. Вернулись домой пешком, народ трогателен и держался в удивительном порядке.

            Не путать Петюшу с Петей, Петюшей в своём дневнике царь называл великого князя Пётра Николаевича (1864 — 1931). А вот на обратном пути Петя — Петр Александрович — уже шёл вместе с царём пешком. Принц на фотографии помечен стрелкой, Николай II идёт первым.

            Судя по фотографиям, Петр Александрович вечером того же дня участвовал в церемонии прославления Серафима Саровского, неся на плече гроб с его мощами.

            Во время пребывания в Сарове Петр и Ольга купались в источнике Серафима Саровского, причём сделали это дважды. Первый раз — в день своего приезда в Саров 17 июля, поздно вечером, о чём мы узнаём из дневника самой Ольги Александровны, который она вела, правда, на английском языке. В компании великого князя Сергея Александровича (1857 — 1905) и его супруги Елизаветы Фёдоровны (1864 — 1918) они, слегка поплутав в темноте в незнакомом месте и выйдя сначала к церкви Всех Святых, пешком прошли к источнику и там искупались с «удивительным чувством».

О «главном» купании вечером 19 июля, состоявшемся после прославления нового святого, в котором участвовали основные действующие лица — император с императрицей — в своих дневниках записали все.

Николай II:

В 7 с ½ обедали у Мама. Затем по два и по три пошли к источнику, где с особым чувством выкупались из-под крана студеной воды. Вернулись благополучно, никто в темноте не узнавал.

            Сергей Александрович:

Около ½ 10 мы пошли купаться к источнику: Alix, жена и Ольга, потом Ники, Петя, замыкали с Минни – не узнавали. Ночь дивная. Я с Ники и Петей купались.

            В дневниках Романовы, как уже понятно, называли своих родственников домашними именами: Аликс – Александра Фёдоровна, Ники – Николай II, Минни – Мария Фёдоровна, Элла – Елизавета Фёдоровна.

Ольга Александровна:

Мы поужинали, и затем Аликс, тётя Элла и я пошли пешком на источник. Темнело. Толпа не узнавала нас – и даже те, кто узнал, были так добры, что не следовали за нами долго. Петя и Ники шли за нами на некотором расстоянии. Люди их тоже не узнавали. Один простолюдин спросил их: «Вот прошли три рослые бабы – одна повыше – не будет ли та царица?» Затем их приняли за простых офицеров, и один монах спросил их: «Вы из Москвы приехали?» Петя ответил да. Затем он сказал: «Вас там не пропустят – там уже всех выгоняют». Нам тоже очень вежливо сказали, чтобы мы не ходили дальше, т.к. затворяли источник. Добравшись туда, мы прошли в часовню и зачерпнули немного воды. Затем подоспели Мама и Дядя Сергей. Мы пошли купаться. Это было снова замечательно и ужасно холодно. Мы опять оделись, чтобы идти назад. На обратном пути мы увидели толпу офицеров, но они не узнали нас. Они ушли, крича и разговаривая и бранясь – что нас сильно позабавило.

На следующий день 20 июля Николай II записал:

С грустью покинули Саровскую пустынь.

На фотографии покидающего монастырь царя мы также можем найти Петра Ольденбургского.

Саров. Открытка с акварели Ольги Александровны

            Рамонь продолжала быть местом жизни Ольденбургских вплоть до 1917 года. Брак Ольги и Петра, изначально обречённый, закончился долгожданным для великой княгини разводом в 1915 году. Новый спутник жизни был давно наготове — офицер Н.А. Куликовский. С ним Ольга Александровна была счастлива и родила двух сыновей. Судьба обитателей дворца в дальнейшем сложилась с разной степенью трагизма, но всем им удалось покинуть Россию и окончить свои дни от болезней и старости за её рубежами.

На охоте в окрестностях Рамони. Петр Александрович — второй слева; справа от Ольги Александровны — Н.А. Куликовский. 1910 г.

 

Использованная литература

  1. Т. Лискер. Рамонь. В гостях у Её Высочества.
  2. И. Матвеев. Забытый русский Ольденбургский.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>